Живая лаборатория-1

Защитные вещества сыворотки имеют разный характер и потому носят разные названия: антитоксины, антитела, агглютинины, опсонины. В крови человека, перенесшего болезнь, то есть получившего известный иммунитет к этой болезни, таких веществ обычно больше, чем у неболевшего.
Так появилась сывороточная, или гуморальная теория иммунитета.
В медицине в настоящее время признается значение свойств сыворотки и роли фагоцитов для иммунитета. Доказано, что в процессах невосприимчивости, в борьбе организма с инфекцией участвуют и защитные вещества сыворотки и фагоцитарные способности лейкоцитов.
Но и гуморальная теория, как и фагоцитарная, не всё объясняет.
В лаборатории профессора Здродовского был проделан следующий опыт. Брюшнотифозную вакцину, то есть препарат, содержащий брюшнотифозные микробы в чрезвычайно ослабленном виде, впрыснули под кожу кролику. Через несколько часов определили количество защитных веществ, агглютининов, в сыворотке крови. Польше их стало? Да, в два раза больше.
После этого кролику такую же вакцину ввели еще раз. Но уже не под кожу, а в пространство под так называемой паутиновой оболочкой головного мозга, — другими словами, в мозг. Произошло что-нибудь с агглютининами? Изменилось их количество? Изменилось. В сыворотке крови их оказалось теперь в пятнадцать раз больше, чем при подкожном введении вакцины.
Как понять причину такого увеличения? Надо допустить, что действие вакцины непосредственно на мозговые клетки вызвало усиление их функций. Возросший поток нервных импульсов, значит, с большей энергией влиял на те тканевые элементы тела, которые вырабатывают антитела, агглютинины, антитоксины. И тогда в результате этого у животного образовался иммунитет высокой степени, во много раз больший, чем при обычном введении вакцины.
Таким образом, степень невосприимчивости к болезни зависела от размеров участия центральной нервной системы в процессах иммунизации, в процессах образования защитных элементов организма.
Тут уж ни фагоцитарная, ни гуморальная теории сами по себе не могут объяснить роста сил иммунизации.
Был проделан еще один очень интересный опыт.
В лапу собаки впрыснули столбнячный токсин — яд, вырабатываемый микробами, вызывающими столбняк — опасную, смертельную болезнь. У собаки и развился столбняк, приведший ее к гибели. С другой собакой поступили несколько иначе. Ей тоже ввели в лапу столбнячный токсин, но одновременно туда же впрыснули и раствор особого препарата — новокаина.
Прошли все сроки, и никакого столбняка у животного не обнаружилось. Оно осталось здоровым.
Но почему? Раствор новокаина ведь не обладает ни свойствами фагоцитов, ни свойствами антител или антитоксинов. В чем же дело?
Дело в том, что новокаин — это вещество, лишающее нервные волокна их чувствительности, их восприимчивости к раздражениям. Новокаин в том месте, куда он впрыснут, как бы выключает временно из процессов жизнедеятельности нервную ткань, связь ее с центральным отделом — головным мозгом. Благодаря этому явления столбняка и не развились.
Значит, без участия нервной системы не могла возникнуть реакция организма на столбнячный яд, то есть болезнь.
Опять-таки здесь фагоцитарная и гуморальная теории сами по себе ничего не объясняют.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 31 | 1,049 сек. | 8.45 МБ