Дом: деградация от прогресса

Ожидая катастрофическое разрешение тянущегося уже давно всемирного эколого-социального кризиса, не надо забывать, что, помимо «магистрального» пути развития (полной гибели) и «дополнительного» к нему (возврат в пещеры), есть и третий путь. Он реален, потому что человек имеет своё место в экосистеме и вполне может в ней существовать и дальше. Для выхода на него надо всего лишь скорректировать своё поведение.

Объясним, что это значит — «место в экосистеме». Предположим, существует некоторая трофическая пирамида без человека. В ней волки едят зайцев, зайцы едят траву, а трава «питается» от земли. Как может встроиться сюда человек? Если он решит питаться зайцами, то, чтобы не нарушить природного равновесия, он, забирая для питания некоторое количество зайцев, должен забирать и соответствующую этому количеству долю травы, которой питаются зайцы. Ему следует подумать и об интересах волков, которые остались без еды. И так далее. Иначе говоря, у человека есть своя доля в общих ресурсах, но, потребляя их, главное — не брать лишнего.

Наш «третий путь» на Земле — изменение способа нашего существования. Современные технологии позволяют жить в ладу с природой, когда человек получает достойные условия жизни и в то же время кардинально снижает своё негативное воздействие на природную среду. Человеку надо (а) развернуться лицом к природе и, (б) изменив параметры финансовой системы, (в) заставить хозяйство служить не финансовым, а общественным интересам.

О чём идёт речь?

Речь идёт о доме.

Пункты «а», «б» и «в», если изложить их чуть-чуть научнее, должны звучать так: надо заняться экологией и экономикой. В этих словах «эко» в переводе с греческого как раз и означает «дом». Наш дом — как планета в целом, так и жилище каждого из нас — разрушен безудержным прогрессом. Стремление взять у природы её богатства и потратить их на себя сходно с поведением нерадивого крестьянина, который, чтобы протопить избу зимой, выдёргивает из стены брёвна и кидает их в печь. Скоро ему протапливать будет нечего и нечем.

Человек, посмотрев, где и как он живёт, должен бы ужаснуться и срочно переменить свой образ жизни! То, что искусственные постройки — города и дороги — на громадных площадях замещают собою природу, ещё полбеды. И урон, который современная жилая застройка непосредственно наносит окружающей среде, — только десятая часть истинных потерь. Если посмотреть шире, окажется, что на единицу ресурсов, потребляемых собственно в домах (вода, энергия), обслуживающие города системы тратят вдесятеро больше!

То же самое и с отходами: кажется, что их очень много, а на самом деле их СТРАШНО много.

По мнению Ю.Н. Лапина, от нашего «прогрессивного» жилья происходит до трети всего ущерба, наносимого природе цивилизацией. А если учесть производство товаров потребления, связанных с обустройством жилища, — и до половины, а то и поболее. В свете этих данных, кстати, политика защит Далее мы широко используем работу Ю.Н. Лапина «Экожильё — ключ к будущему»: небольшая книга, написанная настоящим энтузиастом экодомостроительства, по охвату тем сравнима разве что с энциклопедией.

ников природы, протестующих против промышленных загрязнений, выглядит противоречиво и непоследовательно: ведь они не спешат отказаться от горячей воды, электричества и канализации в своих квартирах. И собственно, не предлагают альтернативы.

А мы предложим. Для решения многих проблем всего-то и надо, что учесть опыт предков и умножить его на мощь современной науки.

Старинное сельское жильё в целом было вполне пристойным. Дом не отгораживал человека от окружающей природы, предлагал физический труд по самообслуживанию, позволял вести более или менее здоровый образ жизни, или, как говорят сейчас, жить в соответствии с идеологией «естественного» здоровья. Но имелись и недостатки: отсутствовали бытовые удобства и соответственно не обеспечивались хорошие санитарно-гигиенические условия; физический труд был чрезмерно велик. Зато устойчивая и большая семья уберегала человека от психических перегрузок, обеспечивала преемственность культуры и высокий уровень социальной защиты.

Позже, с началом расслоения общества на бедных и богатых, жизнь деревни ухудшалась, чему есть неоспоримые свидетельства, но многие положительные черты оставались неизменными.

Как обстояли дела в самых первых городах, сказать трудно; они появились ещё в неолитический период, при отсутствии письменности. А вот о городах Средневековья сведений предостаточно; прежде всего обращает на себя внимание страшная скученность, порождавшая антисанитарию. Зараза буквально витала в воздухе, поскольку города были феноменально грязны. Немного лучше стало, лишь когда в результате усилий учёных люди всё-таки поняли, из-за чего возникают болезни, как с ними бороться и как предотвращать. Вот описание реальных городов от конца XII до середины XVIII века в изложении А.М. Петрова, составленное по средневековым источникам:

«Следующие факты, глядя из наших дней, кажутся неправдоподобными: «Свиньи гуляли перед всей публикой по улицам; даже когда это запрещалось, всё же в определённые часы дня они могли свободно ходить по городу; перед домами были выстроены хлева для них, которые загораживали улицу; дохлые собаки, кошки лежали перед домами и на площадях. Французский король Филипп IIАвгуст, привыкший к запаху своей столицы, в 1185 г. упал в обморок, когда он стоял у окна дворца и проезжавшие мимо него телеги взрывали уличные нечистоты… А германский император Фридрих III едва не погряз в нечистотах вместе с лошадью, проезжая в 1485 г. по улицам Рейтлингена». В большинстве городов ещё не было водопроводов; в городских же резервуарах находили трупы кошек и крыс. Не чище были и реки в городской черте — эту воду пили, на ней замешивали хлеб.

После каждого дождя улицы превращались в непроходимые болота. Здесь же находились сточные канавы, издававшие зловоние и служившие очагами заразы. Зачастую отсутствовали даже выгребные ямы, «и население удовлетворяло свои потребности во дворе (и выбрасывало экскременты на улицу); в небольших городах это проделывалосъ даже посреди улицы; Лувр, а в Испании даже королевский дворец были совершенно загажены». Улицы главного города Оверни Клермон-Феррана по своей грязи и зловонию, говорит Артур Юнг, «напоминали траншеи, прорезанные в куче навоза». В 1531 г. жителям Парижа было приказано устроить у себя в домах выгребные ямы, чтобы не пользоваться для тех же целей улицами, но ещё при Людовике XIVтолько немногие обзавелись ими. Ещё в XVIIIв. нечистоты из плохо устроенных выгребных ям попадали в соседние колодцы. Во всём Париже не было места, где проходящие по улице были бы гарантированы от того, что им на голову не выльют содержимое ночной посуды или вёдер с экскрементами.

Изредка города очищались: когда в Париже в 1666 г. вследствие непрекращающихся чумных эпидемий была произведена подобная очистка улиц, то в её честь не только слагались поэмы, но были чеканены две медали в память об этом чрезвычайно знаменательном историческом событии. Дижонский врач Жаре (XVIII в.) в ярких красках описывает весь ужас погребения мёртвых в церквах и указывает на огромные опасности, связанные с таким соседством для населения, ибо земля и воздух отравлялись трупами погребённых, «вследствие чего испарения, исходящие от мёртвых, убивали живых». Сохранилось описание одного из кладбищ Парижа, которое было устроено так, что в прилежащих к этой местности домах от зловония припасы портились в течение нескольких часов».

За последние полтора столетия индустриальная эпоха кардинально изменила характер массового жилья, что не могло соответствующим образом не сказаться на культуре, массовой психологии, социально-экономических отношениях и т.д. Есть ещё кое-где и грязь, и зараза, но в большинстве городов «цивилизованного мира» городское жильё — это многоэтажный дом с горячей и холодной водой, канализацией, электричеством, централизованным отоплением, системой мусороуда— ления. Для людей, живущих в домах без удобств, современная благоустроенная квартира часто представляется верхом совершенства. Однако достигается это совершенство затратами колоссального количества энергии и по крайней мере в России (вовсю торгующей энергоресурсами) становится роскошью для многих городов.

Поразительнее всего, что люди не замечают: вся та грязь, которой раньше впрямую любовались короли, никуда не делась. Она просто спрятана от зрения (и обоняния). Но она — с нами.

Человечество, как мы напоминали уже не раз, — живая динамическая система, часть биосферы. А любая система потенциально содержит в себе как порядок, так и его противоположность, беспорядок. Человеческое сообщество, развиваясь, снижает меру своей неупорядоченности, достигая всё большей организации, регламентации и управляемости, в том числе в сфере сангигиены. Казалось бы, это хорошо. Да, если бы не один вопрос: а куда же девался внутренний беспорядок?

Беспорядок, отрицательная сторона деятельности людей по улучшению своей жизни, не исчезает «в никуда», а просто перекладывается в другое место и, представьте себе, может вернуться обратно с совершенно неожиданной стороны. Вот небольшой бытовой пример. Ваша квартира сияет чистотой, вы навели в ней полный порядок. А беспорядок? Вы его выкинули: мусор, грязь и пыль на помойку, мыльную воду и химические чистящие средства под ближайший куст или через канализацию в реку. А тараканам, насыпав яду, создали столь невыносимые условия, что они сбежали к вашим соседям. Потом вы будете пить воду из этой речки, есть ягоды с того куста и снова знакомиться со своими тараканами, когда их прогонит ваш сосед.

Всегда при уменьшении энтропии в данной системе лишний беспорядок «выкидывается» вовне, тем самым энтропия внешнего мира увеличивается. Производственная деятельность людей увеличивает беспорядок в биосфере: состояние окружающей среды ухудшается.

…В Советской России дом представляли как жилище рабочего, или, иначе, жилище при предприятии. Концепция такого жилья разрабатывалась в 1920-х годах. Считалось, что рабочему не нужно много громадных комнат с излишне роскошной отделкой. Для удобства проживающих необходимо и достаточно, чтобы в квартире была отдельная комната для сна, вторая, где рабочий с семьёй мог бы проводить свободные часы, и кухня. К этому набору комнат предлагали ещё переднюю с ванной комнатой, но позже решили, что достаточно умывального места на кухне (и общественной бани на улице), а кладовые для продуктов (как было в доходных домах) заменили подоконными шкафчиками. То есть жилище для рабочего, по представлению идеологов тех лет, — это сон, питание, гигиена тела.

И не обошлось здесь без идеи Ле Корбюзье о жилище как «машине для жилья». Отсюда выросла и практика застройки населённых пунктов одинаковыми домами. Дом превратился в подобие ящика, а программа для ящика достаточно проста: положи в него вещь, и пусть лежит. Так человек был низведён до вещи, единицы «рабочей силы». И не только в нашем социалистическом Отечестве, а повсюду.

Такое отношение к жилищу происходило от общей — ну, не концепции, а направленности мышления. В медицинских институтах изучали физиологию деторождения, в экономических читали курс «Воспроизводство рабочей силы», вместо писателей готовили инженеров человеческих душ. Неявно, а иногда и явно подразумевалось, что человек — приложение к экономике, деталь механизма по производству продукции. На Западе человек был ещё и потребляющей блага единицей, а в нашей стране — придатком к дружбе народов. О человеке как человеке не думал никто. И сейчас не думает.

Поэтому не надо удивляться, что дом строили не для человека, а для детали механизма. Надо, чтобы деталь сохраняла свои функциональные качества, так вот тебе, деталь, спальня для восстановления физических сил и воспроизводства рабочих кадров, гостиная для воспитания этих малолетних кадров и кухня, шесть квадратов на всю ораву. Но жилище — как целое — неотъемлемый атрибут жизни человека, а потому, упрощая его, заведомо сводя к минимуму программу жилища, заменяя его «машинами для жилья» и прочим суррогатом, «на выходе» получали дом-убийцу (экоцид по-гречески). Для человека (обладающего качествами одновременно фермиона и бозона) такое убожество невыносимо, но как только он начинал его украшать рюшечками и цветочками, прибегали инженеры человеческих душ и начинали обличать мещанство и низкопоклонство. Сами они, правда, старались жить получше простого рабочего.

Но любая структура, однажды возникнув, эволюционирует дальше сама, в зависимости от наличия ресурсов. Строительная отрасль не стала исключением. Повсюду дома становились всё качественнее, в том числе в СССР. В известный момент СССР закончился, а всё остальное, в том числе строительная отрасль, осталось. Задача получения прибыли заставляла строить больше, быстрее, с меньшими затратами. Практически перестали обращать внимание на развитие инженерных сетей; новые дома ставили посреди старой застройки, присоединяя к старой же системе коммуникаций.

В больших городах — что в Нью-Йорке, что в Москве — дороговизна земли гнала строителей вверх. Теперь в простенькой высотке, занимающей на земле площадь 30 х 30 метров, живёт народу больше, чем в старину на площади в 100 кв. км.

Всем им надо где-то ходить и на чём-то ездить; улицы забиты машинами; пробки вызывают стрессы, а затем и психические заболевания; сам воздух отравляет людей. Из-за повсеместной деградации городской среды всё хуже гигиенические условия проживания. Было бы логичным установить предельные нормы допустимого вреда от жилья, — так сказать, разрешённый «выхлоп», как в случае с автомобилями. Но люди находят другой выход: в загородном отдыхе, а богатые всех стран явственно предпочитают городу более дорогие одноквартирные двух-и одноэтажные дома «на природе».

И даже в Америке наряду с таким сверхдорогим жильём есть целые жилые кварталы из автомобильных вагончиков и толпы бездомных, ночующих в городских коллекторах!

А строители продолжают гнать городской метраж.

Уже сегодня пример многих российских городов показал, насколько опасна и непредсказуема жизнь в них, хотя отключали только электричество и тепло. А если отключат воду тоже? Сколько времени понадобится, чтобы оказалась загаженной прилегающая территория и начались эпидемии? А если перестать вывозить мусор? Как быстро дома «утонут» в нём? В какие затраты выльется ликвидация последствий даже в небольшом городе? Наверное, дешевле будет построить новый город.

В отличие от домов прежней эпохи современные многоэтажные дома очень уязвимы, ведь они зависят от коммунальных инженерных сооружений и сетей и при любом нарушении в их работе становятся непригодными для жизни. А сооружения эти многочисленны и разнообразны: это водозаборные и водоподготавливающие станции, очистные сооружения сточных вод, всевозможные ТЭЦ и котельные, насосные станции и теплопункты, компрессорные, трансформаторные станции, полигоны твёрдых бытовых отходов, гигантские сети различных трубопроводов и т.д. В свою очередь, эксплуатация и ремонт этого разветвлённого хозяйства поглощают массу ресурсов: топлива, энергии, химических реагентов, специальной техники.

Как видим, города не только уязвимы, но и ресурсозатрат-ны. Затем, кроме материальных ресурсов, приходится привлекать большое количество людей на тяжёлые и неквалифицированные работы, создавать бюрократические структуры, управляющие ими. А расселение этих кадров требует новых домов, и, значит, нужны дополнительные трубопроводы, ТЭЦ, очистные, складские и прочие помещения, транспортные предприятия и сооружения…

Но и это лишь начальное звено в цепи обслуживания жилья.

Чтобы обеспечить ресурсы для индустриальных домов, работает множество добывающих, перерабатывающих, металлургических, химических, машиностроительных, транспортных, энергетических и других предприятий. Сюда же следует отнести индустрию, занятую строительством, ремонтом и реконструкцией жилья. Сумма всего этого составляет, по минимальным оценкам, треть всей экономики. Причём не просто треть объёма, а треть отраслей, наиболее технологически отсталых, трудо- и ресурсорасточительных, многоотходных и загрязняющих.

Опасности ситуации уже давно осознаны. Начались разработки проектов домов сначала с пониженными затратами энергии, позже с рациональным водопотреблением, уменьшением бытовых отходов, оздоровлением условий проживания и т.д. С течением времени проектов становилось всё больше, но… мало кто живёт в таких домах. Всё в точности так, как с дополнительными беспроцентными валютами, которыми пользуется полтора миллиона человек из шести миллиардов, населяющих Землю.

Между тем создание человеческого, со всеми удобствами, которые только могут быть предоставлены современной наукой и техникой, независимого от любых сетей и коммуникаций, не требующего ограбления природы, а потому дружественного ей жилья вполне возможно. Его даже уже и строят кое-где, называя — экодом. Название, признаться, довольно смешное — «домовый дом», но оно уж как-то прижилось в специальной литературе и публицистике, и мы дальше так его и будем называть. Но поскольку этим же словом часто называют дома, просто отделанные некими хорошо разрекламированными «экологичными материалами», давайте определимся, о чём мы будем говорить.

Ю.Н. Лапин даёт такое определение экодома. Это индивидуальный или блокированный дом с участком земли, радикально ресурсосберегающий и малоотходный, здоровый и благоустроенный, неагрессивный по отношению к природной среде. Все перечисленные достоинства достигаются главным образом применением автономных или малых коллективных инженерных систем жизнеобеспечения во взаимосвязи с рациональной строительной конструкцией дома. Что особенно важно, этими качествами обладают и каждый отдельно взятый экологический дом, и образованная домами жилая среда (поселения), и обслуживающие их инженерная и производственная инфраструктуры.

Разумеется, в разных физико-географических условиях экодом будет разным, но неизменно с автономной ресурсосберегающей системой жизнеобеспечения, малоотходным, с достаточно комфортными условиями жизни в нём, соединяющим в себе положительные качества предшествующих типов сельского жилья с городскими удобствами. В экодоме человек в значительной мере вернёт себе самостоятельность и личную ответственность за собственную материальную благоустроенность и состояние окружающей природы. Дом будет требовать от проживающих в нём определённых навыков, умений, знаний, имеющих экологический характер, тем самым выполняя ещё и образовательную, просветительную роль.

Такое определение дал экодому Ю.Н. Лапин. Мы и дальше будем черпать у этого автора некоторые технические подробности, но всё же напомним: наша книга не о технических деталях, а об условиях, в которых люди выживут. Помните, мы рассуждали о значении отбора и выбора в эволюции? Так вот, выбор уже произошёл. Ведь мы знаем, каковы глобальные проблемы, они уже развились и довели человечество до ручки. Мы знаем вызовы и даём ответы. Экодом — это ответ на вызов эпохи. В ходе фазового перехода современная городская цивилизация будет уничтожена. Как реально пойдёт ход событий, как будут решаться проблемы по деталям и годам, никто не скажет, даже мы. Но глобальный отказ от современной концепции градостроительства, расселение мегаполисов, строительство энергонезависимых, безвредных для природы домов и посёлков — совершенно неизбежные этапы. Или процесс пойдёт стихийно, с громадными потерями населения, или хоть кто-то успеет подготовиться.

Со временем переменится всё. Образ жизни, мораль, принципиальные основы власти, структура производства. Во главе всего встанет биология. Не физика, не математика, не техника, а биология. Дом, если говорить с некоторыми упрощениями, будет выращиваться, а не делаться из чего-то выкопанного из земли или вырубленного в лесу и не строиться. И одежда будет выращиваться, и питание, и элементы компьютеров. Все вредные для людей и природы производства исчезнут, никаких «промышленных гигантов»; производство будет построено на новых началах. Уже сейчас, в силу развития информационных технологий, люди не так, как раньше, зависят от государства и «места работы» — теперь же возможна полная перемена структуры власти и экономики. Другие отрасли, другое размещение по территориям, другая кооперация, другие отношения между людьми…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 32 | 0,711 сек. | 8.86 МБ