Превращение личности в ничто

Если 20 % населения сконцентрировало в своих руках 86 % всего богатства мира, а почти половина живущих едва сводит концы с концами, имея от одного до двух долларов на день, то как же не следить за этим опасным большинством? А ещё важ­нее следить за прислугой: теми, кто по сравнению с большин­ством имеет очень много, но всё же меньше, чем хозяева. Вот такие-то опаснее всего…

Согласно исследованию, проведённому в 1997 году Аме­риканской ассоциацией менеджмента, две трети крупнейших американских корпораций постоянно следят за своими слу­жащими с помощью электронных средств. И никакой юриди­ческой защиты нет: четвёртая поправка к Конституции США, защищающая от «несанкционированных обысков и конфис­каций», применяется только против слежки со стороны пра­вительства; корпорации не связаны никакими запретами.

Пользуясь столами, ящиками, картотечными шкафами, находящимися на территории предприятия, служащие не име­ют ни малейшего права на какую-либо секретность. Любая электронная почта, переданная через общую компьютерную сеть, может быть прочитана хозяином без объяснения причин. Так же начальство может прослушивать любые телефонные переговоры без уведомления работников. Работодатели всё чаще расходуют средства, выделенные «на здравоохранение», чтобы проводить генетические тесты; работники не имеют права даже на генетическую секретность. Также они никак не защищены от выборочных тестов на употребление наркоти­ков.

Технические достижения современности позволяют отсле­живать жизнь «свободных людей» столь детально, как это было невозможно ни в одной стране мира в прошлом; служащие корпораций фактически лишены права на частную жизнь. А известно: когда в одних руках концентрируется бесконечный поток личных данных, непременно возникают возможности для злоупотреблений. Впрочем, при отсутствии соответству­ющих законов это даже и не злоупотребления, а так, осто­рожность… Просто Большой Брат бдит и делает свои какие-то таинственные выводы, наблюдая за демократичными, либе­рально настроенными, не упускающими случая обругать «со­ветский тоталитаризм» служащими корпораций.

За последние десятилетия повсюду, как грибы, повырас­тали правозащитные организации. Казалось бы, какие пробле­мы: юридически закрепить за каждым индивидуумом право на личные данные (медицинские, финансовые, информацию о сделках). Утвердить, что они принадлежат на законных осно­ваниях только индивидууму и только с его разрешения могут использоваться другими лицами. Но вопреки ожиданиям пра­во человека на секретность личных данных отсутствует повсе­местно: правозащитникам не до этих «мелочей», они заняты выявлением нарушителей в странах, которые ограничивают у себя деятельность ТНК!

А почему? Да потому, что практически все правозащитни­ки получают финансирование от фондов, базирующихся там же, где и крупнейшие ТНК!

Главное «гнездо» защитников прав свободного человека — это даже не Европейский союз, а США — основная страна ТНК. Та самая страна, которая ради защиты прав человека и предотвращения войн развязывает войны. Которая с 2005 года решила пускать к себе иностранцев, только если они имеют специальные идентификационные устройства, содержащие микрочипы с идентификационным кодом.

Американская компания Applied Digital (Палм-Бич, штат Флорида) ещё весной 2002 года получила возможность прода­вать идентификационные микрочипы (ID-чипы), вживляемые человеку и содержащие его идентификационный код. А код этот связан с базой данных, в которой находится информация любого рода, в том числе и медицинская, и финансовая; заод­но чип может заменить наличные деньги или кредитную кар­точку. В этом случае забывают о «правах свободного челове­ка», а говорят о праве государства вылавливать «подозритель­ные личности» в системах контроля доступа, обеспечивая тем самым «безопасность важных объектов». Короче, чтобы лю­дишки из подлого сословия не шлялись где ни попадя, мозоля глаза хозяевам мира.

Чтобы определить человека по радужке глаза, теперь уже не надо заставлять его всовывать глаз в окуляр, как в голли­вудских фильмах; достаточно, чтобы он оказался на расстоя­нии 80 см лицом к считывателю. Дел на 3 секунды, а ошибки меньше миллионной доли. Систем дактилоскопирования во­обще сколько угодно.

Парадоксально, но эти нововведения преподносятся пуб­лике как панацея от всех угроз: терроризма, неизлечимых бо­лезней, преступности, нищеты и других язв современного мира. Хотя даже не надо особо сильно напрягаться, чтобы по­нять: электронный шпионаж за каждым человеком (а возмож­но ли в принципе, чтобы за каждым?) не устраняет причин явлений. Он просто позволяет не допускать в «общество из­бранных» террористов, неизлечимо больных, подозрительных и нищих. А вопрос: почему человек стал террористом или ни­щим? — выводится за скобки.

Уже многие производители, крупнейшие оптовые и роз­ничные торговцы начали вшивать в свой товар электронные метки. Одежда и бельё, шины и бритвенные станки — всё, что угодно, может нести эти метки. Использовать их призывают своих поставщиков и американская торговая компания Wal-Mart, и министерство обороны США.

Применение меток означает, что можно будет непрерыв­но отслеживать наличие товаров по видам, фасонам, цвету, размерам — вместо теперешней системы, когда все данные обновляются в какой-то определённый момент времени. Про­цесс учёта товаров станет более быстрым, достоверным и эф­фективным, чем система учёта с помощью штрих-кодов, по­скольку отпадёт потребность в распаковывании и ручной про­верке каждой единицы товара. Ну а если покупатель пришёл со вживлённым персональным ID-чипом, «компетентные ор­ганы» сразу узнают, кто, что, где и почём покупает. Очень удобно.

В 1990-х уже было известно, что информация о том, кто и что покупает, ценнее прибыли, поскольку обеспечивает буду­щую прибыль. Сбылось наконец. Скот и людей, банкноты и паспорта, пули и кредитные карточки, здания и машины снаб­жают радиомаячками. Со временем, когда все объекты будут соединены в единую сеть, понадобится источник питания для миниатюрных приборов контроля. Но и он уже есть! Япон­ские компании NTT, Seiko Instruments и Seiko Epson совмест­но сконструировали систему с миниатюрным термогенерато­ром, работающим от тепла человеческого тела, чтобы переда­вать данные на расстояние без проводов.

Даже злой сатиры Оруэлла не хватило бы, чтобы вообра­зить себе Большого Брата, который может контролировать жизнь любого человека поминутно. Сведения о каждой закуп­ке, оплате сборов, телефонном звонке элементарно просто попадают в гигантские банки данных, из которых в случае не­обходимости их можно извлечь. Это наиболее ценные марке­тинговые активы Информационной эпохи.

Казалось бы, такая практика вызовет неприятие людей. Но активный информационный террор со стороны СМИ и ки­ноиндустрии, похоже, запугал людей основательно. В странах Запада спрос на вживляемые ID-чипы оказался неожиданно большим. Одни насмотрелись репортажей с разборки разва­лин, оставшихся после терактов, и полагают, что чип поможет идентифицировать их, доведись им самим стать жертвой тер­рора. Другие желают, чтобы при несчастном случае или кри­минальном нападении медики смогли быстро узнать их меди­цинские данные. Кто-то рассчитывает, что чипы снизят пре­ступность…

Напуганный человек согласен на всё, даже на тотальный контроль.

Против вживления чипов протестуют антиглобалисты и верующие. С первыми всё ясно. А почему возмущены верую­щие? Оказывается, налицо поразительное сходство происхо­дящего в наши дни с пророчеством Иоанна Богослова. Вот что писал он столетия назад в своём Апокалипсисе (Откровении) о «звере», предшественнике Антихриста:

«Ион сделает то, что всем — малым и великим, богатым и нищим, свободным и рабам — положено будет начертание на пра­вую руку их или на чело их. И что никому нельзя будет ни поку­пать, ни продавать, кроме того, кто имеет это начертание, или имя зверя, или число имени его. Здесь мудрость. Кто имеет ум, тот сочти число зверя, ибо это число человеческое: число его шестьсот шестьдесят шесть».

Погоней за деньгами, и ничем иным, инициирована секу­ляризация, быстрое «разбожествление» культуры. Светские власти посмели брать на себя «руководство» всем человече­ством с универсальных позиций. Но насаждение в мире одной системы ценностей, попытка скроить мир под единый шаб­лон лишат его красоты и многообразия, породив хаос во всех сопряжённых с властью структурах. Можно предположить, что в тексте Иоанна Богослова именно такая ситуация называется приходом Антихриста. Озабоченность верующих понятна; но построение «новой цивилизации» — всемирного информаци­онного сетевого общества, где нет места Богу, где упраздняет­ся само понятие государства, где законы управления киберне­тическими системами механически переносятся на систему социальную, а каждый «чипизированный» по единым между­народным стандартам человек становится обезличенным «уз­лом сети», — продолжается.

Не следует думать, что угроза построения сетевого уклада жизни — где-то там, далеко. В России тоже формируются ос­новы неограниченной электронной власти над человеком и обществом. Многие ли слышали, что в сентябре 2004 года пра­вительством РФ была утверждена «Концепция использования информационных технологий в деятельности федеральных органов государственной власти до 2010 года»? Вот прямая из неё цитата:

«Врезультате реализации государственной политики ожи­дается формирование эффективной системы предоставления го­сударственных услуг на основе использования информационных технологий (далее — «электронное правительство»). Использо­вание информационных технологий в государственном управлении и развитие информационно-технологической инфраструктуры федеральных органов государственной власти осуществляются в соответствии с планом создания «электронного правительства».

Само собой, составители концепции уверяют, что их цель — «создание эффективной правовой основы для реализа­ции прав граждан, защиты общественных и государственных интересов в сфере использования информационных техноло­гий». Разумеется, они знают, что требуется ещё «регулирова­ние отношений по поводу информации и информационных прав (таких, как право на доступ к информации и на ограничение такого доступа, на свободное распространение информации, на защиту от недостоверной и незапрошенной информации и т.д.) как отдельной области регулятивного воздействия». Пока что ничего они в этих отношениях не понимают. Но логика глобализма показывает, в каком направлении наши правители будут «регулировать отношения». Создание (воп­реки Конституции РФ, кстати) электронного правительства потребует появления обезличенного электронного населе­ния, превращения его в жёстко управляемое пронумерован­ное человеческое стадо. А что для этого нужно?

Цифровые индивидуальные идентификационные номера Уже присваиваются; электронные чипы придуманы и во мно­гих странах уже «вшиваются» людям; информационные ресур­сы строятся с использованием типовых элементов по единым международным стандартам с использованием однотипных программных и аппаратных средств. Доступ, объём, содержа­ние, автоматическую обработку и цели использования конфи­денциальной информации в такой системе контролирует рас­порядитель информационными ресурсами, которому и будет принадлежать фактически вся власть над объектами управле­ния.

Ещё лет пять—семь, и мы получим электронное голосова­ние за электронное правительство электронным населением без права обжалования, потому что жаловаться будет некому. И что симптоматично, в упомянутой концепции (о создании в России электронного правительства) обойдён вопрос, кто бу­дет разрабатывать программное обеспечение для него. Очень у нас большие сомнения, что предпочтение будет отдано оте­чественной разработке.

Да, и чтобы уж закончить с «правами человека». Все о них слышали, а многие так просто уверены, что с развитием ком­пьютерной техники уж как минимум свобода слова нам всем гарантирована. Таким доверчивым сообщаем, что Закон о ми­лиции, действующий в РФ, требует, чтобы милиция регист­рировала средства цветного копирования. Она не ИМЕЕТ ПРАВО, а ОБЯЗАНА контролировать соблюдение правил учё­та, хранения и использования приобретаемых физическими и юридическими лицами принтеров и ксероксов.

Люди старшего поколения помнят, как регистрировали радиоприёмники и пишущие машинки. Но этот пункт совре­менного закона не пережиток сталинизма; закон появился в начале 1990-х, а упоминание в нём принтеров было внесено Думой в начале 1999 года. И инструкция имеется: вы в месяч­ный срок должны оборудовать специальное помещение для хранения и использования своего цветного принтера, изоли­рованное от других помещений и технически укреплённое от проникновения посторонних. Потом органы внутренних дел должны обследовать это помещение и определить, соответству­ет оно их требованиям (которых никто не знает) или нет. А теперь самое «приятное». После того как вы получите разре­шение на использование цветного принтера, органы внутрен­них дел вправе беспрепятственно входить в жилые и иные по­мещения граждан, на территорию и в помещения предприя­тий и смотреть, не злоупотребляете ли вы своей свободой. И не забудьте вести ежедневный учёт, что и когда вы печатаете на своей технике. Это — требование закона.

Конечно, никто этого не делает. Так мы о том и говорим: излишнее упорядочивание в чём-то одном порождает хаос в чём-то другом. Пока никто не пристаёт к покупателям прин­теров с вопросами. Пока права человека сами по себе, закон о милиции сам по себе. Но однажды (когда это понадобится кому-то там) в одном месте произойдёт структуризация хаоса, а в другом — хаотизация структур и к вам придёт милиционер. Причём не электронный с мандатом от электронного прави­тельства, а вполне реальный, в погонах и с кобурой, и ваша жизнь превратится в хаос. Правда, у вас появится время поду­мать, что такое на самом деле человек и в чём его права.

Из библейских текстов следует, что призвание и назначе­ние человека самые божественные; обладая душой, он имеет волю и свободу воли; может свободно успевать в добродетели и восходить от совершенства к совершенству. И согласно Ко­рану Аллах человека сотворил, выровнял и соразмерил. Клас­сик социалистического реализма атеист М. Горький утверждал, что «Человек — это звучит гордо». Теперь атеистов и верую­щих всех конфессий убеждают, что, оказывается, выровненный и соразмеренный Господом человек — всего лишь счётная еди­ница всемирного рынка, а его гордость и честь заключены в подчинении тотальному контролю.

Глобализация, несмотря на свои масштабы и мощь, всё чаще и чаще сталкивается с растущим неподчинением. Во всём мире есть группы людей из «лишних», которые желают сами решать свою судьбу. Эти очаги сопротивления совершенно разные по политической окраске, социальному составу, мето­дам борьбы и формам организации, но всех участников объ­единяет чувство человеческого достоинства, униженное «новым мировым порядком». Многие из «лишних» людей потеряли надежду довести своё мнение до властей обычными способа­ми и, не обладая трибуной, решаются на крайние шаги в виде террористических актов. Причём едва ли не большинство со­вершенно не связывают свои действия с геополитикой, руко­водствуясь личными проблемами или локальными интереса­ми своего народа.

Мир структурирован вполне определённым образом. Че­ловечество и культура его составных частей, народов, первич­ны; экономика, а тем паче финансы вторичны. При этом само человечество вторично по отношению к природе. Если в угоду интересам финансов ведётся разрушение культуры и ликви­дация природы, в итоге не останется места самим финансам и тем, кто так ими озабочен.

«Культура является основополагающим элементом жизни каждого человека и каждого общества» — эта истина изобрете­на не нами. Лучшие умы человечества считали её аксиомой по крайней мере с XVIII века. Но только в 1982 году в декларации межправительственной конференции, проведённой в Мехико под эгидой ЮНЕСКО, она обрела статус политической фор­мулы, долженствующей влиять на практическую деятельность государств. После долгих препирательств с великими держа­вами сессия Генеральной Ассамблеи ООН в 1986 году узако­нила эту формулу.

Идея приоритета культуры предложила альтернативу стра­тегиям развития, основанным исключительно на интересах экономики и на научно-технических критериях. Но Запад, под давлением транснациональных монополий руководствуясь негодными стратегиями, игнорировал особенности природной и культурной среды разных стран, исторически сформировав­шиеся потребности, чаяния и духовные ценности народов, внося извне не соответствующие их культуре схемы глобализ­ма. Кризис таких стратегий очевиден, но даже после офици­ального признания этого факта в ООН ничего не изменилось: культуру продолжают давить.

Не последнюю роль в этом сыграла революция в сфере коммуникаций. Она создала мощнейшие технические сред­ства, позволяющие изничтожать своеобразие культур просто массой посторонней информации. «Всемирное телевидение», «всемирное радио», Всемирная паутина — Интернет, наряду со всемирной рекламой и т.д., вплоть до «всемирного языка» в виде вульгарно упрощённого английского, стали всемирным явлением. Произошло то, что большинство аналитиков назы­вают «американизацией культуры».

Однако повторим ещё раз: Америку надо пожалеть! Просто ТНК в основном западные, в подавляющем большинстве слу­чаев американские. И граждане США, члены разнообразных этносов со своей, адаптировавшейся к условиям проживания на американском континенте, культурой первыми попали под ка­ток глобализации. И первыми попробовали её плоды. Прости­те за каламбур, попробовали они эти плоды в буквальном смыс­ле слова. Сначала из них вытряхнули деньги за новую «глобализованную» еду, а когда оказалось, что за свои деньги они купили ожирение и всякие нутряные болезни, из них стали вытряхи­вать деньги за методики похудания и оздоровления. Это, кста­ти, простейший пример: ведь культура питания тоже культура

Сторонники глобализации, естественно, считают благо­творным воздействие Запада на остальной мир, подверженный «застою и деспотизму». Но мы приводили уже обзор экспансии Запада. На протяжении как минимум последних трёх столе­тий она была вовсе не культурной, а экономической, под­креплённой военным кулаком. Сегодня добавилось новое, информационное оружие — и чем же оно «стреляет»? Россказ­нями о том, как хорошо, сытно и богато живут на Западе, ве­дать не ведая ни про индийскую, ни про русскую, ни про ка­кую-либо иную культуру. Ценности спасения, милосердия, доб­родетели, истины, преданности преподносятся как ненужные и даже вредные с точки зрения финансового преуспеяния! Те­левидение подкрепляет рассказы красивыми картинками; ныне всего десяти транснациональным телекоммуникационным ком­паниям принадлежит 86 % мирового рынка телекоммуникаций.

Аборигены, конечно, этим сказкам верят: ведь каждый хо­чет жить хорошо, сытно и богато или чтобы хотя бы выглядело так. Местные правители облапошиванию собственных граж­дан не препятствуют; они имеют с глобализма свой гешефт. Местные «делатели культуры» пристраиваются в хвост глобаль­ным окультуривателям. Американский социолог Р. Стил объ­яснил это предельно откровенно:

«Мы построили культуру, базирующуюся на массовых развле­чениях и массовом самоудовлетворении… Культурные сигналы передаются через Голливуд и «Макдоналдс» по всему миру — и они подрывают основы других обществ… В отличие от обычных завоевателей мы не удовлетворяемся подчинением прочих: мы настаиваем на том, чтобы нас имитировали».

А если бы через новые телекоммуникационные средства транслировали правду? Рассказали бы, например, как ради своих прибылей Ост-Индская компания Англии засыпала ко­стями местных батраков Индию и Китай? Как ради захвата земли расстреливали американских индейцев? Как столетия­ми держали в экономической блокаде Россию? Как в XIX веке вывозили из Африки чёрных рабов? Если бы транслировали правду, может, современные аборигены пожалели бы свою культуру, обнаружив, что никогда, ни разу взаимодействие их культур с идеями наживы не вело к снижению различий в уров­нях жизни, а всегда только наоборот. И теперь будет точно так.

…Сегодня модно отвергать всё, наработанное марксист­ской политэкономией. Но разве было неправдой утверждение о жестокостях эксплуатации, о неустроенности широких на­родных масс в ходе становления капитализма? Понятно, по­чему навязывается идеология, перевирающая историю, исклю­чающая все свидетельства классовых противоречий, осмеива­ющая идеи и символы народного протеста, а вместо этого представляющая путь Запада как «магистральный путь» для всего мира. Понятно. Деньги стали выше правды…

Но почему с этим соглашаются люди?!

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 38 | 0,931 сек. | 9.05 МБ