Возвращение сообщества

Лет пятнадцать — двадцать назад во многих выступлениях, а то и в кинофильмах люди с просветлёнными скорбными ли­цами призывали искать дорогу к Храму. Они осознали ужасы прошлого и предполагали найти «светлое будущее» через ду­ховное совершенствование каждого. Это хорошо, это правиль­но. Помните, мы говорили о людях, «проскочивших» первый уровень потребностей и ушедших в сферу духа. Но вот мы се­годня призываем искать дорогу к Дому — хотя многим это по­кажется такой мелочью! Тем более что сначала будет потеряно от пяти до шести миллиардов человек.

Но иначе, как через Дом, не найти дороги к Храму, вот в чём дело. Лишь когда дом, в котором со всеми своими «мел­кими» проблемками и страстишками живет человек, станет дружественным к человеку и природе и возникнет определён­ная самодостаточная целостность человеческой жизни (что, собственно, и можно будет назвать Домом с большой буквы), тогда для каждого и откроется путь к Храму.

Неизбежно произойдёт реставрация и укрепление инсти­тута семьи, что стабилизирует сообщества. Экожилье поспо­собствует укреплению солидарности членов семьи в домаш­нем труде, направленном на собственное жизнеобеспечение, и будет инициировать совместное проживание больших семей, состоящих из нескольких поколений, как это было в доиндус-триальное время. Можно сказать, экодом вернёт общинный стиль жизни, при котором соседи, как правило, знают друг друга и вырабатывают гласные и негласные правила совмест­ной жизни и общей безопасности.

Образ жизни современного горожанина — результат дли­тельного процесса отчуждения его от природы и от видов дея­тельности и творчества, доступных сельскому жителю. Из-за чрезмерной скученности современные городские жилища во многом ограничивают своих жильцов. Действительно, в мно­гоквартирном доме затруднительно заниматься чем-либо, вы­зывающим шум, вибрацию, громкий звук. Но существует мно­жество видов досуга, любительских или ремесленных работ, связанных именно с этим. Для индивидуального или даже бло­кированного дома с участком эти ограничения либо выраже­ны слабее, либо отсутствуют.

Экодом — начало экологического посёлка, а если на базе самих экодомов или экопоселений начнётся производство тех­ники, необходимой для этих же самых экодомов, то появится основа создания экологически устойчивой формы цивилиза­ции. А отчего бы такому производству не начаться? Современ­ные российские горожане тратят свой ум и энергию в городах, зарабатывая деньги, а по выходным мчатся на дачи, чтобы по­копаться на огородах. А переселившись в экодомА — по сути, на дачи с городскими удобствами, откуда и ехать-то никуда не надо. — разве откажутся они тратить свой ум и энергию, рабо­тая не столько ради денег, сколько ради процветания?..

Здесь появятся небольшие фабрики и мастерские (от сто­лярных до радиоэлектронных), биолаборатории и селекцион­ные станции — да что угодно. Также люди будут заняты соб­ственным домом и работой на дому, обслуживанием посёлка и сообщества. Свои магазины и поликлиники, свой транспорт, школы, детсады, клубы, библиотеки… Рабочих мест будет столько, сколько нужно, — весь спектр работ по воспитанию и оздоровлению, умственному и духовному развитию челове­ка, и это САМОЕ ГЛАВНОЕ. Ведь никакой другой цели у че­ловеческой жизни нет, кроме как стать лучше самому и сде­лать лучше другому. Возможно, кто-то и не согласится, но, по-нашему, это и есть дорога к Храму.

А теперь — внимание! Все работы по оздоровлению, вос­питанию и культурному обслуживанию будут ОЧЕНЬ хорошо оплачиваться. Читатель, перейдя к этому разделу книги, мог подумать, что с темой «отрицательных денег» мы уже закон­чили. Нет, это всё ещё та же тема: оптимизация выживания. Используя в сообществах горячие боны, удастся устранить саму возможность ситуации, когда небольшое число людей полу­чает огромные преимущества, а большинство должно за их излишне хорошую жизнь платить, разрушая свою собствен­ную жизнь. Если превратить экопосёлки в очередную кормуш­ку для финансовых корпораций, вся затея обречена на провал.

Разрушительность процентной системы денег наиболее очевидна в сельскохозяйственном секторе. Сельское хозяйст­во — это отрасль, которая должна строиться в соответствии с требованиями экологии, а экологические процессы развива­ются долго, в соответствии с плавной кривой качественного роста. В то же время капитализм требует экспоненциально быстрого роста процентов и сложных процентов. Но посколь­ку в природе рост таким быть не может, неизбежно усиление эксплуатации природных ресурсов в сельском хозяйстве, что, собственно, и породило угрозу исчезновения человечества.

Короче, в рамках процентной системы денежного обраще­ния у нас есть выбор только между экологической и экономи­ческой катастрофой, причём наступление одной вовсе не от­меняет другую, и любая чревата катастрофой техногенной. И ничего поправить нельзя; пока любая инвестиция будет изме­ряться по доходам от процентов на рынке денег, нам притока капиталовложений, направленных на создание стабильных природных систем (которые прекращают расти после дости­жения оптимального уровня), ждать не приходится. А вот если проценты ликвидировать, капиталовложения в природу будут окупаться.

Архитекторы вот уже больше ста лет мечтают создать город-сад, и никак у них это не получается. Решили, что для создания зелёного лучезарного города надо поселить людей в высоких домах, чтобы освободить побольше земли под парки и сады, но для высоких домов требуется очень много обслуживающих их учреждений, сооружений и прочего! Опять не получился город-сад. Неудача была неизбежной, поскольку архитекторы остава­лись в рамках детерминистского стиля мышления, полагая, что город вроде машины, которая и на практике такова, какой её «видит» проектировщик. Но город — не машина, а сложная си­стема, своего рода организм и подчиняется всем законам эво­люции. Реальный город ломает рамки проекта, перестраиваясь в соответствии с собственными потребностями.

В былые времена город возникал как некий региональный рынок, и его эволюция подстраивалась под потребности рын­ка, что и определяло его планировку. Ныне градообразующим фактором выступают инженерная инфраструктура и обслужи­вающие её производства (среди которых есть просто гигант­ские): жилые массивы возводят не там, где им лучше было бы находиться, чтобы получился город-сад, а там, куда дешевле тянуть сети.

Этот факт позволяет нам, кстати, легко развеять сомнения: не приведёт ли строительство преимущественно одно- и двух­этажных домов к занятию площадей, куда более значительных, чем площадь городов, что было бы для природы только хуже? Нет, не приведёт.

Из-за того, что жильё привязано к сетям и прочим громад­ным техническим сооружениям, городское население растёт не пропорционально росту этажности зданий, а значительно медленнее. Плотность при 9—12-этажной застройке по градо­строительным нормативам оказывается лишь в 1,75 раза бОль­шей, чем при двухэтажной. А если избавиться от сетей, от про­мышленных, складских, коммунальных, транспортных зон?.. Возводя одно-двухэтажные экодомА с садом при каждом из них, без инженерной сети или с минимальной сетью, получим город-сад практически того же размера, что и город из высо­ток. Результат кажется парадоксальным, а мы просто увели­чили площадь жилых районов, которые, кстати, занимают в современных городах лишь 15—35 %. И автоматически нашли место для сада!

Ещё одна возможность позаботиться о себе и природе — передача общих, как бы «ничейных» объектов в руки граждан. Вспомогательные и хозяйственные постройки, такие, как га­ражи, склады сельскохозяйственного инвентаря и т.д., лучше включать в дома, отводя им место в подвале или в хозяйствен­ной зоне первого этажа. Устройства их отдельно на участке сле­дует по возможности избегать, поскольку они могут нарушать геологические условия и гидрологический режим ландшафта. Исключениями могут быть сезонные продуктовые хладохра— нилища и склады энергоаккумуляторов, причём последние — по соображениям безопасности. А дорожную сеть, пешеходные, велосипедные дорожки и проезды в микрорайонах желатель­но приподнимать над землёй на высоту кустарника, освобож­дая почву. Эти дорожки могут выполняться и защищёнными от непогоды, что устранит проблему их очистки ото льда и снега.

Большие экопоселения могут включать в себя не только жилую зону, но и все иные зоны, обычные для городов. Ведь никуда не денется потребность в общественных, учебных, ад­министративных, культурных, медицинских зданиях, которые может оказаться более выгодным выполнять в многоэтажном варианте. Это также станции внешнего транспорта, гостини­цы, студенческие общежития и прочее. Многоэтажные дома можно сделать более экологичными, чем сейчас, но до уровня экодома их довести если и удастся, то не сразу.

Такие многоэтажные здания целесообразно собирать в от­дельные группы, и обслуживать их будут соответствующие не­большие локальные инженерные сети. Здесь же может быть организована система рециклирования, включающая сбор раз­делённых бытовых отходов; построены складские помещения и перерабатывающие мощности. Но в целом в экологичном городе меньше площади будет занято промышленной, комму­нальной, складской зонами за счёт уменьшения и сокраще­ния ставших ненужными производств и изменения характера производства на оставшихся предприятиях.

О транспорте особо говорить не будем. Исчерпание нефтя­ных запасов планеты переменит всё, и гадать незачем. Где-то войдёт в моду велотранспорт; уже сейчас в некоторых север­ных странах Европы велодороги за свою большую пропускную способность получили название велополитена. Где-то возоб­ладает электротранспорт, питаемый от местных источников. Возможно, появятся и другие проекты экологически прием­лемых автомобилей. Ю.Н. Лапин приводит пример шведа Оль-фа Тегистрома, который построил двухэтажный энергоэффек­тивный дом с солнечными батареями, ветроэнергетической установкой и водородным аккумулятором энергии, а вдобавок переделал свой серийный автомобиль на водородное топливо. Получаемой энергии ему хватает и на покрытие всех потребно— стей дома, и на поездки.

С другой стороны, экожильё будет способствовать замет­ному перетоку мест приложения труда ближе к жилью, а то и непосредственно в дом. Действительно, те функции, которые раньше выполняли коммунальные службы и предприятия, бу­дут выполняться как домашний труд (энерго-, водо-, тепло­снабжение, сортировка мусора, канализация, очистка стоков). Многие пожелают серьёзно заниматься теплицей и приусадеб­ным участком и т.д. Это сократит ежедневные трудовые миг­рации населения, и транспортная сеть может быть пропорци­онально сокращена по количеству машин и по маршрутам.

Кстати, будет решена ещё одна ужасная проблема. Сегод­ня в города завозятся большие количества природных ресур­сов, добытых за сотни и тысячи километров от них, в том чис­ле сельскохозяйственное сырьё. С одной стороны, отходы и загрязнения городов, по крайней мере жидкие и газообразные, рассеиваются по всей биосфере, достигая самых отдалённых её уголков. С другой — биоотходы, столь необходимые селу, где они и не отходы вовсе, а удобрения, пропадают, а село вы­нуждено завозить из городов же специально сделанные хими­ческие удобрения, на производство которых потрачены дефи­цитные, невозобновляемые ресурсы, причём в ходе производ­ства этих удобрений попутно производили новые загрязнения!

Экопоселение изменит этот круговорот.

Так мы вернулись к производству товаров. Если по уму, то ассортимент производимого следует определять, исходя из потребностей людей. Но сегодня — наоборот. Сегодня произ­водство формирует потребности, создавая культ потребитель­ства. То есть нынешнему ресурсорасточительному типу жилья соответствует такая же затратная экономика. Экожильё изме­нит ситуацию, создав энерго- и ресурсосберегающую, мало­отходную экономику. Радикально укоротятся и спрямятся про­изводственные цепочки от заготовки сырья до конечной про­дукции, сократятся многие производства и целые отрасли.

Возведение экожилья создаст обширный рынок высоко­технологической продукции: системы регулирования качества внутреннего воздуха, теплосберегающие окна, системы управ­ления, тепловые насосы, солнечные батареи, агрегаты водо­родного энергетического цикла, качественные инструменты для работы в доме и на прилегающем участке и т.д. С другой стороны, производство ресурсоёмкой продукции будет свора­чиваться.

Спрашивается: осуществим ли такой проект технически?.. Мы в следующей главе покажем, что да, осуществим; а те из читателей, кто с трудом находит разницу между омом и ампе­ром или не может с ходу сказать, сколько квадратных метров в одном квадратном километре, могут пока эту главу со спокой­ной совестью пропустить.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 32 | 0,713 сек. | 8.67 МБ