Глобальные катастрофы и устройство общества

Если глобальная катастрофа произойдёт, то она уничтожит любое общество. Поэтому устройство общества имеет значение только на фазе предотвращения рисков. Можно попытаться себе представить, хотя этот образ и будет весьма утопичным, какое общество лучше всего способно предотвращать глобальные катастрофы:

Это общество, которое имеет один и только один центр управления, обладающий полнотой власти и высоким авторитетом. Однако при этом должна быть некая обратная связь, не позволяющая ему превратиться в самодостаточную и эгоистичную диктатуру. Это общество должно обладать такой саморегуляцией, чтобы в нём не могло возникать, а в случае возникновения сразу бы обнаруживалось любое опасное (с точки зрения рисков глобальных катастроф) поведение или явление. (Примером такого общества могла бы быть сплочённая команда корабля.)

Это общество, которое нацелено на своё выживание в длительной исторической перспективе (десятки и сотни лет).

Подавляющее большинство людей должно осознавать и принимать цели и устройство этого общества, то есть иметь «высокий моральный уровень». (С учётом того, что даже небольшая группа террористов сможет нанести в будущем непоправимый ущерб, уровень поддержки должен быть близок к 100 %, что, конечно, на практике не реализуемо.)

Это общество, руководимое людьми (или системами ИИ), достаточно интеллектуально подготовленными, чтобы правильно учитывать риски, которые могут возникнуть через годы и десятилетия. Соответственно, в этом обществе люди получают фундаментальное образование, дающее целостное и всеобъемлющее, а не поверхностное видение мира.

Это общество, в котором сведено к нулю число конфликтов, участники которых могут захотеть использовать оружие судного дня.

Это общество, могущее осуществлять полный жёсткий контроль деятельности всех групп лиц, которые могут создавать глобальные риски. Однако этот контроль не должен сам неким образом превращаться в инструмент создания риска.

Это общество должно быть готово быстро и эффективно принять достаточные для его предотвращения меры против любого глобального риска.

Это общество должно вкладывать значительные ресурсы в создание разного рода бункеров, космических поселений и т. д. Фактически это общество должно рассматривать своё выживание как главную задачу.

Это общество должно осознанно создавать новые технологии в выбранном им правильном порядке в специально отведённых местах. Оно должно быть готово отказаться даже от очень интересных технологий, если неспособно точно контролировать или хотя бы измерить их риск.

Это общество должно возникнуть без мировой войны, так как иначе риск в процессе его возникновения перевесит пользу от такого общества.

При этом я не обсуждаю модель подобного общества в терминах «демократическое», «рыночное», «коммунистическое», «тоталитарное» и др. — я полагаю, что эти термины применимы к обществу ХХ века, но не XXI века. Но кажется очевидным, что современное общество стоит крайне далеко от всех этих параметров способного к выживанию общества:

На Земле нет единого общепризнанного авторитетного центра власти, но есть много желающих за него побороться. Обратная связь в виде выборов и свободы слова слишком эфемерна, чтобы реально влиять на решения, тем более в глобальном масштабе. Единые мировые институты, вроде ООН, переживают кризис.

Большинство людей действует в своих личных интересах или интересах своих групп, даже если речь идёт на словах об общечеловеческих интересах. Людей очень много, и есть те, кто не против или даже стремятся к тотальному разрушению. Также внутри общества распространяются конкурирующие идеи-мемы, которые взаимоисключают друг друга: разного рода национализм, исламизм, антиглобализм, цинизм. Современное общество в значительно большей степени настроено на получение благ в краткосрочной перспективе, чем на выживание в долгосрочной.

Исходя из действий многих руководителей современных государств, трудно поверить, что это именно те люди, которые нацелены на долговременное выживание всего мира. И это во многом происходит от того, что нет ясной и общепринятой картины рисков. Точнее — та, что есть, не полна и затмевает более важные риски (а именно, это картина, где астероиды плюс потепление суть главные риски — однако даже после признания этих рисков в отношении них делается недостаточно). Хотя есть значительное число людей, которые могут и хотят дать ясное понимание рисков, уровень информационного шума таков, что услышать их невозможно.

В современном обществе очень много опасных конфликтов в связи с большим количеством стран, партий и религиозно-экстремистских групп. Трудно даже их всех посчитать.

Даже очень высокий контроль в одних странах бессмыслен, пока есть территории, недоступные контролю. Пока существуют суверенные государства, полный общий контроль невозможен. Однако в тех случаях, когда контроль появляется, он тут же начинает использоваться не только для борьбы с глобальными рисками, но и для личных целей тех групп, которые контроль осуществляют, — или, во всяком случае, такое впечатление создаётся (война в Ираке).

Пока человечество разделено на отдельные вооружённые государства, быстрое принятие мер по локализации угрозы невозможно и чревато развязыванием ядерной войны.

По окончании эпохи «холодной» войны строительство бункеров относительно затормозилось.

Современное общество не рассматривает выживание как свою главную цель, а те, кто об этом говорят, выглядят маргиналами.

Современные технологии развиваются стихийно. Нет ясного представления о том, кто, где, зачем и какие технологии развивает — даже относительно легко обнаруживаемых ядерных производств.

Хотя процесс договорного объединения активно идёт в Европе, остальная часть мира пока не готова, если это вообще возможно, мирно объединиться. Авторитет многих международных организаций, наоборот, снижается. (Однако, если где-то случится крупная, но не окончательная катастрофа, то возможно временное объединение в духе «антитеррористической коалиции».)

Важно также подчеркнуть, что классическое тоталитарное общество не является панацеей от глобальных катастроф. Действительно, тоталитарное общество может быстро мобилизовать ресурсы и пойти на значительные потери для достижения цели. Однако основная проблема такого общества — это информационная непрозрачность, которая уменьшает степень готовности и ясности понимания происходящих событий. Примеры: ошибка Сталина в оценке вероятности начала войны с Германией. Или слепота древнекитайского общества в отношении военных перспектив пороха и информационных технологий — компаса и бумаги, которые там были изобретены.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 32 | 0,656 сек. | 8.59 МБ