История и модели прогресса

Мы знаем достаточное число примеров, когда исторические процессы ускорялись фактически до бесконечной скорости за счет того, что несколько значимых событий происходили одновременно. Например, Солженицын так описывает ускорение событий во время Февральской революции в России:

«Если надо выбрать в русской истории роковую ночь, если была такая одна, сгустившая в несколько ночных часов всю судьбу страны, сразу несколько революций, – то это была ночь с 1 на 2 марта 1917 года. Как при мощных геологических катастрофах новые взрывы, взломы и скольжения материковых пластов происходят прежде, чем окончились предыдущие, даже перестигают их, – так в эту русскую революционную ночь совместились несколько выпереживающих скольжений, из которых единственного было достаточно – изменить облик страны и всю жизнь в ней, а они текли каменными массами все одновременно, да так, что каждое следующее отменяло предшествующее, лишало его отдельного смысла, и оно могло хоть бы и вовсе не происходить. Скольжения эти были: переход к монархии конституционной („ответственное министерство“) – решимость думского Комитета к отречению этого Государя – уступка всей монархии и всякой династии вообще (в переговорах с Исполнительным Комитетом СРД – согласие на Учредительное Собрание) – подчинение еще не созданного правительства Совету рабочих депутатов – и подрыв этого правительства (да и Совета депутатов) отменой всякого государственного порядка (реально уже начатой „приказом № 1“). Пласты обгоняли друг друга катастрофически: царь еще не отрекся, а Совет депутатов уже сшибал еще не созданное Временное правительство». (Размышления над Февральской революцией. Российская газета, 27 февраля 2007 года. http://www.rg.ru/solzhenicyn.html)

При всей драматичности происходящих в таких случаях изменений сингулярности трудно избежать. Если, например, развитие наук замедлится, то это увеличит шансы катастрофы в результате исчерпания ресурсов и перенаселения; и наоборот, если ресурсов будет много, то ничто не помешает наукам и технологиям продолжить свой бег к будущему. Некоторые предлагают другие варианты для названия сингулярности: «технокалипс», «великий переход», «катастрофа». Многие люди связывают с сингулярностью самые позитивные ожидания. Теоретически сингулярность означает возможность бессмертия, неограниченного расширения сознания и полеты на другие планеты. Однако атомная энергия теоретически также означает неограниченное даровое электричество, но на самом деле бесконечные преимущества уравновешиваются бесконечными недостатками. В случае атомной энергии это ядерное оружие, радиоактивное заражение и угроза глобальной войны. Поэтому возникло следующее упрощенное представление о сингулярности: достаточно дотянуть до нее, а там искусственный интеллект решит все наши проблемы, возникнет экономика изобилия и рай на Земле. Не удивительно, что такие представления вызвали ответную реакцию: высказывались предположения, что идеи о сингулярности это своего рода религия для фанатов техники, где ИИ – вместо Иисуса, а сингулярность – вместо Бога. И на основании такой психологизации идея о сингулярности отвергалась.

Можно также сравнивать ожидания наступления сингулярности с идеями о коммунизме. После сингулярности, говорят ее сторонники, молекулярное производство позволит производить любые товары практически бесплатно, создав то самое изобилие, которое делает коммунизм возможным; кроме того, в управляемом ИИ обществе отпадет необходимость в рынке, так как управление сверху окажется, наконец, более эффективным. Когнитивные технологии, наконец, смогут создать нового человека или подправить старого. Однако подобные ожидания, вероятно, больше говорят о нас самих, чем о том, что будет на самом деле.

Кроме того, идеи сингулярности подвергались критике с тех позиций, что закон Мура является экспоненциальным, а выделенная точка возможна только при гиперболическом законе; что, возможно, человек не может создать сверхчеловеческий разум, поскольку это слишком сложная задача, и чтобы создать сверхразум, нужно его уже иметь. Например, в критической статье «Сингулярность всегда рядом» (пародирующей название работы Р. Курцвейла «Сингулярность рядом») говорится о том, что мы никогда не сможем обнаружить себя «после сингулярности», поскольку в этом состоянии мы должны были бы признать, что весь бесконечный рост находится позади нас, а впереди подобного роста не будет.

Вместо того чтобы разбирать всю эту критику, отметим, что она не влияет на основной факт – на реально надвигающуюся на нас перемену неизвестной природы.

Есть также представления, что может быть «позитивная сингулярность» и «негативная», и это звучит так, как будто это как бы две стороны одной медали. И шансы их равны, как шансы выпадения одной из сторон монеты. Но это не так. Для реализации позитивной сингулярности вместе должны сложиться успехи всех технологий, все задуманное должно получиться, причем в правильной последовательности, и т. д. А чтобы произошла негативная сингулярность, достаточно, чтобы все пошло наперекосяк один раз. Гораздо проще сделать смертельно опасный вирус, чем лекарство от старости.

Однако вернемся к историческому аспекту вопроса. Идея о том, что человечество включено в некий развивающийся процесс (то есть имеет место прогресс), получила признание далеко не сразу. В Античности прогресс не осознавался и история казалась ходящей по кругу. Это представление поддерживалось тем, что скорость технологических инноваций в то время была столь медленной, что мир почти не менялся на протяжении поколения и обнаружить разницу было трудно. И наоборот, отсутствие идеи прогресса мешало технологическим инновациям. (Например, разные технологические хитрости считались уделом рабов и были недостойными свободного человека.)

С появлением христианства возникла идея линейного времени – от грехопадения до Страшного суда, но она не относилась к человеческим достижениям.

В Средние века, несмотря на крах Римской империи, продолжалось постепенное накопление разных изобретений и новшеств.

В эпоху Возрождения, как можно понять по самому ее названию, идеи прогресса еще не существовало, так как в качестве источника рассматривалось своеобразное возвращение к прошлому.

Только в середине XVII века идея о неостановимой силе прогресса стала проникать в умы, во многом благодаря работам Фрэнсиса Бэкона (Novum Organum, 1620), а в эпоху Просвещения в XVIII веке она стала всеобщим достоянием. Таким образом, идея прогресса значительно отстала от самого прогресса.

В XIX веке знамя прогресса поднимали Карл Маркс, Огюст Конт и другие.

Нас при этом в большей мере интересует то, какова была ожидаемая скорость прогресса.

Здесь возможны следующие идеи:

1) линейный прогресс до какого-то уровня, после чего наступает равновесие;

2) бесконечный линейный прогресс;

3) экспоненциально растущий прогресс – идея о том, что прогресс не просто происходит, но что темпы его ускоряются (закон Мура);

4) гиперболический прогресс – идея о том, что прогресс не просто ускоряется, но достигнет бесконечности за конечное время в ближайшем будущем.

Как отмечает исследователь процессов ускорения прогресса Джон Смарт, по-видимому, первым, кто обратил внимание на постоянное ускорение прогресса и осознал, что оно ведет к некому фазовому переходу, был американский историк Генри Адамс (1838–1918) в 1890-х годах. В 1904 году он написал эссе «Закон ускорения» (http://www.bartleby.com/159/34.html), а в 1909-м – «Закон фазового перехода применительно к истории», в котором утверждал, что в период между 1921 и 2025 годами произойдет фазовый переход в отношениях между человечеством и технологиями.

В этой статье он предполагает, что история подчиняется закону квадратов, то есть каждый следующий период истории по своей длине равен квадратному корню из длины предыдущего периода. Согласно Адамсу, за «Религиозным периодом» в 90 000 лет следует «Механический период» в 300 лет, затем «Электрический период» в 17 лет и затем должен быть «Эфирный период» в 4 года, а затем последует фазовый переход, в ходе которого человечество достигнет границ возможного. С учетом неопределенности в длинах периодов он и получил разброс между 1921 и 2025 годами; нетрудно отметить, что верхняя граница совпадает с оценками Винджа о времени наступления сингулярности.

Теорию Адамса можно рассматривать и как подтверждение, и как опровержение идей сингулярности. Опровержение состоит в том, что людям свойственно специфическое когнитивное искажение, которое можно назвать «эффектом перспективы» и которое заставляет людей выделять в более близких по времени периодах более короткие значимые отрезки, в результате чего и возникает ощущение ускорения. Однако последующие исследования ускоряющихся перемен старались избежать этой произвольности в выборе значимых отрезков времени, измеряя некие объективные параметры, например информационную емкость систем.

Эпоха сингулярности начнется внезапно. То есть некоторое время – десять, двадцать, тридцать лет – все будет примерно как сейчас, а потом начнет очень быстро меняться. Если бы у природы была точка зрения и она наблюдала земную историю со скоростью один год за секунду, то для нее эпоха сингулярности уже началась бы: мир, населенный обезьянами, внезапно и резко трансформировался в мир людей, изменяющих Землю совершенно непонятным до того способом.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 32 | 0,502 сек. | 8.51 МБ