След второй: американское правительство

Вы, уважаемые читатели, наверняка заметили: по какому бы пути мы ни двигались в нашем рас­следовании, ниточка моментально приводит нас в США. Действительно, Штаты сегодня не без удо­вольствия занимают почетное место единственной сверхдержавы. Их стремление к мировому господ­ству очевидно. Но встает вопрос: а что, собственно, мы должны понимать под словосочетанием «Соеди­ненные Штаты»?

Простых рабочих из Детройта? Фермеров, ко­торые еле сводят концы с концами? Бездомных, которых в американских мегаполисах просто море? Вряд ли. У меня есть много добрых знако­мых в США, и могу вас уверить: ни один из них не стремится к мировому господству. Правда, раз­говаривать с рядовым американцем все-таки до­вольно трудно: он искренне считает, что долг его страны — нести демократию всем, кто не успеет спрятаться. Впрочем, можно ли осуждать его за это после того, как поколению за поколением ему и его предкам промывали мозги на этот счет?

Итак, речь идет, очевидно, об американском правительстве, весьма малочисленной группе лю­дей, которая выступает от имени всего народа. По идее, и правительство, и парламент выбирают. Только вот кто делает это в действительности?

Народ? Но ему представляют всего лишь двух кандидатов от двух партий. Выбор, прямо ска­жем, невелик. Кто же определяет имена кандида­тов? Съезды демократической и республиканской партий. У каждой из них есть свой председатель, свой босс, который занимает свое кресло благода­ря искусным интригам и личным связям. При этом босс, естественно, вербует в ряды руководства партии своих сторонников, поэтому исход голо­сования в значительной степени зависит от него. Таким образом, кандидатов на пост президента выбирают, по сути, партийные боссы.

Когда кандидаты определены, разворачивает­ся предвыборная гонка. Она стоит колоссальных денег, и человек, не располагающий финансовы­ми ресурсами, никогда не сможет занять заветное кресло. О нем просто не узнают. Потому что он не сможет разъезжать по всей стране, устраивать бесплатные концерты популярных певцов, часами разглагольствовать с телеэкрана.

Как финансируются избирательные компании? Это тоже большая тайна. Впрочем, единственный возможный источник таких больших денег опреде­лить нетрудно — это крупнейшие фирмы и банки, в первую очередь так называемые транснациональ­ные корпорации (ТНК). Получается, что президен­та и парламент выбирает не народ, от которого мало что зависит, а партийные боссы и ТНК. Связи между политиками и бизнесменами действительно весьма тесные, зачастую родственные.

Если посмотреть непредвзято, то можно заметить, что на американской политической сцене действу­ют несколько устойчивых семейных кланов, таких, например, как Кеннеди, Рузвельты или Буши. Это обеспечивает преемственность американской поли­тики. И все же постоянно меняющиеся президенты и депутаты вряд ли были бы в состоянии проводить действительно единую, цельную линию. А ведь США на протяжении всей второй половины XX и начала XXI века действуют как единый организм, как абсо­лютная монархия.

Следовательно, американскою правительство —это не более чем выразитель чьей-то воли. Политические кланы — они как семьи профессиональных актеров, привыкших играть на сцене перед широкой публи­кой написанные для них роли. Вот только кто эти роли пишет?

Сами американцы не пользуются репутацией боль­ших интеллектуалов. Может быть, за их спиной стоит кто-то другой? Но кто? Посмотрим на «Большую Вось­мерку», еще один вариант мирового правительства.

Какая часть света представлена там сильнее всего? Правильно. Наша старушка Европа.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 32 | 0,511 сек. | 8.48 МБ