Золотые звезды спецназа: Наш человек майор Злобин

Золотые звезды спецназа: Наш человек майор ЗлобинЕсть у нас в отряде реальный герой. Его поведение в том жестоком февральском бою – это поступок мужчины! Подвиг, достойный Золотой Звезды Героя Рф. – Полковник Евгений Меркушин, тогда командовавший 29-м отрядом специального предназначения внутренних войск МВД Рф «Булат», открыл дверь с табличкой «Начальник разведки».

В центре маленького кабинета, склонившись над расстеленной на десктопе картой, стоял крепкий низкий мужик с карандашом в руке.

— Знакомьтесь, это майор Николай Анатольевич Злобин. Наш человек: лазутчик, офицер, специалист. — Меркушин одним коротким предложением так охарактеризовал человека, как желал бы услышать о для себя хоть какой военнослужащий хоть какой армии мира. — Выпускник Алма-Атинского военного института пограничных войск Республики Казахстан. Службу начинал на границе с Китаем, в должности заместителя начальника по воспитательной работе погранзаставы «Туат». Во внутренних войсках МВД Рф с 2002 года. Служил в Ульяновске, потом более 2-ух лет в оперативном батальоне 46-й бригады в Чеченской республике, откуда перевелся к нам. Женат, немногословен, решителен, вредных привычек не имеет.

— Николай, — представился майор, чуток подавшись вперед и прочно пожимая мне руку. Взор незапятнанный, открытый, размеренный.
Так, в разгар нескончаемо жаркого, рекордно засушливого лета 2010 года я познакомился с майором Злобиным. В Башкирии, в самом сердечко старых Уральских гор — городке Уфе.

Тогда Николай, только вышел на службу после 4 месяцев, проведенных в госпитальных палатах, но невзирая на пережитые не так давно тяжелейшие тесты, смотрелся бодро и уверенно.

Уверенно, пока мы гласили о ежедневных делах и заботах, офицерском житье-бытье, учениях и дисциплине посреди новобранцев. Но как речь зашла о кавказских походах 29-го отряда, эмоции поутихли, и глас майора потяжелел, появились железные ноты, взор заполнился болью невосполнимой утраты, горечью, состраданием.

Золотые звезды спецназа: Наш человек майор ЗлобинНиколай Злобин:
— Задачку нам поставили 3 февраля. Обычную для спецназа задачку: провести разведывательно-поисковые мероприятия юго-восточнее села Комсомольское. — Николай указал на карту. — Мы должны были пройти по руслу реки Гойчу до ее слияния с одним из горных ручьев с целью обнаружения оборудованных баз боевиков и схронов с орудием и боеприпасами.

В случае столкновения с членами бандгрупп было два варианта развития событий: их задержание, или, при оказании вооруженного сопротивления, ликвидирование. Из имеющихся разведданных следовало, что вдоль реки шарахаются маститые уголовники из шайки «амира» Лабазанова и присоединившиеся к ним остатки банды уничтоженного парой недель ранее «амира» Гишаева. Понятно, что никто из их сдаваться сам не собирался, они хитрецкий, ожесточенный и очень страшный противник, потому и у нас настрой был самый суровый.

Вывод всех 5 групп к месту спецоперации выполнили наземным методом: прохладным, ветреным с утра последующего денька из Ханкалы, пт неизменной дислокации, выехали колонной. Потом, в заблаговременно условленном месте, встали на тропу. Посреди нас были и авианаводчики, и арткорректировщики, и саперы со средствами инженерной разведки и разминирования, и санинструкторы, готовые оказать первую мед помощь. Действовали строго по правилам, люди все бывалые.

Вязкое, чавкающее грязюкой предгорье миновали стремительно. Поднявшись выше, попали в скопление, видимость резко усугубилась. На заснеженном участке вдоль невидимой границы Грозненского сельского и Урус-Мартановского районов меж селениями Дачу-Барзой и Алхазурово, на плотно заросшем тонкими деревьями и кустарником склоне 1-го из бугров налетели на боевое охранение бандитов. Старший прапорщик Айрат Галяуов и ефрейтор Алексей Кирьянов, шедшие левее меня, в четвертой группе, приняли бой первыми и сходу получили ранения. Галяуов — плеча с повреждением кровеносной артерии и грудной
клеточки, Кирьянов — плеча. Эвакуировать их не удалось, шквал огня был таковой силы, что головы поднять не могли. Айрат Галяуов до лазарета так и не дотянул, скончался от большой кровопотери.

Золотые звезды спецназа: Наш человек майор ЗлобинАйрат был потрясающим парнем, мужественным, целеустремленным, умел работать на пределе сил, сжав зубы. На таких спецназ и держится. Имея за плечами опыт службы в ОМОНе, занимаясь несколькими видами спорта, он с первой пробы сдал экзамен на крепкость — удачно прошел квалификационные тесты и достигнул права ношения крапового берета. Дома Айрата ожидали супруга и двое отпрыской, младшему из которых не исполнилось и полугода…

Скоро бандиты, разбившись на несколько маленьких групп и пользуясь основным своим преимуществом — познанием местности, ушли от преследования и скрылись в чащобе. Некие, возможно, задумывались отсидеться на базе, в замаскированном блиндаже, спрятанном в узенькой, защищенной от посторониих глаз деревьями и кустарниками ложбине. Только подойдя к этому затаенному убежищу впритирку, мы сообразили, где и как укрылся противник, так толково и верно все было выстроено.

Вошли в огневой контакт. Дистанция малая. Младший сержант Ильгиз Гасимов и ефрейтор Антон Байгозин оказались под градом пуль и погибли в перестрелке. Прапорщику Денису Николаеву пуля пробила предплечье. Командир первой группы лейтенант Павел Петрачков, опытный офицер, за плечами которого были 10-ки боестолкновений, подполз к блиндажу с целью обогнуть его и закидать гранатами. Гранату Павел метнул, пулеметную точку подавил, но и сам получил смертельное ранение: две пули навылет — в грудь и в голову.

Похоронили Петрачкова на Аллее славы в Пензе, в этом городке он служил до Уфы, там у него остались супруга и двухгодовой сын…
На этом собственный рассказ Николай оборвал и о том, как действовал лично, не произнес ни слова. За него, позднее, мне поведали другие офицеры разных спецподразделений.

Золотые звезды спецназа: Наш человек майор ЗлобинКапитан Д. (Ханкала):
— Поначалу уфимцы осознать не могли, кто им навстречу из тумана вышел, рядом работали мужчины из батальона «Север» и 15-го ОСН «Вятич», и огнь не открывали, боясь коллег расстрелять. Когда удостоверились, что это боевики, меж ними менее 10-ка метров оставалось. Схлестнулись. «Бойков» много было, по нашим данным, от 15 до 30 стволов. Местность они знали отлично, каждый бугорок прощупали, блиндаж вырыли и отлично оборудовали, пути отхода наметили заблаговременно. Понимали, что когда-нибудь спецназ все равно по их душу нагрянет и бежать придется стремительно и тихо, чтоб выжить.

Слинять тихо им не удалось, а дохнуть во имя несуществующего «Имарата Кавказ» и благоденствия забугорных покровителей не хотелось, и боевики пошли ва-банк. Нанесли суровый удар по «Вятичу»: у армавирцев погибли Капитан Григорий Ширяев (Герой Рф посмертно) и рядовой Степан Селиванов, ранения получили старший лейтенант Олег Тапио и лейтенант Арсен Луговец. Про утраты «Севера» не знаю. Вообщем, те деньки были самыми томными в прошедшем году. Вся Ханкала практически на ушах стояла, когда подробности прояснились. Все ребята в горы рвались, отомстить боевикам желали.

Подполковник Ф. (г. Уфа):
— В самый критичный момент боя, когда умер Петрачков и вопрос жизни и погибели всей группы встал ребром, Злобин отдал приказ подчиненным отступить на высотку, на более прибыльный предел, а сам остался прикрывать их отход. Верно сделал. Часть боевиков, притихшая в складках местности, могла окружить и убить наших бойцов. Они и попробовали пойти на прорыв, но их приостановил раненный в грудь Злобин. Николай, лежа в снегу с пробитыми легкими, сдерживал противника до того времени, пока не растерял сознание.

Благодаря решительным действиям майора, лейтенант Грефенштейн, ефрейтор Кирьянов и сержант Мухаметов, получившие ранения различной степени тяжести, смогли отступить на неопасное расстояние и получили первую помощь от подошедшего подкрепления. А Злобина отыскали не сходу, связи не было, у него пулей раци

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 34 | 0,634 сек. | 8.61 МБ