Мудрость знания врача и психология неведения больного-1

В клинику поступил больной Н., 53 лет, с жалобами на боли в области желудка, небольшие желудочные кровотечения и умеренное малокровие. Возникло подозрение на язвенную болезнь, так как некоторых типичных для опухоли признаков (похудания, отвращения к еде, особенно к мясу) не было. Тем не менее при фиброгастроскопии в пищеводе, у входа в желудок, была обнаружена кровоточащая опухоль небольшого размера. Врач-эндоскопист поставил диагноз «рак кардиальной части желудка», а для уточнения диагноза сделал биопсию опухолевого узла. Со своей стороны лечащие врачи, учитывая пожилой возраст больного, боли, развитие малокровия, согласились с диагнозом рака и предложили больному операцию. Он отказался. И тогда было решено переговорить с его родственниками. Однако в ближайшие дни разговор не состоялся: их надо было вызывать из области. И хорошо, что больной не дал сразу согласия на операцию, а родственников не оказалось под рукой! Полученный вскоре гистологический анализ патологоанатомов гласил: рака нет, есть обычный полип, травмированный грубой пищей.
А если бы родственников информировали о раке? Какая бы это была для них травма! Или хуже того — произвели бы радикальную операцию больному, если бы тот не возражал. Не говоря уже о том, что сама операция — тяжелая травма, исход ее мог бы быть самым серьезным.
Содержание беседы с родственниками больного, находящегося у черты жизни и смерти, должно быть многократно взвешенным и оцененным. Можно сказать, что у вашего близкого (отца, матери, мужа, жены, сына, дочери) развилась болезнь, перед которой современная медицина может оказаться бессильной. Диагноз этого заболевания выставлен на основании более или менее ясных признаков, хотя в нем и нет стопроцентной уверенности. Мы будем делать все возможное, однако вам надо знать, что все усилия могут оказаться недостаточными для спасения…
В таких ситуациях врачу небесполезно использовать тактику «продвижения вперед при помощи малых побед», то есть постепенного раскрытия правды о болезни близкого человека, особенно если время позволяет действовать таким образом.
Время — лучший целитель всяких ран — и душевных, и телесных. Когда родственникам сообщается полуправда, дается возможность поразмыслить над сказанным, они постепенно привыкают к мысли о неизбежности трагического исхода, хотя и надеются на лучшее.
Конечно, врачи знают, что во многих случаях роковой исход неизбежен, и, позволяя рассчитывать на свою ошибку, как бы умаляют собственные знания и авторитет. И все же на это стоит идти. Цель в данном случае оправдывает средства. Это как раз та ситуация, когда врач должен отдать предпочтение человечности, когда он должен позволить временно усомниться в своей высокой компетентности, когда истина все-таки не дороже людей, потрясенных мыслью о возможной потере близкого им человека. Выдающиеся врачи прошлого оставили нам такие примеры. Вот один из них.
На семьдесят первом году жизни у знаменитого русского хирурга Н. И. Пирогова появилось изъязвление с плотным основанием на слизистой оболочке верхней челюсти. Лечение язвочки не дало эффекта, в связи с чем Пирогову был выставлен диагноз злокачественного новообразования. Это заключение чрезвычайно тяжело сказалось на Николае Ивановиче. Из довольно еще бодрого и работоспособного человека он почти сразу же превратился в молчаливого, мрачного и дряхлого старика. Н. И. Пирогов не удовлетворился диагнозом московских врачей, отказался от операции и поехал в Вену к ведущему хирургу того времени и своему другу Бильроту. Последний осмотрел его, отверг диагноз рака и посоветовал проводить консервативное лечение.
Такое мнение выдающегося врача своего времени оказало магическое действие на Николая Ивановича. К нему вернулись бодрость, работоспособность, сон, аппетит, хорошее настроение. Все же болезнь взяла свое, и Пирогов через несколько месяцев умер. Не подлежит сомнению, что крупнейший специалист хирург Бильрот распознал рак у Пирогова. Однако, учитывая возраст больного, локализацию и стадию болезни, он счел за лучшее сказать ему и его родственникам, что операцию не следует делать.
Когда состояние Пирогова стало ухудшаться, некоторые современники начали упрекать Бильрота за его тактику и даже обвинили в диагностической ошибке. Бильрот предпочел проглотить упреки, чем отравить последние месяцы жизни своего знаменитого коллеги.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 31 | 0,918 сек. | 8.45 МБ