НПРО: реалии нового мирового порядка

Превосходство в войнах шестого поколения подразумевает не только проведение атакующих операций, но и гарантированную защиту от удара возмездия. Если ранее США были готовы к тому, чтобы пожертвовать несколькими штатами ради победы в глобальной войне с Советским Союзом, то сегодня «неприемлемым ущербом» считается потеря одного американского города. Вся концепция войны будущего, о которой так часто говорят в США (молниеносное завоевание превосходства в воздухе, точечные удары, уничтожение инфраструктуры враждебных государств, ликвидация «непримиримых», пропагандистское воздействие на население) основывается еще и на том предположении, что противник не сможет так или иначе перенести боевые действия на территорию США. Поскольку вторжение сухопутных или военно-морских сил туда сегодня невозможно, а бомбардировщики будут сбиты континентальной авиацией ПВО, потенциальную угрозу американцы видят только в баллистических ракетах с ядерными боеголовками. Именно против них и создается новый противоракетный «зонтик».

13 декабря 2001 года президент США Джордж Буш-младший уведомил президента Российской Федерации Владимира

Путина о выходе в одностороннем порядке из Договора по противоракетной обороне (ПРО) 1972 года. Решение было связано с планами Пентагона не позднее чем через полгода провести испытания системы Национальной противоракетной обороны (НПРО) с целью защиты от нападения со стороны так называемых «стран-изгоев».

НПРО США, по замыслу ее создателей, включит несколько элементов: систему боевого управления («Battle Management/ Command, Control, Communication))), наземные перехватчики ракет («Ground Based Interceptor)), «GBI»), высокочастотные радиолокаторы противоракетной обороны («Ground Based Radiolocator)), «GBR»), радиолокаторы системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН) и группировку спутников «SBIRS» («Space Based Infrared System))).

Наземные перехватчики ракет или противоракеты «GBI» являются основным оружием НПРО. Они должны уничтожать боеголовки баллистических ракет за пределами земной атмосферы. Высота их полета порядка 2000 километров, дальность действия — 5000 километров.

Противоракета «GBI» состоит из головной части, содержащей перехватчик, переходного отсека и ракеты-носителя. На период разработки и испытаний в качестве носителя используется система «PLV», представляющая собой вторую и третью ступени баллистической ракеты «Minitman II». Позднее предполагается использовать специальный носитель. «PLV» развивает скорость 8,3 км/с и выводит в космос перехватчик, при этом скорость относительно вражеской боеголовки составит 15 км/с. Перехватчик «EKV» («Exoatmospheric Kill Vehicle))) весит 64 килограмма, оснащен инфракрасной системой наведения и не содержит взрывчатого вещества или других средств поражения. Цель уничтожается прямым попаданием — кинетическая энергия столкновения гарантированно разрушит боеголовку вражеской ракеты.

Радиолокационные станции «GBR» предназначены для обнаружения и сопровождения целей, отслеживания противоракет и оценки результатов стрельбы. Она представляет собой работающую в трехсантиметровом диапазоне длин волн (X-band) импульсную радиолокационную станцию с поворотной приемопередающей активной фазированной антенной решеткой, которая имеет форму сложного многоугольника с диаметром 12 метров. Дальность обнаружения вражеских ракет и боеголовок у станции должна будет составлять 4000 километров. В настоящее время существует лишь прототип перспективного радиолокатора «GBR-P» («Ground Based Radar-Prototype») с расчетной дальностью обнаружения около 2000 километров, который размещен на атолле Кваджалейн (Маршалловы острова, Тихий океан).

Противоракеты «GBI» уже развернуты на Аляске (21 шахтная пусковая установка) и в Калифорнии (3 пусковые установки). К 2010 году их число должно быть увеличено соответственно до 40 и 20, что позволит создать достаточно мощную систему обороны территории США. Противоракеты планируется разместить и в Восточной Европе в так называемом «третьем позиционном районе» (третий, потому что после Аляски и Калифорнии).

Например, в Польше, близ города Слупска, предполагалось создать базу противоракет «GBI» с десятью шахтными пусковыми установками и с персоналом до 200 человек. А на территории Чехии американцы планировали построить радиолокатор типа «GBR-Р», получивший название «EMR» («Еигореап Midcourse Radar»). Местом его размещения был выбран полигон Брды — в 90 километрах юго-западнее Праги.

Наблюдение за запусками и траекториями баллистических ракет других стран осуществляют радиолокаторы СПРН. В настоящий момент их четыре: «СоЬга Dane» (остров Шемия, Алеутские острова), «Веа1е» (Калифорния), «Fylingdales» (Великобритания), «Thule» (Гренландия, Дания). До 2013 года к ним, возможно, присоединится радиолокационная станция «Globus II» в Вардё (Норвегия), которая расположена всего в 60 километрах от российской границы и которая, согласно официальным заявлениям американской стороны, в настоящее время занимается отслеживанием космического мусора.

Задачу раннего обнаружения ракетных запусков будет выполнять орбитальная группировка «SBIRS», которая представляет собой двухэшелонную спутниковую систему. Верхний эшелон (SBIRS High) в проекте включает от 4 до 6 спутников, размещенных на геосинхронных орбитах. Низковысотный эшелон (SBIRS

Low) состоит из 24 спутников. Эти космические аппараты оснащены датчиками оптического диапазона, которые позволяют регистрировать запуски ракет через 40-50 секунд после старта и определять траекторию их полета на активном участке (то есть когда у ракеты работает двигатель).

Поскольку деньги на НПРО выделяются без задержек, американские военные специалисты развернули бурную деятельность. Проектирование ведется сразу по нескольким направлениям, и создание противоракет с радарами и регистрирующих спутников — еще не самый сложный элемент в программе.

Большие надежды возлагаются на лазеры, по производству которых США традиционно занимают лидирующее положение. Предполагается разместить их как на земле, так и в воздухе, и в космосе.

Прежде всего был создан прототип лазера космического базирования. Это произошло 8 декабря 2000 года. Комплексное испытание лазера «Alpha HEL» на фтористом водороде, изготовленного компанией «TRW», и оптической системы управления лучом, созданной фирмой «Lockheed Martin», проводились в рамках программы «SBL-IFX» («Space Based Laser Integrated Flight Experiment)) — «Демонстратор для комплексных летных испытаний лазера космического базирования))) на полигоне Капистрано (город Сан-Клемент, штат Калифорния). Целью испытаний было определение возможности поддерживать требуемое направление на цель и обеспечивать управление первичной и вторичной оптикой в ходе высокоэнергетического излучения лазера. Испытания завершились полным успехом: система отработала даже с большей точностью, чем требовалось.

Согласно официальной информации, вывод на орбиту демонстратора «SBL-IFX)), представляющего собой платформу, несущую химический лазер мегаваттного класса и зеркало, направляющее луч, намечен на 2012 год, а его испытания по стартующим межконтинентальным ракетам — на 2013 год. Стоимость лазера и испытаний — 4 миллиарда долларов.

А к 2020 году может быть развернута полноценная группировка космических аппаратов с высокоэнергетическими лазерами на борту. Тогда, как оценивают эксперты, вместо сотен противоракет будет достаточно развернуть группировку из 20 космических аппаратов на базе технологий «SBL» на орбитах с наклонением от 40 до 70° и высотой порядка 1300 километров. На уничтожение одной ракеты понадобится всего от 1 до 10 секунд в зависимости от высоты полета цели. Перенастройка на новую цель займет всего лишь полсекунды. Система должна обеспечить почти полное предотвращение ракетной угрозы.

Особое место в НПРО займет лазер воздушного базирования. Еще в сентябре 1992 года компании «Boeing» и «Lockheed» получили контракты на техническое определение наиболее подходящего из существующих самолетов для проекта «ABL» («Airborne Laser»). Обе команды пришли к одному и тому же выводу, рекомендовав ВВС США использовать в качестве платформы для этой системы проверенный временем тяжелый самолет «Боинг-747».

В ноябре 1996 года ВВС США заключили контракт стоимостью в 1,1 миллиарда долларов с фирмами «Boeing», «Lockheed» и «TRW» на разработку и летные испытания системы вооружения в рамках этого проекта. 10 августа 1999 года была начата сборка первого самолета «Boeing 747-400F» для «ABL». А уже 6 января 2001 года самолет «YAL-1A» совершил первый полет с аэродрома города Эверетт.

Основой системы вооружения «ABL» является мегаваттный йод-кислородный химический лазер, разработанный компанией «TRW». Лазер монтируется в 46-й секции на основной палубе самолета. Для обеспечения прочности, термической и химической устойчивости под лазером устанавливаются две титановые панели обшивки нижней части фюзеляжа. Лазерный луч передается к носовой турели по специальной трубе, проходящей по верхней части фюзеляжа через все переборки. Стрельба осуществляется с носовой турели весом 6,3 тонн. Она может поворачиваться на 150° вокруг горизонтальной оси, отслеживая цель. Фокусировка луча на цели осуществляется полутораметровым зеркалом, имеющим сектор обзора по азимуту в 120°.

Испытания «ABL» под кодовым названием «Первый свет» начались в ноябре 2004 года и продолжаются по сей день. Ранее предполагалось, что в случае успеха будут выпущены еще три таких самолета, а к 2008 году — система воздушной противоракетной обороны заступит на боевое дежурство: флот из семи самолетов был бы способен в течение 24 часов локализовать угрозу в любой точке земного шара. Однако у разработчиков внезапно начались проблемы: конгрессмены сократили финансирование перспективных военных проектов, и больше остальных пострадал от этого сокращения проект «ABL». Тем не менее опытный образец уже летает и даже стреляет.

Разумеется, есть и вариант использования в системе НПРО подобной установки наземного базирования. Высокоэнергетический тактический лазер «THEL» («Tactical High-Energy Laser») на передвижных платформах разрабатывается в рамках программы «Nautilus» по заказу Космического и стратегического командования армии США и Министерства обороны Израиля. Главная задача лазера «ТНЕЬ» — перехватывать и уничтожать в полете баллистические ракеты ближнего радиуса действия. Непосредственной разработкой и изготовлением лазера занимаются компания «TRW» и израильская фирма «Rafael». При этом Пентагон брал на себя выделение 89 миллионов долларов, а израильское министерство обороны — 59,5 миллионов долларов.

Финансирование проекта началось в 1995 году, когда специалисты «TRW» получили 2,5 миллиона долларов. Израиль добавил к этой сумме 600 тысяч, взяв на себя подготовку транспортного средства, технического персонала и учебных целей. Заинтересованность Израиля в этом проекте понятна: лазерная установка может защитить границы Израиля от ракет Ирака и реактивных снарядов «Хизбаллы».

В качестве прототипа для «ТНЕЬ» был выбран «MIRACL» — инфракрасный химический лазер, работающий на смеси газов дейтерия и фтора. Особый интерес к такой смеси объясняется тем, что лучи, генерируемые ею, практически не поглощаются атмосферой. Сообщалось, что луч «MIRACL» имеет мощность 2,2 мегаватта.

Новый лазер и система наведения проекта «Nautilus» были впервые испытаны вместе на полигоне Уайт Сандс в феврале

1996 года. Лазер проработал 15 секунд, и при испытаниях, как утверждают представители Пентагона, его не выводили на полную мощность. Однако и той энергии, которую он излучал, хватило, чтобы подорвать ракеты систем залпового огня «БМ-13» («Катюша») и «БМ-21» («Град»). Специалисты компании «TRW» доказали реалистичность своего проекта и получили финансирование в полном объеме.

В результате был создан целый комплекс, состоящий из трех основных систем: лазера, устройства слежения и целеуказания и контрольно-командного пункта, обеспеченного связью и компьютерами управления. В июне 2000 года на том же полигоне система продемонстрировала свою высокую эффективность, сбив в полете несколько снарядов «катюш». Еще через два года, в ноябре 2002 года, был сбит артиллерийский снаряд — гораздо меньший по размерам и передвигающийся с огромной скоростью. В настоящий момент ведется подбор машин для транспортировки всей установки на большие расстояния. Предполагается, что после небольшой доработки лазер можно будет перевозить с помощью стандартной военной бронетехники.

Серийная установка должна появиться в течение ближайших лет. Израиль предполагает заказать три стационарные и тринадцать мобильных установок для защиты своих границ. А военные США в свою очередь собираются расширить возможности установки для того, чтобы перехватывать в полете управляемые бомбы, ракеты или даже вражеские самолеты.

В то же время концепцию НПРО постоянно критикуют как в самих США, так и за их пределами.

Еще в 2003 году Главное контрольное управление Конгресса США подготовило доклад, в котором прямо говорилось, что спешка с развертыванием элементов НПРО до добра не доведет: «Увеличивается потенциальная возможность того, что некоторые элементы не будут работать так, как задумывалось». Предупреждая, что из-за сложности и новизны используемых технологий данная программа может потребовать гораздо больше средств, чем закладывалось в первоначальный бюджет, контрольное управление приходит к выводу, что американское Министерство обороны не просчитало все риски и не заложило в свои финансовые выкладки некий «запас», без которого у Пентагона «может не хватить средств, необходимых для закупки и эксплуатации противоракетных систем».

Так и произошло. К 2007 году выявился перерасход средств, а с учетом надвигающегося экономического кризиса было решено сократить расходы. Под сокращение, в частности, попали: лазер воздушного базирования, проект многозарядной противоракеты нового поколения и программа космического слежения. Было отложено и выделение средств на базу НПРО в Польше, что тут же вызвало серьезное возмущение в этой восточноевропейской стране, которая, очевидно, рассчитывала на американские инвестиции в связи с предполагаемым стратегическим строительством. Пришлось Госдепартаменту США утешать поляков, официально опровергнув слухи об отказе от планов по возведению сооружений третьего позиционного района НПРО.

А вот в Чехии решение о размещении радиолокатора вызвало нешуточные протесты. Оказалось, что подавляющее большинство населения против. Чехи прекрасно понимают, что в случае, если он всё-таки будет размещен, на него тут же нацелят ракеты с ядерными боеголовками, и при обострении внешнеполитической обстановки первый удар придется как раз по третьему позиционному району.

Дальше — больше. 2 июля 2009 года двадцать ведущих физиков США, половина из которых — Нобелевские лауреаты, принимающие участие в разработках военных программ, обратились к президенту Бараку Обаме с призывом отказаться от размещения противоракет в Европе. Хотя бы потому, что системы НПРО до сих пор не существует.

Ученые указывают, что нынешний план создания нескольких районов противоракетной обороны провалился еще в 1997 году, после проведения испытаний под кодовым названием IFT-1 А. Тогда с одной из военных баз на Тихоокеанском побережье США было запущено 11 объектов: баллистическая ракета-мишень и 10 ложных целей — воздушные шары разных форм и размеров.

Именно тогда выяснилось, что система опознавания цели, которой оснащены перехватчики, не может отличить воздушный шар от боеголовки баллистической ракеты. А это значит, что целая армада противоракет, на развертывании которой настаивает Пентагон, будет реагировать на любой объект, летящий на определенной высоте. Если сравнить стоимость сбитого воздушного шара со стоимостью потерянной ракеты-перехватчика, то становится ясно, что об эффективной обороне в данном случае и речи быть не может. Провалились и последующие испытания: в октябре 1999 года Пентагон объявил, что условная цель успешно поражена, но потом был вынужден признать, что ракета-перехватчик вместо предполагаемой мишени вновь поразила воздушный шар. В январе 2000-го перехватчик не долетел до цели из-за возникших неисправностей в системе обнаружения. Запуск, запланированный на конец июня того же года, в последний момент пришлось отложить из-за технических неполадок. Точно такие же результаты военные показали в 2001, 2003 и 2007 годах. Кроме того, уже существующие перехватчики пришлось размещать на сугубо гражданских носителях — ракетах «Orbital BV+», созданном на основе коммерческого гражданского носителя «Pegasus» — военный вариант на основе «Minitman II» оказался крайне ненадежным.

Обращаясь к президенту, физики подчеркнули, что НПРО, несмотря на колоссальные затраты, всё еще очень далека от совершенства, но ее возведение уже вызвало обострение международных отношений: «Заявления о том, что эта система эффективна, когда опыт показывает обратное, опасны для политики США. Более того, размещение системы ПРО поставит под угрозу отношения с Россией, сотрудничество с которой является ключевым фактором в решении проблем международной безопасности…»

Кажется, обращение ученых возымело действие. В сентябре 2009 года администрация Обамы уведомила правительства Польши и Чехии в том, что США отказываются от планов по размещению противоракет и радара в Восточной Европе. Впрочем, это не означает, что программа НПРО будет свернута — на официальном уровне уже было заявлено, что она просто «поменяет конфигурацию».

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 36 | 0,248 сек. | 7.87 МБ