«Ось зла» — мифы и реальность

Национальная противоракетная оборона США даже на первом этапе, исключающем развертывание космических элементов, обойдется американским налогоплательщикам в довольно круглую сумму — в 60 миллиардов долларов.

Против кого же направлена вся эта мощь?

В этом вопросе Госдепартамент США весьма откровенен. НПРО будет защищать территорию США от внезапного ракетного удара, который могут нанести авторитарные государства, составляющие так называемую «ось зла».

Понятие «оси зла» было введено в лексикон политиков после нашумевшего выступления президента Джорджа Буша-младше-го перед Конгрессом США 30 января 2002 года. Из всех стран-«изгоев», с которыми по мнению американского истеблишмента, можно разговаривать только с позиции силы, Буш выделил три: Ирак, Иран и Северная Корея. Именно эти страны якобы могут создать межконтинентальные баллистические ракеты, способные долететь до территории Америки.

В своем историческом выступлении Буш недвусмысленно предупредил «изгоев», что им «лучше было бы навести порядок в своем доме», чтобы не столкнуться с тем, что он назвал «правосудием Америки».

Понятно, что подобный подход к решению внешнеполитических проблем не на шутку встревожил руководителей многих

государств. Ведь никто теперь не даст гарантию, что завтра по тем или иным причинам Соединенные Штаты не расширят «ось зла», включив в этот список и другие страны, не захотевшие подчиниться диктату.

Любому очевидно, что список составлен не в ответ на акт терроризма от 11 сентября 2001 года — участие спецслужб или правительств названных государств в подготовке атаки на Нью-Йорк и Пентагон не доказано, и такой вопрос почти не обсуждался. Сами же эти очень непохожие друг на друга страны объединяет лишь одно: они давно сопротивляются установлению американского влияния в своих регионах. Следовательно, ни одна из стран сегодня не застрахована от того, чтобы не попасть в «черный» список. И наличие программ создания баллистических ракет не имеет принципиального значения, в чем легко убедиться, проанализировав технические аспекты ракетных программ «оси зла», о которых так много говорят сторонники развертывания НПРО.

Иракская программа создания ракетного оружия сильно пострадала в период Войны в Заливе и последующих санкций. По всей вероятности, Ираку удалось укрыть несколько десятков тактических одноступенчатых ракет типа «Скад-Б» (8К14, «Р-300», «SS-1C», «Scud-В»), закупленных еще у Советского Союза.

Эти ракеты, активно применявшиеся в ходе Ирано-Иракской войны (331 запуск), стали основой для разработки и производства собственных иракских оперативно-тактических ракет «Аль Хуссейн» («А1 Hussein») и «Аль Аббас» («А1 Abbas») с уменьшенной боевой частью (на 200 и 500 килограммов соответственно) и удлиненным корпусом. За счет снижения полезной нагрузки и благодаря усовершенствованным двигательным установкам эти ракеты имеют максимальную дальность полета в 550 и 850 километров против 300 километров у ракет 8К14. Однако на этих дальностях старая система наведения уже не обеспечивала требуемую точность стрельбы, поэтому при обстреле Израиля во время Войны в Заливе эффект от их применения носил в основном психологический характер.

На основе «8К14» в Ираке разрабатывалась и перспективная двухступенчатая ракета под названием «Таммуз-1» («Tammuz-l/ Al Abid»), которая могла представлять какую-то опасность для некоторых стран Европы, поскольку ее расчетная дальность составляла 2000 километров. Однако этот проект так и не вышел за стадию начального конструирования.

Война против Ирака, начавшаяся 20 марта 2003 года и завершившаяся его оккупацией, показала, что ракетный потенциал этой страны был сильно завышен. В период между Войной в Заливе и вторжением войск антииракской коалиции там было создано около сотни баллистических ракет «Аль Самуд 2» («А1 Samoud II») с радиусом действия 180 километров. По требованию ООН 72 ракеты были уничтожены самими иракцами. Во время вторжения было выпущено всего три такие ракеты. Две сумели долететь до севера соседнего Кувейта, вызвав панику среди гражданских; одна была успешно сбита противоракетой комплекса «Patriot». Хоть какой-то урон смогла нанести ракета совсем другого класса — 7 апреля 2003 года малая твердотопливая «Абабил-100» («Ababil-ЮО»), упав в районе штаба 2-й бригады 3-й американской пехотной дивизии, убила трех солдат и двух журналистов. Однако «Абабил-100» создана на основе советской зенитной ракеты 20Д комплекса «С-75М» («Волга») и в принципе не может служить для несения боеголовок с оружием массового поражения или летать на расстояние свыше 150 километров.

Совсем другое дело — Иран. Руководство Ирана рассматривает ракетное оружие как важнейший компонент своей программы создания современной армии. Организационно ракетное оружие сведено в бригады, входящие в состав военно-воздушных сил, то есть не подчинены армейским структурам, а находятся под непосредственным управлением исламских структур. При этом Иран активно скупает ракетные технологии и оборудование у Северной Кореи, Китая и России.

Несмотря на то, что в 1987 году США и СССР подписали соглашение, которое запрещало продажу, в том числе Ирану, деталей ракет с радиусом действия более 300 километров, Россию подозревают в том, что она тайно передала чертежи и технологию изготовления уже упомянутой ракеты «Скад-Б» (8К14) и «Р-12» (8К63, SS-4, Sandal).

Иранские модификации ракет 8К14, известные под названиями «Шахаб-1» («Shahab-l»), действительно активно использовались во время Ирано-Иракской войны (77 запусков), однако все они были поставлены Ливаном и Сирией или закуплены у Северной Кореи. Наладить собственное производство таких ракет Ирану не удалось.

Гораздо более серьезную угрозу, по утверждению западных экспертов, представляют ракеты «Шахаб-4», радиус действия которых оценивается в 2000 километров. Они будто бы создаются на основе знаменитых советских ракет средней дальности «Р-12» конструкции Михаила Янгеля. Однако участие России в проекте «Шахаб-4» не доказано, ведь ракету с заявленными характеристиками можно построить, используя задел по северокорейской ракете «Тэйпо-Донг-1».

В развитие этой темы эксперты обычно упоминают о том, что в Иране ведутся работы над ракетами «Шахаб-5» и «Ша-хаб-6» с дальностью действия в 4000 и 6400 километров соответственно. Создание таких ракет якобы займет от 5 до 8 лет, и в случае оснащения Ирана этими ракетами возникнет непосредственная угроза территории США. Такой прогноз представляется более чем легковесным с учетом того, что на Иран наложен целый ряд санкций, затрудняющих получение новых технологий.

Если же говорить не о мифах, а о реальности, то ощутимую угрозу могут представлять лишь ракеты «Шахаб-3», созданные по образцу северокорейских ракет «Но-Донг-1». По различным данным, Иран закупил 10 таких ракет и пытается организовать их производство из местных комплектующих. В настоящее время проводятся испытания этих ракет с дальностью стрельбы до 1500 километров — начиная с июля 1998 года зарегистрировано шесть запусков (возможно, их было больше), из них по крайней мере два удачных. Доводка этой ракеты с массой боеголовки от 900 до 1100 килограммов продолжается.

«Шахаб-3» может поражать объекты на территории Европы, Израиля, некоторых стран, входящих в НАТО, всю Центральную Азию, юг России, часть Китая, Индии и все страны Персидского залива. Однако до территории США, как мы видим, ей все равно не долететь.

Серьезную обеспокоенность вызвал и первый космический запуск, произведенный в Иране. Дело в том, что ракета, способная выводить на околоземную орбиту искусственные спутники, может служить и как межконтинентальная баллистическая. Запуск состоялся 2 февраля 2009 года — ракета-носитель «Са-фир-2» («Safir 2») подняла в космос спутник «Omid» («Омид») весом 27 килограммов. Эксперты считают, что ракета-носитель «Сафир» состоит из трех ступеней: первые две из них разработаны на основе «Шахаб-3», но их недостаточно для вывода космических аппаратов на орбиту, поэтому имеется небольшая третья ступень, снабженная твердотопливным двигателем. Размеры и масса первого иранского спутника таковы, что не позволяют использовать его в качестве оружия, а перспективы создания тяжелой межконтинентальной ракеты в Иране туманны, поэтому реальную угрозу «Шахаб-3» может представлять только для Израиля и американских войск, находящихся в зоне Персидского залива.

Впрочем, главный враг Америки, ради которого и создается НПРО, окопался в Северной Корее.

Корейская Народная Демократическая Республика одной из первых среди стран Азиатско-Тихоокеанского региона развернула секретные работы по овладению ядерной и ракетной технологиями. Это во многом объяснялось напряженной ситуацией, сложившейся на Корейском полуострове после окончания Второй мировой войны, что особенно наглядно проявилось в ходе войны между Севером и Югом в 1950-53 годах.

Не обладая необходимым научно-техническим потенциалом, Пхеньян старался использовать возможности довольно тесного сотрудничества с Китаем и Советским Союзом. Во второй половине 1970-х годов специалисты КНДР принимали участие в китайской программе создания ракеты с дальностью полета порядка 600 километров и боеголовкой массой 600 килограммов. Однако в результате обострившейся борьбы в китайском руководстве этот проект не был доведен до конца.

После неудачи северокорейское руководство усилило внимание к советской ракетной технологии. У СССР были приобретены ракеты «Скад-Б» (8К14). При этом решалась двоякая задача: помимо принятия этих ракет на вооружение, основной упор делался на освоение их производства. На этот раз приложенные усилия не пропали даром, и уже в 1984 году были проведены первые испытания ракеты «Скад-Б» северокорейского производства, а в следующем году они стали поступать на вооружение.

В режиме строжайшей секретности на основе этих ракет была создана совершенно новая модификация «Но-Донг-1»(«No-Dong-1») с заявленным радиусом действия в 1300 километров и боевой частью массой 700 килограммов. В финансировании работ над новой ракетой принимали участие Иран и Ливия.

Первый испытательный запуск ракеты «Но-Донг-1» был произведен в мае 1993 года с полумобильной пусковой установки на полигоне Тэйпо-Донг в провинции Северный Хамкьен на восточном побережье страны. С 1997 года ракета принята на вооружение армии КНДР. Она способна долететь до западных районов Японии, вплоть до Осака.

Военные специалисты знают, что максимальная дальность, которую могут достичь ракеты, созданные на основе «Скад-Б», не превышает 1300 километров. По этой причине в Северной Корее ведется разработка еще одной ракеты — «Тэйпо-Донг-1» («Таеро-Dong-l», «No-Dong-2») с дальностью полета от 1500 до 2200 километров. Для ее создания потребовалось перейти на двухступенчатую конструкцию.

Испытание ракеты «Тэйпо-Донг-1» состоялось 31 августа 1998 года. Оно было заявлено как запуск первого северокорейского спутника Земли массой 6 килограммов на низкую орбиту высотой 220 километров. Испытание оказалось неудачным: ракета с неотделившейся головной частью перелетела Японию и упала в море.

Одновременно ведется разработка межконтинентальной ракеты «Тэйпо-Донг-2», которая, по некоторым оценкам, будет обладать дальностью до 6000 километров.

Таким образом, «Тэйпо-Донг-1» теоретически может наносить удары по всей территории Японии и по американским базам на острове Гуам, а «Тэйпо-Донг-2» — по объектам на Аляске и Гавайях.

США через международное сообщество на протяжении многих лет оказывало давление на северокорейское руководство, требуя «заморозить» проекты тяжелых баллистических ракет. В 2000 году Пхеньян объявил мораторий на запуск баллистических ракет, однако испытания двигателей и разработка новых моделей продолжились. 5 июля 2006 года армией КНДР в течение суток произвела семь пусков ракет, одна из которых была дальнего радиуса действия, а остальные — малой и средней дальности. 14 октября 2006 года Советом Безопасности ООН была принята резолюция 1718, осуждающая Северную Корею за выход из моратория и запрещающая ей продолжать разработки баллистических ракет большой дальности. Ситуация тем временем продолжала накаляться. В 2007 году КНДР продолжила испытания тактических ракет, заявив, что они не являются баллистическими. В 2008 году Северную Корею заподозрили в подготовке к пуску ракеты большой дальности. 5 апреля 2009 года был произведен неудачный запуск ракеты «Ынха-2» со спутником связи. 25 мая 2009 года КНДР провела подземные испытания ядерного устройства, мощность которого составила от 10 до 20 килотонн, и запустила три ракеты малого радиуса действия. В тот же день Совбез ООН еще раз резко осудил северокорейские ядерные испытания и принял решение разработать новую резолюцию по КНДР. 26 мая Северная Корея испытала еще две ракеты малого радиуса действия.

Складывается ощущение, что власти Северной Кореи специально провоцируют войну. Американцы даже были готовы уничтожить ракету с новым северокорейским спутником прямо на старте, подозревая, что готовится испытание межконтинентальной ракеты «Тэйпо-Донг-2», которая может представлять угрозу США. Впрочем, начать военные действия пока не решилась ни та, ни другая сторона.

Не следует забывать, что Северная Корея испытывает серьезные трудности в разработке ракетной программы, связанные с недостатком квалифицированных кадров и сравнительно низким уровнем промышленности. При той плачевной экономической ситуации, которая имеет место в КНДР, вряд этой стране удастся в обозримом будущем создать такое количество межконтинентальных ракет, которого будет достаточно для преодоления уже существующей в Америке системы противоракетной обороны.

В реальности гораздо большую опасность баллистические ракеты стран-«изгоев» могут представлять для России и ее партнеров по СНГ. Достаточно взглянуть на карту, чтобы понять: даже те ракетные средства, которыми сегодня располагают Иран и Северная Корея, позволяют без труда «дотянуться» до южных границ Российской Федерации. Единственная гарантия безопасности в этой ситуации — развертывание собственных систем ПРО на южных границах и заключение политических союзов с дружественными нам государствами юга, даже если это повредит партнерским отношениям с Америкой.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 36 | 0,173 сек. | 7.86 МБ