Календарь

Февраль 2012
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Янв   Мар »
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
272829  

Книги катастроф

Ампутинация

Впрочем, Акунин-сэнсэй тут же оговорился, что дело это не его писательской «плепорции». И Гонтмахер, дав правильные имена состоянию страны, скромно пожелал остаться в уютной четвертой колонне экспертов, готовящих проекты для грядущих светлых лет.

Но в финале национальной катастрофы нет ни эллина, ни иудея, ни писателя, ни эксперта, ни либерала, ни державника, ни первых колонн, ни четвертых. В финале, как сказал поэт, гиб­нет не герой, гибнет хор. И попытаться спасти его — это общее дело и в практическом, и в высоком философском смысле этого слова.

Продлить свою губительную для России власть еще на 12 лет вызывающий все большее отторжение в обществе премьер-дикта­тор и его бригада могут только переходом к безжалостному сило­вому подавлению любой оппозиции.

У всех тех, кто готов сопротивляться и давать правильные име­на, осталось максимум несколько месяцев относительно мягкой диктатуры с Интернетом, радиостанцией «Эхо Москвы» и вегета­рианскими сроками по 15 суток.

Промотать этот последний ресурс времени на сочинение пети­ций к Айфончику было бы, как мне представляется, неверно. Его ценнейшая для корпорации роль козла-провокатора на скотобой­не как раз в том и заключается, чтобы порождать иллюзии у про­двинутой части общества и тем самым гасить ее потенциальную протестную активность до самого последнего момента, до дня Х.

И он старательно занимается этим вольтерьянским подмигива­нием уже три года, начиная со своего предвыборного китча «Сво­бода лучше чем несвобода». Осталось понадувать щечки еще со­всем немного, а там и на заслуженный покой.

Как раз весной 2008 года группой авторов во главе с Михаилом Афанасьевым, директором по стратегиям и аналитике «Никколо М», было проведено интересное социологическое исследование. Опрашивались «успешные представители социальных групп в го­сударственном управлении, обороне и охране правопорядка, биз­несе, науке и образовании, культуре, СМИ». Люди, составляющие, по определению авторов, «элиты развития».

Исключались из опроса по очевидной причине их недоступно­сти самые главные начальники государства и крупнейших кор­пораций — «элита господства», то есть те самые несколько десят­ков, о которых шла речь выше. И вот что выяснилось еще три года назад:

«В элите развития явно преобладает критический взгляд на сло­жившуюся в стране систему управления и ее результативность… Разговоры об укреплении «вертикали власти» более не восприни­маются продвинутой частью (и вряд ли только этой частью) рос­сийского общества в качестве государственной идеи. Сложив­шийся в России олигархический бюрократический капитализм помимо самой олигархии пользуется поддержкой большинства сотрудников спецслужб и половины чиновничества. Абсолют­ное же большинство армейских офицеров, предпринимателей и менеджеров, профессиональной элиты в социетальной и пуб­личной сферах, значительная часть чиновников — одним словом, российская элита развития в своем большинстве готова поддер­жать обновление страны на основах верховенства закона и чест­ной конкуренции».

«Элита развития» — это несколько тысяч человек, без хотя бы пассивной лояльности которых «элита господства» просто не смогла бы править страной. Неприятие вертикали и ее храните­лей в этой среде за прошедшие три года могло только неизмеримо возрасти.

Представляете, задачу какого «государственного» масштаба для «элиты господства» выполняет сладкоголосый Айфончик, па­рализуя ложными позывными «Я свой» бунт «элит развития»! Еди­нодушное «нет» тонкого слоя тех, кто порождает и транслирует смыслы, имена и импульсы позволило бы стране отойти от края катастрофы.

Срочная, спасающая национальный организм от наступающей гангрены всех его социальных тканей ампутинация — дело «пле-порции» прежде всего этих тысяч, включая Акунина и Гонтмахе-ра, которые одними из первых из элитного круга сказали свое сло­во, сразу ставшее делом.

Времени для рождения и формирования массового протестно-го движения миллионов нет. Как бывает в критические моменты истории, очень многое зависит сейчас от мужества, решимости, пассионарности совсем немногих.

Ампутинация или гангрена. Родина или ее смерть.

Вы должны войти, чтобы комментировать.