Контекст постмодерна

Первое, что приходит в голову при создании проти­воядия к постлиберализму, это использование преиму­ществ постмодерна — естественной среды обитания по­стлиберализма — для борьбы с ним самим, используя его сильные стороны, беря инструментарий постлибе­рализма в качестве технологического компонента Чет­вертой политической теории. Хотя это, конечно, не мо­жет быть основой новой политической теории. А что может быть?

Основной отличительной чертой постмодерна стало именно то, что он дал равные возможности и для модер­на, и для традиции. В эпоху премодерна за прогрессист-ские мысли сжигали на костре. В модерне за возврат к традиции рубили головы. Постмодерн же дал равные возможности и тем и другим: хочешь — «золоти купола», а хочешь — сделай операцию по смене пола. И то и дру­гое стало одинаково возможно. Это породило клонов, киборгов и мутантов, с одной стороны, но и сняло запре­ты со староверов, религиозных фундаменталистов и тра­диции в целом — с другой. Традиционализм не то чтобы восторжествовал, но он по крайней мере не запрещен, и этим необходимо непременно воспользоваться, форми­руя 4ПТ.

Осуществляя некий принудительный перманентизм, провозглашающий циклический подход, с очевидно­стью обнаруживаем, что последовательность трех пара­дигм — премодерн — модерн — постмодерн — неизбеж­но возвращает нас снова в начало, опять к премодерну, к традиции в ее изначальном виде. А раз мы говорим о ро­ждении новой политической теории на месте отмерших вместе с эпохой модерна старых, ничто не мешает нам взять традицию и традиционные элементы в качестве ба­зовых для использования в разработке Четвертой поли­тической теории. Тем более постмодернистский кон­текст, воцарившийся сегодня, нам в этом никак не пре­пятствует, что также необходимо учесть. А именно, при выработке Четвертой политической теории мы не можем абстрагироваться от того технологического фона, кото­рый сложился в постиндустриальную эпоху постмодер­на. Без технологических достижений и прорывов новая политическая теория окажется неадекватной. В чистом виде традиция будет проигрывать технологически. По­этому такие позиции, как научно-технический прогресс или «модернизация без вестернизации» в качестве не­коего инструментария, который берется не как цель, что декларируется в постлиберализме, а как средство к дос­тижению цели, безусловно должны быть включены в 4ПТ. Таким образом, Четвертая политическая теория — это не модерн в чистом виде, потому что мы берем тради­цию за основу, и не премодерн, потому что мы берем вы­сокие технологии на вооружение. 4 ПТ — это постидео­логия.

Обоснование такого подхода, как ни странно, дает в своих работах известный израильский каббалист и бого­слов Мордехай Шрики. В своих работах он убедительно доказывает, что для гармоничного развития современно­му человеку необходимо уделять одинаковое-внимание как метафизике — вопросам спасения души, обращения к традиции, к корням, так и теме достижения успеха в актуальном материальном мире, «здесь и сейчас», что только усиливает, фундаментализирует полученную формулу традиция+технология, выражающую новый подход в адекватном контексте на фоне торжествующего постмодерна.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 36 | 0,304 сек. | 7.82 МБ