На оба ваши, Дима

Генетический номенклатурный холуй, по совместительству гневный обличитель пороков отсталого русского народа, органи­чески неспособного к либеральной модернизации, ловко лизнул в недавнем интервью за один присест сразу обе порфироносные тандемные задницы —

Они и только они всей своей титанической деятельностью в последнее десятилетие заслужили почетное право участвовать в супер-финале российского избирательного мундиаля-2012. Так выберем же, друзья, достойнейшего из двух наших матерым модер­низаторов!

Эта насквозь фальшивая дилемма — Путин или Медведев — навязывается массовому сознанию не только г. Юргенсом.

Его политический антипод Проханов со страстью библейского пророка-ясновидца предупреждает соотечественников о гряду­щем захвате власти жидомасоном Менделем и взвывает к исконно русскому Пу, заклиная того бросить наконец свои растянувшиеся на пол-света обозы с барахлом и вернуться к временам его слав­ных подвигов, вдохновенно воспетых в романе «Господин Гексо-ген».

Такая гипермедведизация общественного сознания только лишний раз подчеркивает, насколько гениальной оказалась пу­тинская операция «преемник».

Не потеряв ни грана своей личной власти (что намного важнее чем любой формальный статус), Путин получил еще в качестве до­полнительного бонуса ценнейшую для себя непрерывно чирикаю­щую в твиттере и отливающую в граните куклу.

У одних ее чириканье порождает волнительные либеральные иллюзии, смягчающие их неприятие свинцовых мерзостей путин­ского режима. У других — наоборот, «страхи иудейские», толкаю­щие их снова в обьятья, казалось бы, безнадёжно потерявшего свое державное обаяние нефтегазотрейдера.

В верхнем эшелоне правящей клептократии действительно нарастает конфликт. Но Медведев в принципе не может быть его субьектом.

Букет психосоматических проблем этого молодого человека вызывал бы только гуманитарное сочувствие, если бы он не опош­лял своим шутовским присутствием высший институт российской власти. Он всего лишь подсаженный на краешек трона возмож­ный инструмент в руках противоборствующих сторон.

Обе из них хуже. Одна — Путин и его чекистский бункер. Дру­гая — большинство «элиты», в основном миллиардеры и мульти­миллионеры еще ельцинского помёта.

Иногда их называют соответственно «партией крови» и «пар­тией бабла», что методологически не совсем верно.

Партия крови ещё как не чужда Большому Баблу. А партия баб-ла, в свою очередь, никогда не останавливалась перед политиче­ски целесообразным пролитием крови.

Собственно, самая крупная спецоперация ПБ — приведение за руку во власть в 1999-м году Путина с его бригадой в качестве своих, как им тогда почему-то казалось, послушных охранни­ков — стоила и стоит России огромной крови: второй чеченской войны, потери Северного Кавказа и теперь уже бесконечной вой­ны с укоренившимся там исламистским фундаментализмом.

Разделяют эти две партии не какие-то там идеологические или мировозренческие противоречия, а чисто конкретный шкур­ный вопрос:

Остается ли Путин Цапком всея Руси еще лет на двенадцать-восемнадцать или уходит с политической сцены?

 

Путин, разумеется, уходить категорически не хочет. Он слиш­ком хорошо представляет, куда его уйдут.

Партию же бабла давно уже достала нахрапистая рейдерская активность путинской бригады.

Их пугает перспектива еще большей личной власти альфа-сам­ца, который будет способен по своему капризу превратить любого из них в лагерную пыль.

И наконец, они понимают, что без классического ребрендинга (оказался наш отец.) стремительно теряющий адекватность ре­жим может просто рухнуть в любой момент, не оставив им даже опции «воровской пароход».

Но осторожно вынашиваемая ими в течение трех лет ставка на Айфончика окончательно увяла даже в их глазах в силу очевид­ной никчемности клиента.

Скорее Путин сможет снова приспособить его для решения сво­их личных задач, элегантно перевербовав на скамеечке —

 

Понимаешь, Димон, ты им нужен — этим всем графьям фон паленам недоделанным — только на одну роковую ночь для моей отставки. А потом они тебя выкинут как использованный гондон. А я тебе могу подарить, если будешь правиильным пацаном, еще шесть лет кайфа — бараки и николя, макаревичи и элтон джоны, овечкины и кати гамовы, вокзалы и писсуары, дворцы и яхты, твиттеры и блогеры. А потом бери Шанель, иди домой в Питер. Хоть в Конституционный суд, хоть в п…., хоть в Красную Армию. А я уж тут на галерах как-нибудь сам перекантуюсь еще годков двенадцать, пыль поглотаю. Так и набежит, дай бог, мубараковский тридцатник. А там и в кому.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 34 | 0,881 сек. | 8.59 МБ