Наводнение на юге России (18 июня — 2 июля 2002 года)

Дождь начался 18 июня, его сначала никто не замечал, но он упорно про­должался и уже к вечеру 19 июня превратил горные речки на Ставрополье, в Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии в мощные бушующие потоки.

По мнению специалистов Росгидромета, причиной столь крупного навод­нения послужил тот самый циклон, который вызвал сначала осадки в Москве. При его движении на юг произошло столкновение арктического воздуха с местными, теплыми и влажными воздушными массами, что увеличило конт­растность параметров воздушного потока. Сыграл свою роль «эффект гор» (т. н. вертикальные токи), а также то, что циклон был раскручен до больших высот, т.е. выделялся не только по площади, но и по высоте.

20 июня началось наводнение, которого не помнят даже старожилы. Снача­ла самое тяжелое положение складывалось в Минеральных Водах. Город нахо­дится в глубокой впадине. Ливневые потоки устремились в его северную часть — это пойма реки Кумы. В основном пострадали жилые дома. В тот же день было прервано движение поездов на всех участках Минераловодческого отделения Северо-Кавказской железной дороги, которое было восстановлено лишь через четверо суток.

В Ессентуках погибли пять человек — в основном жители района Белый Уголь. Он оказался как бы между двух огней — в «створе» рек Бугунта и Подку- мок. Белый Уголь известен тем, что в этом районе стоят так называемые саман­ные (из глиняных кирпичей) строения и деревянные дачные домики, кото­рые не выдержали напора воды. Поскольку наводнение разыгралось в ночь, некоторые жители просто не успели покинуть дома и утонули вместе со своим скарбом.

В Ессентуках погиб старший офицер ФСБ России майор Олег Головченко, который работал в составе бригады, занимавшейся эвакуацией жителей из под­топленных домов.

Кисловодск пострадал от ливней меньше других городов Кавказских Мине­ральных Вод. Город расположен на склонах гор, и поэтому вода здесь не задер­живалась, а стекала в реки Ольховку и Аликоновку. Тем не менее Ольховка, русло которой проходит прямо по центру города, из спокойной и тихой неожи­данно превратилась в бурлящий поток. Вода поднялась на полтора метра над дорогой и подмыла грунт. В результате на проезжей части образовалась огром­ная яма. Туда, как в воронку, начало затягивать оказавшиеся в этом районе автомобили. Застигнутых врасплох горожан и курортников спасали военнослу­жащие и сотрудники местного подразделения МЧС России. При помощи ста­льных канатов на мощных «Уралах» они отбуксировали автомобили и вывезли людей в безопасное место. Таким образом было спасено около 50 человек. Дру­гая речка — Подкумок — смыла автодорожный мост на въезде в город и частич­но разрушила железнодорожный. Так что поезда в Кисловодск несколько дней не ходили. Курортников довозили до Пятигорска, а оттуда на автобусах везли в санатории. Въезжать в город приходилось по объездной дороге через поселок Мирный. Самую живописную из пешеходных маршрутов курорта — «турист­скую тропу» занесло селевым потоком.

В Ставропольском крае за одни сутки выпало три месячные нормы осадков. Затопило 28 населенных пунктов, было разрушено около 7 тыс. домов, повреж­дены линии электропередачи, дороги и дамбы, водозаборы, прекращена пода­ча воды в город Невинномысск и Кочубеевский район.

В небе над Ставропольским краем без конца летали вертолеты погранични­ков и спасателей. Крыши домов в затопленных поселках чуть возвышались над мутной водой. Многие крыши были провалены. Людей почти не было: за трое суток эвакуировано более шести тысяч человек. Остались те, кто отказался по­кидать свои дома. Люди сидели на крышах, а с вертолетов им спускали хлеб и пластиковые бутылки с водой.

Кочубеевский район пострадал больше других. Левый берег Кубани очень высокий, так что левобережным населенным пунктам повезло. А вот станицы на правом берегу — Барсуковская, Новокубанская, Дегтяревка, Прогресс — оказались затоплены.

Потоком воды, который шел не только по Кубани, но и по всем ответвле­ниям Большого Ставропольского канала, захлестнуло город Невинномысск. Здесь расположены два химических комбината: «Азот», производящий удобре­ния, и комбинат по выпуску бытовой химии «Арнест». Оба предприятия при­шлось срочно остановить. В общей сложности залило треть города, рухнул автомобильный мост на трассе Невинномысск—Армавир. Шквалом воды по­валило 17 опор линии ЛЭП-300, и во всем районе отключилось электричество.

Из берегов вышло Кубанское водохранилище.

Наводнение на юге России (18 июня — 2 июля 2002 года)

Затопленный населенный пункт на Ставрополье, июнь 2002 г.

21    июня в зоне затопления находилось 9 районов Республики Карачае­во-Черкесии, погибли три человека.

Утро началось в Грозном с сильнейшего ливня. Дождь лил в Чечне и 19 и 20 июня, но тот водяной поток, что обрушился с неба 21 июня, даже старо­жилы называли невиданным. Улицы столицы Чечни были залиты водой. В гор­ной Чечне тем временем складывалась еще более катастрофическая ситуация. К середине дня поступила информация о разливе реки Аргун. В горах начи­нался сход селевых потоков. Населенные пункты горной Чечни оказались отрезанными от внешнего мира: были разрушены и затоплены жилые дома, селевыми потоками повреждено дорожное полотно на горных трассах. В Итум-Калинском районе водой снесло линии электропередачи, на 74-м ки­лометре от райцентра смыло 3 километра дороги, ведущей на равнину. В неко­торых населенных пунктах под водой оказались дома местных жителей. В Ша- тойском районе водой смыто около 100 домов, размыты дороги, отсутствовало электричество.

К вечеру паводковая ситуация в Грозном приняла масштабы стихийного бедствия. Протекающая через город река Сунжа вечером вышла из берегов и затопила правобережную часть города. Поселки: Войкова, Бороновка, Кали­нина и Старая Сунжа оказались полностью под водой, по улицам Тбилисская, Сунженская и Большая текла настоящая река. В многоэтажках в районе кир­пичного завода вода плескалась на уровне второго этажа. На территорию Че­ченского государственного университета можно было добраться только вплавь. Движение транспорта в городе было парализовано.

Проливные дожди в Северной Осетии продолжались несколько дней. Лив­ни шли стеной, затихая на короткое время, и продолжались с новой силой. Река Фиагдон берет свое начало высоко в горах и постепенно спускается на равнину. Совершенно неожиданно для жителей сел Нард, Рассвет и Фиаг­дон река вышла из берегов, и вода хлынула на улицы. Река прорвала дамбу и подтопила дома. В горные села была стянута вся дорожная техника. Спасате­ли МЧС России постоянно находились в наиболее опасных местах. Главная за­дача — укрепить дамбу.

Очень сложная ситуация складывалась в Алагирском районе Северной Осе­тии. Была неизвестна судьба жителей нескольких сел. К ним просто невозмож­но было добраться. Погода не позволяла спасателям направить в этот район вертолет. Небольшое село Тагардон полностью уничтожено. Жители спаслись чудом. Даже самое необходимое — документы и деньги взять успели не все.

В столице Северной Осетии Владикавказе в некоторых кварталах вода под­нялась на два метра. На улицах работали даже водолазы. Им приходилось рас­чищать дренажные системы города. По оценкам специалистов, масштабы раз­рушений катастрофические. Уровень воды в реках не спадал.

Было перекрыто движение на Транскавказской автомобильной магистрали. Река Ардон вышла из берегов и затопила участок федеральной трассы. По сло­вам старожилов, в последний раз такой уровень воды в реке Ардон, — что в пе­реводе с осетинского означает, кстати, «бешеная вода», — был лет сорок назад. Федеральная трасса была разрушена в нескольких местах, а у города Алагир ее вообще снесло. Потоки настолько стремительны, что не выдерживали даже бе­тонные дамбы. Было полностью парализовано автомобильное сообщение с го­сударствами Закавказья, потому что и на другую федеральную дорогу, Воен­но-Грузинскую, обрушились мощные сели.

21  июня разлив рек Белой и Лабы на территории Республики Адыгея при­вел к наводнению в Майкопском и Кошехабльском районах, где пришлось вве­сти режим чрезвычайной ситуации. Без крова остались около тысячи человек, 231 из них эвакуированы из зоны затопления. Для ликвидации последствий стихии в республике были созданы три бригады, оснащенные специальной техникой. На восстановительных, дамбо- и берегоукрепительных работах были заняты 137 человек.

Вечером 21 июня в аэропорту Минводы-2 приземлился грузовой самолет МЧС России, на борту которого был министр Сергей Шойгу и группа спасате­лей. Спасатели в район бедствия вылетели, однако в темноте вертолеты рабо­тать уже не могли. Людей пришлось спасать с помощью лодок и амфибий. Около десяти вечера одна из лодок перевернулась. Погиб 23-летний москвич лейтенант Глеб Коротыгин. После этого спасательные работы прекратили до утра.

С подмосковного аэродрома Раменское в Ставропольский край вылетел второй самолет МЧС России, на борту которого находились спасатели и спец- техника.

Президент Карачаево-Черкесии В. Семенов подписал указ, в котором ситу­ация, сложившаяся в республике в связи с обрушившимися на нее ливневыми дождями, объявлялась чрезвычайной. В результате выхода из берегов рек рес­публики и резкого повышения уровня воды на Головном водохранилище Боль­шого Ставропольского канала были полностью затоплены железнодорожные пути на станции Черкесск, смыта половина автодорожного покрытия через реку Кубань на автодороге Пятигорск — Карачаевск, затоплены окраины Ка- рачаевска и близлежащих сел. В Карачаевском районе отсутствовало газоснаб­жение практически во всех населенных пунктах, размыто три кладки через реку Кубань, водой снесены мосты через реку Теберда. Кроме того, селевыми потоками в Тебердинском ущелье перекрыты дороги и разрушены несколько участков газопровода. Буквально был отрезан от внешнего мира город Чер­кесск. Основной ущерб был нанесен в результате разрушения мостов.

По сообщению губернатора Ставропольского края Александра Черногоро- ва, на 21 июня в крае были подтоплены более 10 тыс. жилых и административ­ных зданий, линии электропередачи, дороги, дамбы, водозаборы. Полностью прекращена подача воды в город Невинномысск и Кочубеевский район Став­ропольского края. По предварительным подсчетам А. Черногорова, ущерб, на­несенный наводнением, превышал 1,5 млрд руб. Власти Ставрополя оповести­ли руководство Краснодарского края о том, что они проводят сброс воды в реку Кубань.

В предгорьях Краснодарского края из-за переполнения рек дождевой водой начались сильнейшие паводки, каких Кубань не видела сто лет. Вышли из бе­регов Лаба, Белая, Уруп и ряд других рек. Были подтоплены Отрадненский, Мостовской, Апшеронский, Северский районы, города Армавир и Лабинск. В Отрадненском и Мостовском районах вода в реках Малый Тенгинь, Мокрян- ка, Кува и Уруп поднялась на два метра выше критической отметки и вышла из берегов. Поток мчался с гор вместе с камнями и оказавшимися на пути дере­вьями. Разбушевавшаяся стихия сносила дома, мосты, линии электропередачи, заливала поля и дороги. Общий ущерб пока не был подсчитан, но, очевидно, он огромен. Только в одном лишь Отрадненском районе пострадало более 3 тысяч жилых домов. Участок площадью 120 кв. км затоплен. Два человека пропали без вести. Вода разрушила не только жилые дома, но и трансформа-

Наводнение на юге России (18 июня — 2 июля 2002 года)

Разрушенный мост в КЧР, июнь 2002 г.

торную подстанцию, два моста. Несмотря на то что местные службы ГОЧС прогнозировали нечто подобное, к такому бедствию готовы не были. В адми­нистрации края был создан штаб по ликвидации чрезвычайной ситуации, ко­торый возглавил губернатор Александр Ткачев. На помощь пострадавшим на­правлялась тяжелая техника, спасательные бригады, строительные материалы. Делалось все возможное, чтобы в кратчайшие сроки вернуть жизнь в нормаль­ное русло.

Президент Российской Федерации Владимир Путин дал указания началь­нику Генерального штаба «предпринять все возможные меры для оказания по­мощи населению юга России, пострадавшего от стихийного бедствия». В лик­видации последствий наводнения уже участвовали железнодорожные войска и военные строители.

22    июня дожди в регионе практически прекратились, однако обстановка оставалась крайне тяжелой. Бедствием были охвачены девять регионов юга России, а именно: Ставропольский край, Краснодарский край, Карачае­во-Черкесия, Ингушетия, Адыгея, Чечня, Дагестан, Кабардино-Балкария и Северная Осетия.

На 8 часов утра, по данным МЧС России, в результате наводнения в Юж­ном федеральном округе 24 человека погибли и трое пропали без вести. Всего пострадало около 20 тысяч человек, эвакуированы из зоны затопления 5 470 человек. Подтоплены 6 тыс. 805 жилых домов и 66 административных зданий. 38 жилых домов разрушены.

Наводнением разрушено 20 мостов, 26 км автомобильных дорог, более 2 км линий электропередачи, 500 м железнодорожного полотна, 12 км газопрово­дов. Без электричества оставались 4 населенных пункта.

Свои данные опубликовало руководство Ставропольсого края. В Ставропо­лье 13 человек погибли. Пострадали 28 населенных пунктов, разрушено около 7 тысяч домов. Из затопленных городов и сел были эвакуированы 6 тысяч

29  человек.

Третья часть Грозного находилась под водой. Около тысячи человек в част­ном секторе Грозного ждали помощи на крышах собственных домов. В Гудер­месском районе было затоплено около 300 дворов. В Сунженском районе, в Ассиновской затоплено, 400 дворов, снесен мост. Без жилья в Ассиновской остались 1 000 человек. Шатойский, Шаройский и Итум-Калинский районы были практически отрезаны от внешнего мира и столицы Чечни. Единствен­ная трасса Грозный — Шатой, соединяющая эти регионы, разрушена водным потоком. В горах полностью снесены все мосты, соединяющие правый и левый берега реки Аргун. В Шатойском и Итум-Калинском районах был заблокиро­ван транспорт международных гуманитарных организаций, доставлявший про­довольствие и строительные материалы. В Шатое 9 человек пропали без вести. Транспорт 42-й дивизии вывозил пострадавших из зон затопления. Были созданы три отряда обеспечения дорожного движения, которые начали вос­станавливать дороги в Итум-Калинском и Шатойском районах. В спасатель­ных операциях на территории республики участвовали до 10 тысяч военно­служащих.

В связи с ухудшающейся паводковой ситуацией на территории Краснодар­ского края была объявлена чрезвычайная ситуация. Самая тяжелая обстановка складывалась в промышленном городе Армавир, где в ночь на 22 число под­топленными оказались около 3 тыс. домов. Прошедшие здесь накануне ливне­вые дожди вызвали резкий подъем воды в реках Кубанского бассейна. Раньше подобные ситуации стабилизировали Черкесское и Невинномысское водохра­нилища и ставропольские водоканалы. Но на этот раз они оказались перепол­ненными водой и вынуждены были начать ее сброс. В результате уровень воды в реках Уруп, Кубань, Лаба поднялся выше критической отметки более чем на 3 метра. В воде стояла большая часть соседнего с Армавиром города Курганин- ска, где 20 частных домов были полностью разрушены.

За сутки на Кубань выпала трехмесячная норма осадков. Такого не было в Краснодарском крае за последние 100 лет. Наводнение угрожало семи райо­нам края.

Потоп разрушил водопроводы, системы фильтрации воды и канализацию. Сточные воды попадали непосредственно в реки Подкумок, Кубань, Кума, Зе­ленчук. При этом Кубань в нескольких местах изменила свое русло и размыла три скотомогильника, где были захоронены животные, умершие от сибирской язвы. Кроме того, шквал воды затопил несколько животноводческих комплек­сов и по мере схода воды обнаруживались сотни трупов погибших животных. Все местные средства массовой информации предупреждали население о необ­ходимости пить только кипяченую воду или воду из пластиковых бутылок.

Наводнение на юге России (18 июня — 2 июля 2002 года)

Субъекты Российской Федерации, пострадавшие от наводнения на юге России летом 2002 г.

В Ингушетии самое тяжелое положение сложилось в горных районах республики. В Джейрахе были разрушены все семь мостов. Полностью, со всем оборудованием, смыт завод по производству бетона. Район оказался отре­занным от равнинной части республики. Там не было света, газа и питьевой воды. Сумма ущерба, нанесенного республике, определялась в 700 миллионов рублей.

В Дагестане 22 июня, на подходе к Каргалинскому гидроузлу, объем воды в реке Терек в полтора—два раза превышал норму. Случись здесь затор — вода полностью затопила бы Кизляр и десяток окружающих его сел. В ночь на 23 июня объем подошедшей к гидроузлу воды превышал норму почти в три раза. Бурные потоки несли с собою вековые деревья. Даже десятитонный подъ­емный кран не сразу мог выдернуть огромные стволы из образовавшегося зато­ра. Работники гидроузла воевали с затором всю ночь. И сумели расчистить за­валы и открыть шлюзы, направив воду в нужное русло.

Жителей поселка Победа Майкопского района Адыгеи вовремя известили

0    грядущем наводнении. Кто-то внял предупреждениям и покинул свои дома. А кто-то понадеялся на лучшее. Между тем вода в реке Белая прибывала стре­мительно. «Полуостровная» часть поселка, примыкающая к спиртзаводу «Майкопский», оказалась полностью затопленной. Людей эвакуировали на лодках почти всю ночь.

22   июня в Минеральных Водах к работе приступила оперативная группа МЧС России. В Минеральные Воды прибыл уже третий самолет МЧС России со спасателями и несколькими тоннами гуманитарной помощи.

На ликвидации последствий чрезвычайной ситуации работали более

1   200 человек, 354 единицы наземной техники. Было задействовано 13 вертоле­тов и 58 плавсредств.

Сергей Шойгу по телефону доложил Президенту России Владимиру Пути­ну о ситуации в районах стихийного бедствия на юге России. Глава государства предложил руководителю МЧС России к вечеру 22 июня «оформить запрос о федеральной помощи» пострадавшим от наводнений южным регионам России.

Наводнение на юге России (18 июня — 2 июля 2002 года)Президент Владимир Пу­тин также поручил премьер- министру Михаилу Касьянову сформировать комиссию во главе с министром по чрезвы­чайным ситуациям Сергеем Шойгу по преодолению по­следствий стихийного бедст­вия. В состав комиссии по преодолению последствий стихийного бедствия на юге России вошли представители:

МЧС России, Минтранса России, Минобороны России,

МВД России, Минфина России, РАО «ЕЭС России» и других министерств и ведомств России.

Сергей Шойгу посетил Карачаево-Черкесию, где ознакомился с положени­ем, возникшим в результате стихийного бедствия в республике, и участвовал в заседании оперативного штаба по ликвидации последствий стихии. Ему были представлены сводные данные ущерба, нанесенного республике селевыми по­токами и проливными дождями, общая сумма которого составила 316,9 млн рублей. В республике, в частности, были повреждены 6 крупных и 30 малых мостов, 12,5 км автодорог, полностью размыты 3 насосные станции, подтопле­но — 4, в аварийном состоянии — 3. Повреждены также 243 опоры электросвя­зи, 12 переходов газовых труб общей протяженностью 7,2 км; 147,6 км линии электропередачи, смыто 1 тыс. 92 опоры.

В тот же день С. Шойгу перелетел в Северную Осетию и прямо в аэропорту Владикавказа провел оперативное совещание, посвященное вопросам ликви­дации последствий наводнения. Республиканские власти проинформировали министра о степени нанесенного Северной Осетии ущерба и принимаемых ме­рах по ликвидации последствий стихии. Наиболее пострадали населенные пун­кты и объекты народного хозяйства Алагирского, Пригородного, Кировского, Правобережного, Моздокского районов республики. Так, в одном только по­селке Дачном было затоплено 72 дома, 28 из которых восстановлению не под­лежали. Большой ущерб был нанесен и сельскому хозяйству. Без электричества оставались 28 населенных пунктов. В результате стихии 17 горных населенных пунктов Алагирского района остались отрезанными от ближайших городов и сел. Связь с ними поддерживалась по воздуху.

По данным на утро 23 июня, в результате наводнения на юге России погиб­ли 30 человек: 19 человек стали жертвами стихии в Ставропольском крае, де­сять — в Карачаево-Черкесии, еще один человек погиб в Кабардино-Балкарии. Кроме того, 40 человек были госпитализированы в больницы региона с ране­ниями различной степени тяжести, а 29 474 человека эвакуированы из зоны стихийного бедствия. Полностью разрушены 47 домов, подтоплены 8 582. Наводнение затронуло 72 населенных пункта в 14 районах Южного федераль­ного округа. Для ликвидации последствий стихии были задействованы: 517 че­ловек, 73 единицы специализированной инженерной техники, 13 вертолетов и 69 единиц плавсредств.

Рано утром 23 июня началась эвакуация людей из населенных пунктов Ки- евка и Новомихайловка Гулькевичского района в связи с продолжающимся подъемом воды в реке Кубань и подтоплением домовладений. Вода продолжа­ла стремительно прибывать: критическая отметка была превышена на 1,6 мет­ра. Особенно опасная ситуация сложилась в поселке Отрадо-Ольгинка, где ут­ром пришлось эвакуировать 270 человек.

Под водой оставались обширные площади в соседних районах: Успенском, Новокубанском, Курганинском и городе Армавире. Там для эвакуации постра­давших из зон затопления были задействованы пять вертолетов Ми-8. Люди были временно размещены в школах, детских садах, на базах отдыха.

Наводнение на юге России (18 июня — 2 июля 2002 года)

Наводнение на юге России, затопленная станица, июнь 2002 г.

Заместитель министра здравоохранения правительства Ставропольского края Галина Федосова сообщила, что на 23 июня на Ставрополье 25 человек погибли и 324 находятся в больницах. По ее словам, медики городов и районов действовали в условиях чрезвычайной ситуации. В станице Барсуковская Ко- чубеевского района, оказавшейся в зоне затопления, в минувшие сутки бес­прерывно работали 50 машин «скорой помощи», подвижные пункты питания. По просьбе Минздрава России, пограничники и десантники выделили поле­вые кухни. Город Ставрополь принял 500 жителей станицы — они были разме­щены в гостиницах, больницах, общежитиях.

В Адыгее продолжались работы по ликвидации последствий водной стихии. В 17 пострадавших от наводнения аулах и селах Адыгеи работали спасатели, милиция и воинские подразделения. В работах было задействовано 160 единиц техники. Пострадавших разместили в школах и детских садах. Велись работы по восстановлению газоснабжения, водоснабжения, электроснабжения. Вос­станавливались дороги. Всего в Адыгее пострадало около 8 тысяч человек. Раз­рушено более 100 жилых домов и 9 мостов. Ущерб, нанесенный стихией, со­ставлял около 300 млн рублей.

Материальный ущерб, нанесенный Ставропольскому краю в результате наводнения, оценивался в 2,5 млрд рублей. После завершения облета постра­давших районов членами оперативного штаба стало возможным более точно оценить масштабы разрушений, причиненных стихией. Подтопленными ока­зались более 7,5 тысячи жилых домов и других зданий, многие из которых были повреждены или разрушены. Серьезные разрушения были отмечены на 37 км автодорог, не функционировали свыше десятка мостов. Из опасных рай­онов эвакуировано более 11 тысяч человек. Под особый контроль были взяты Отказненское водохранилище и нижнее течение реки Кумы в пределах Совет­ского, Буденновского и Левокумского районов.

Власти Ставрополья обратились к Правительству Российской Федерации и Государственной Думе Российской Федерации с просьбой оказать срочную финансовую помощь, поскольку в одиночку край не сможет справиться с по­следствиями стихийного бедствия.

В горах Дагестана не прекращались ливневые дожди. Воды в реках респуб­лики поднялись от 2,5 до 3 метров. Полностью разрушено 55 мостов и около 200 километров автомобильных дорог. Погиб один человек.

Терек прорвал защитные дамбы. Первая волна ожидаемого паводка в низо­вьях Терека прошла по территории Дагестана ив 11.30 достигла Бабаюртовско- го района, миновав город Кизляр. За секунду в верхней точке волны проходило до 1 200 кубометров воды, что на 100 кубометров превышало предельно допус­тимый уровень. Побережью Каспийского моря на территории Дагестана грози­ла экологическая катастрофа. Из-за разлива реки Сунжа в Чечне были разру­шены нефтехранилища и нефть по Тереку смывалась в Каспийское море.

Спасатели Центрального аэромобильного отряда МЧС России в течение 10 часов проводили операцию по спасению людей в Дагестане из районов сти­хийного бедствия. Сразу после прибытия в аэропорт Махачкалы отряд в соста­ве 40 человек со специальной техникой на вертолете, также доставленном самолетом Ил-76 МЧС России, и еще двух вертолетах Ми-8, выделенных Фе­деральной пограничной службой и компанией «Авиалинии Дагестана», отпра­вился в Кизлярский район. Спасатели проводили эвакуацию людей, которые оказались в бедственном положении в местах проживания.

В Грозном река Сунжа затопила 2,3 тыс. домов и разрушила 2 моста. Терри­тория затопления в городе составила 15 кв. км при максимальном уровне подъ­ема воды до 4 м. В Грозненском (сельском) районе было разрушено около

50    построек и 18 зданий затоплено. Разрушена водонапорная башня в Че­чен-ауле. Размыто более 1,5 тыс. га озимых посевов. В Старых Атагах река Ар­гун снесла несколько десятков жилых домов. В Надтеречном районе затоплены более 2 тыс. га озимых и более 100 га лесных угодий, разрушена дорога Гроз­ный — Знаменское. Пострадали три крупных населенных пункта: Братское, Минеральный и Зибер-Юрт. В Шатойском районе разрушено 70 км дорог,

10   мостов, 12 км ЛЭП высокого напряжения, 10 км водопровода. Уничтожено более 210 га посевных площадей. В Гудермесском районе полностью затопле­ны села Брагуны и Дарбанхи. Затоплены более 2 тыс. домов. В Итум-Калин- ском районе разрушено 40 км ЛЭП, снесен склад медикаментов, разрушено

11   мостов, 61 км водопровода, завод по розливу минеральных вод, форелевые пруды. Сельскому хозяйству был нанесен непоправимый ущерб. Все посевы смыты водой. Существовала опасность экологической катастрофы. Водные по­токи несли в себе нефтепродукты, которые смыло с нефтеперегонных заводов, как легальных, так и нелегальных.

23  июня силами Минобороны России был осуществлен комплекс мер, на­правленных на преодоление последствий обильных паводков в ряде районов Чеченской республики. Для определения масштабов затопления и разруше­ний, а также выявления мест скопления пострадавшего населения в Ленин­ском и Октябрьском районах Грозного проведена воздушная разведка с при­влечением вертолетов. В пострадавших районах южной и центральной Чечни для этих целей было задействовано 6 вертолетов. В ходе проведения поисковых работ в районе Грозного были спасены 75 человек, жизни которых угрожала непосредственная опасность. Из зон затопления эвакуировано 420 человек, которые были размещены в 2 пунктах временного размещения пострадавшего населения. Основная категория пострадавших: старики, женщины, дети. В Грозном пострадало более 250 частных домов. В затопленных районах с по­мощью экскаваторов и бульдозеров проводились дренажные работы по отводу воды из оврагов и впадин. К вечеру уровень воды в реках стал спадать. Река Сунжа практически вошла в свое русло.

В результате наводнения в Краснодарском крае погибли шесть человек.

В Северной Осетии одним из наиболее пострадавших объектов являлась Транскавказская автомагистраль, соединяющая Северную и Южную Осетию. На одном из участков «ушел» целый участок дороги длиной 250 метров. Здесь образовалась впадина глубиной 10 метров. Предварительные оценки ущерба, понесенного республикой, составляли сумму, превышающую 200 млн рублей.

По данным МЧС России на 10 часов утра 24 июня, на юге России в общей сложности погибли от 40 до 53 человек и пострадали 110 тыс. 474 человека, разрушено 2 004 дома, 3 189 домов повреждено и 35 тысяч 234 подтоплено. В общей сложности от стихии пострадали 219 населенных пунктов. Из зоны за­топления эвакуированы 69 тыс. 734 человека. Повреждено 63 км газопроводов, 214 автомобильных мостов, свыше 731 км автодорог, 6 км железных дорог, бо­лее 83 км линий электропередачи. Нарушено электроснабжение в 88 населен­ных пунктах.

В восстановительных и спасательных работах на охваченном наводнениями юге России были задействовано почти 6 700 человек, более 2 000 единиц техни­ки, почти 40 единиц воздушных судов, в том числе 14 вертолетов, 70 плав­средств, на которых велась эвакуация населения.

Наряду с силами МЧС России к ликвидации последствий были привлечены военнослужащие частей Минобороны России, пограничных, внутренних и же­лезнодорожных войск, а также специализированные строительные отряды.

В Краснодарском крае в результате выпадения сильных осадков уровень воды в реках Кубань, Уруп, Лаба, Белая поднялся выше критического. Прои­зошло подтопление населенных пунктов Отрадненского, Апшеронского, Мос- товского, Успенского, Лабинского, Курганинского районов, части территорий Армавира, Новокубанского и Гулькевичского районов. В результате проведен­ных мероприятий ситуация в Апшеронском и Лабинском районах стабилизи­ровалась. Наиболее угрожающая ситуация складывалась в Новокубанском и Гулькевичском районах. По состоянию на 6.00 24 июня в районах, пострадав­ших от стихийного бедствия, 8 человек погибли и 1 человек пропал без вести.

Краснодарский край подсчитывал убытки от наводнения. Несколько райо­нов оказались подтопленными, нанесен огромный урон промышленности и предприятиям АПК, разрушено несколько мостов краевого и федерального значения, полностью размыто несколько десятков километров дорог. Из зоны наводнений было эвакуировано более 50 тысяч человек, 50 тысяч домов под­топлено, из них 5 000 полностью разрушено, и, по предварительным оценкам, общий ущерб превышал 4,5 млрд руб. Под водой оказалось около 50 кв. км сельхозугодий. Синоптики ожидали очередные дожди на Кубани уже через 5 дней.

В результате резкого подъема уровня воды в реке Лаба, вызванного таяньем снегов в верховьях реки, была смыта часть дамбы, защищающей от затопления жилые кварталы города Курганинска и хозяйственные объекты. В Курганинске возникла реальная угроза наводнения. Для защиты населения от возможного затопления проводились аварийно-спасательные работы на городской огради­тельной дамбе. Администрация города предупредила население быть готовым к принятию мер личной безопасности.

Распоряжением главы администрации Краснодарского края в крае был вве­ден режим чрезвычайной ситуации. Также его распоряжением от занимаемой должности «за пассивность в ликвидации последствий наводнения» был от­странен глава администрации Успенского района Василий Колыхайло.

В Новокубанском районе ушло под воду несколько населенных пунктов, а райцентр Новокубанск был затоплен наполовину. Всего в районе было эваку­ировано почти 13 000 человек, из них 10 000 — в Новокубанске. После спада воды были найдены тела 13 погибших. Более 400 человек числились в списках пропавших без вести.

В Гулькевичском районе был полностью затоплен хутор Киевка, население которого было эвакуировано.

В Армавире, где уровень воды в реке Уруп поднялся на три метра выше критической отметки, затопленной оказалась северо-западная часть города. Шла эвакуация людей. Для проведения спасательных работ были привлечены курсанты военного училища, сотрудники милиции. В зону бедствия были так­же срочно направлены дополнительные силы МЧС России и техники.

В связи с чрезвычайной ситуацией губернатор Кубани Александр Ткачев выступил с телеобращением к населению Краснодарского края, в котором от­метил, что удалось спасти жизни 1 200 человек (люди были сняты с крыш до­мов, деревьев), но прогнозы синоптиков оптимизма не внушали. «Ситуация полностью контролируется», — отметил тем не менее губернатор и призвал на­селение перечислять средства в фонд помощи жителям затопленных районов. Александром Ткачевым также было принято решение о перечислении всеми государственными и муниципальными учреждениями края своего однодневно­го заработка в фонд помощи.

Масштабы трагедии были поистине огромны. То, что на Кубани была объ­явлена чрезвычайная ситуация, мало о чем говорит: ЧС объявляли и зимой, когда случилось наводнение на Таманском полуострове, но нынешняя ситуа­ция была намного тяжелее.

Только 20 и 21 июня на востоке края выпало три месячные нормы осадков. Аналогичная картина наблюдалась и у соседей — на Ставрополье, в Карачае­во-Черкесии и Кабардино-Балкарии. И вода в восточные районы Краснодар­ского края пришла от соседей. Наводнение началось там, и они были вынужде­ны сбрасывать воду из своих переполненных водохранилищ в реки, которые текут по Кубани. 22 июня ночью эта мощная, все сносящая на своем пути вол­на пришла в города Армавир, Курганинск и многочисленные поселки. Разли­лась не только река Кубань, но и, как раньше казалось, совершенно безобид­ная речушка Уруп. Причем она превратилась в бешеный поток, несущий тонны глины и камней, вырванные с корнем деревья. За считанные минуты под Армавиром затопило поселки Красная Поляна и Старая Станица, а 22 июня вода достигла и самого города. В 1991 году эти места уже подтапли­вались, но тогда сброс воды в реках достигал только 1 200 кубических метров в секунду, а в этот раз ежесекундно проходило более 3 000 «кубов». Армавир­ские власти заранее просчитали опасность и еще ночью начали эвакуацию лю­дей, но, например, из 8 тыс. жителей Старой Станицы согласились уехать в гостиницы только 500 человек. Остальные остались в своих домах, понадеяв­шись на авось, и все они встречали рассвет уже на крышах.

Генеральный секретарь Совета Европы Вальтер Швиммер выразил свои со­болезнования пострадавшим от наводнения на юге России.

В этот день в южных регионах России ожидался пик паводка — к Ставропо­лью, Кубани и северокавказским республикам приближались новые грозовые фронты.

Критическая ситуация складывалась в Карачаево-Черкесии. Здесь в зоне затопления находились практически все районы, в том числе города Карача- евск и Черкесск.

В Адыгее вечером вновь осложнилась обстановка в окрестностях реки Лабы. Река грозила выйти из берегов из-за сильной волны со стороны реки Ку­бань. В Красногвардейском районе республики велась эвакуация населения, и к 22.30 по московскому времени из населенного пункта Хатукай было эваку­ировано 290 человек. В действиях по спасению людей было задействовано око­ло 20 спасателей, три армейских плавающих транспортера и несколько боль­шегрузных автомобилей повышенной проходимости.

Большой ущерб был нанесен сельскому хозяйству Адыгеи. Свыше 13 тысяч засеянных гектаров земли находились под водой. С этого дня в республике должна была начаться уборка урожая.

Под председательством президента Адыгеи Х. М. Совмена состоялось рас­ширенное заседание кабинета министров республики, в котором приняли уча­стие главы администраций городов и районов. По указанию Президента Рес­публики Адыгея прямо из зала заседания отправился в отставку начальник управления по мелиорации земель и сельскохозяйственному водоснабжению А. Х. Воетлев.

За последние двое суток из зоны бедствия военными и спасателями были эвакуированы более 50 тыс. человек — ничего подобного российским властям не приходилось делать со времен Великой Отечественной войны. Задействованы были все возможные силы и средства — вертолеты, танки, бронетранспортеры.

Наводнение на юге России (18 июня — 2 июля 2002 года)

Адыгея, р. Белая, 21 июня 2002 г.

(из фонда МПР России по Республике Адыгея)

Первые отчеты о масштабах бедствия начали готовить для правительства в оперативном штабе, работающем в Минеральных Водах под руководством главы МЧС Сергея Шойгу. По данным спасателей, несмотря на то что дожди прекратились, обстановка в регионе оставалась очень сложной. Под водой все еще оставалась территории общей площадью более 5 тыс. кв. километров, все­го же было подтоплено 219 населенных пунктов с суммарным населением 110 тыс. человек. Число жертв наводнения, по данным МЧС России, достигало уже 58 человек. Еще более 200 числились пропавшими без вести. Причем по­гибшие оказались и среди самих спасателей.

Глава администрации г. Краснодара Николай Приз провел аппаратное со­вещание и отметил, что угрозы наводнения в Краснодаре нет. Из Кубанского водохранилища сбрасывалось по 1 100—1 200 кубических метров воды в секун­ду. Это в пределах нормы. Такой режим сохранится и в ближайшие два дня. «Но мы должны быть готовы, — сказал глава администрации, — к тому, что уровень воды может возрасти». Н. Приз сообщил также, что город оказывает возможную помощь пострадавшим от наводнения регионам края. В частности, насосным оборудованием и поставками автоцистернами питьевой воды. Глава администрации города оценил нынешнюю стихию как более разрушительную по сравнению с зимней. Нанесен серьезный материальный ущерб. Он также сказал, что если бы на Кубани не было водохранилища, то край постигло бы катастрофическое наводнение.

Утром 25 июня оперативный штаб МЧС России был срочно переброшен из аэропорта «Минводы-2» в Ставрополь. Именно сюда стала стекаться вся ин­формация по ситуации на юге России.

По данным МЧС России на утро 25 июня, в результате наводнения на юге России погибли 59 человек. В Ставропольском крае погибли 37 человек, в Ка­рачаево-Черкесии — 10, в Краснодарском крае — 8, в Северной Осетии — трое, и в Кабардино-Балкарии — один человек.

По данным пресс-службы губернатора Ставропольского края, бедствием охвачено 6 районов, города Кавказских Минеральных Вод и Невинномысск. В зоне бедствия оказались 39 населенных пунктов, в которых подтоплены бо­лее 7,7 тыс. домов и других строений. Так или иначе, пострадали более 80 тыс. жителей, более 13 тыс. были эвакуированы. Повреждены более 8 километров газопроводов, километры водопроводов, около 40 километров автодорог, пол­тора десятка мостов. По предварительным данным, число погибших составляет 43 человека, более 150 считаются пропавшими без вести.

Наводнение на юге России (18 июня — 2 июля 2002 года)

Наводнение на юге России, разрушенный мост, июнь 2002 г.

(фото В. Веленгурина, «Комсомольская правда»)

Только в станице Барсуковской погибли более 20 человек, сотни людей остались без крова и без средств к существованию. 21 и 22 июня сводный отряд милиции района совместно с экипажами ГИБДД информировал жителей ста­ницы о грозящей опасности, а затем приступил к экстренной эвакуации. Они и специальные службы успели предупредить о внезапном сбросе воды из водо­хранилища. Они объезжали дачи, предупреждая людей о грозящей опасности, останавливали автобусы и грузовики, на которых грузили эвакуированных жи­телей. Кстати, уже в семь утра, как утверждали местные власти, большинство жителей Барсуковской было предупреждено о грозящей опасности и необходи­мости с личными документами и особо ценными вещами выйти на возвышен­ность вблизи станицы. Но из пяти с лишним тысяч жителей вышли только 800. На следующий день оставшихся пришлось вывозить пяти отрядам МЧС Рос­сии и шести вертолетным бортам.

Глава Кочубеевского района Геннадий Скарга рассказал, что сообщение

о предстоящем паводке заместитель главы районной государственной админи­страции Николай Гура получил в полночь с 20 на 21 июня. Эту информацию он передал главам муниципальных образований, расположенных по течению реки. С учетом ландшафта местности первый удар стихия могла нанести хутору Новокубанский. В два часа ночи Н. Гура вместе с председателем колхоза «Междуреченский» Виктором Волковым и специалистами хозяйства прибыл на хутор. Подтянули автобусы, тракторы, машины. Стали будить людей, но, как ни странно, они отнеслись к тревоге с недоверием. А в три часа ночи вода пошла по улицам. В пять утра хутор затопило полностью. Даже мощный трак­тор «Кировец» смыло водным потоком. В шесть утра размеры катастрофы стали очевидными для тех, кто не покинул свои дома. Спасаться пришлось на крышах. Но саманные строения не выдерживали, рушились. На помощь пришел местный пограничный вертолетный полк. С 9 утра до 15 часов дня вер­толетчики снимали с крыш и деревьев хуторян. Тем не менее одна женщина погибла, пятеро пропали без вести.

Информация о том, какую помощь и где можно получить, доходила не до всех. В селах не было света, теле- и радиотехника утонула.

По мнению специалистов, виной затопления населенных пунктов Кочубе­евского района стал резкий водосброс Кубанского водохранилища, что нахо­дится в Карачаево-Черкесии. Для кубанского русла спуск 700 кубометров воды в секунду уже является чрезвычайным. А первая волна несла 1 700 кубометров в секунду. Говорят, что при открытых шлюзах вышла из строя подстанция. Впрочем, если бы прорвало водохранилище, то вместо двухметрового превы­шения уровня воды населенные пункты получили бы восьмиметровый удар.

25   июня полномочный представитель президента в Южном федеральном округе Виктор Казанцев сообщил, что наводнение на юге России пошло на спад. Он также подчеркнул, что в течение 2—3 недель будут восстановлены разрушенные мосты на федеральных трассах — Бакинской и Военно-грузин­ской дороге. Говоря о причинах столь серьезных последствий наводнения, Ка­занцев назвал три основных фактора, не считая природного: неподготовлен­ность общей системы водохозяйственных служб, несвоевременная подача штормового предупреждения и большое количество незаконных домострое­ний, не соответствующих строительным нормам.

На селекторном совещании с руководителями пострадавших регионов гла­ва МЧС России Сергей Шойгу заявил, что жилищные сертификаты пострадав­шим от паводка на юге России будут выделяться адресно. По его словам, ори­ентиром при возмещении ущерба за утраченное жилье станет социальная норма — 18 кв. м на каждого члена семьи. Министр потребовал ускорить рабо­ты по восстановлению дорог, мостов, водопроводов, газовых магистралей, линий электропередачи и связи. Он также потребовал в течение двух дней полностью завершить сбор данных для подготовки постановления правитель­ства о выделении средств на восстановление разрушений, причиненных сти­хией, а также составить поименный список с указанием точного количества жильцов и точного адреса проживания всех лишившихся жилья для получения жилищных сертификатов.

К 19 часам 25 июня были опубликованы новые данные — число жертв на­воднения на юге России достигло 68 человек. Эти данные были уточнены к 22 часам — число жертв составило 72 человека. В той или иной степени от стихии пострадало около 200 тысяч жителей.

По данным главного санитарного врача России Геннадия Онищенко, при­мерно 360 тысяч человек остались без нормального водоснабжения. В связи с этим Г. Онищенко был обеспокоен угрозой возникновения в пострадавших районах кишечных инфекций и гепатита А. Сильная жара, установившаяся на Ставрополье, могла привести к всплеску инфекционных заболеваний. Вода размыла скотомогильники, разрушила водозаборные и очистные системы, от­ходы и сточные воды попали в реки. К тому же трупы тысяч утонувших живот­ных лежали на улицах городов и селений. Медики считали, что все усилия дол­жны быть направлены именно на предотвращение возможных негативных последствий.

Стихия сильно прошлась по Георгиевскому району Ставрополья. В резуль­тате стихийного бедствия в поселках отсутствовали газ, электроэнергия и водо­снабжение. Большинство домов подтоплены. Люди жили в походных условиях, то есть практически на улице. Сельчане в одночасье потеряли все, что было на­жито годами. В первую очередь домашний скот. О приусадебных участках на ближайшее время также можно было забыть: выращенный урожай находился под слоем воды, песка и глины. Однако самое главное — дома. Даже устоявшие кирпичные постройки были малопригодны для жилья. Впоследствии и они мо­гли развалиться. На компенсацию от правительства края могли рассчитывать лишь те, у кого было полностью разрушено жилище.

А в Краснодарском крае власти готовились к новому ЧП. По прогнозу местного штаба по ликвидации стихии, именно на 25 число приходилась пико­вая нагрузка на главное водохранилище Кубани, которое здесь называют Крас­нодарским морем. В связи с этим вновь начали готовиться к возможной эваку­ации жителей районов, расположенных в низовьях реки Кубань и ее дельте. Небывалое наводнение (ничего подобного здесь не было сто лет) охватило пока восемь восточных районов Краснодарского края, граничащих со Ставро­польским краем и Карачаево-Черкесией. Основной удар пришелся на Отрад- ненский, Успенский, Армавирский, Новокубанский и Курганинский районы. Вся вода, разлившаяся по востоку края, стекает в главную водную артерию Ку­бани — реку Кубань, и она несет ее в рукотворное Краснодарское море. Выте­кающая из этого моря река Кубань дальше устремляется к Азову и впадает в него недалеко от города Темрюк. Зимой темрючане уже пережили разруши-

Наводнение на юге России (18 июня — 2 июля 2002 года)

Разрушенные саманные дома, июнь 2002 г.

тельное наводнение, вызванное тем, что из водохранилища начался сброс больших объемов воды. Сейчас все могло повториться.

Как сообщил главный инженер Краснодарского водохранилища Владимир Семишкур, в последние дни в это море ежесекундно поступало 2 050 кубомет­ров воды, а сбрасывалось из него всего 1 176 кубов. Увеличение объема сброса однозначно должно было привести к паводку в низовьях Кубани. Но проблема в том, что 25 июня приток воды мог составить, по прогнозу, 2 400 кубических метров в секунду, водохранилище могло заполниться до краев (в нем накопи­лось бы 2,7 млрд кубометров воды), и тогда просто не будет другого выхода.

ОО  скорости наполнения «бассейна» говорил такой факт: 21 июня, когда все только начиналось, в Краснодарском море было всего 950 млн кубометров воды.

Поздно вечером 25 июня состоялся телефонный разговор президента Рос­сии Владимира Путина с главами регионов юга России. Они доложили прези­денту подробные сведения о нанесенном ущербе во время стихийных бедствий и о ходе спасательных и ремонтно-восстановительных работ, а также о взаимо­действии с МЧС России, Минобороны России и другими федеральными ведомствами. Президент России подчеркнул прежде всего необходимость ока­зания помощи тем жителям юга России, которые остались в результате навод­нения без крова.

На утро 26 июня, по данным МЧС России, в результате паводка пострадали около 288 тыс. человек, большинство из них лишились крова. В 249 населен­ных пунктах подтоплено почти 52 тыс. жилых домов, полностью разрушено около 5 тыс. и повреждено свыше 11 тыс. жилых домов. Более 83 тыс. жителей эвакуировано из опасных зон. Водой повреждено около 110 км газопроводов, 269 мостов, 1,4 тыс. км автодорог, 930 км линий электропередачи, 233 км водо­проводов. Без электричества остались более 130 населенных пунктов. Общее количество жертв наводнения составило 84 человека. Большинство погиб­ших — пожилые люди в возрасте от 55 до 90 лет.

По предварительным данным, материальный ущерб, нанесенный стихией девяти субъектам Южного федерального округа, оценивался в 12 млрд 706 млн рублей.

Наиболее сложная обстановка складывалась в четырех регионах юга Рос­сии, охваченного наводнением. Продолжалось подтопление в Моздокском районе Северной Осетии, в Дагестане, в восточных районах Ставропольского края, по течению реки Кума, и в Краснодарском крае.

Около 30 тысяч жителей, эвакуированных ранее, вернулись в свои дома. В 36 населенных пунктах возобновилась подача электричества. Было восста­новлено 64 километров автодорог, более двух километров железных дорог и свыше двух километров газопроводов.

Всего к ликвидации последствий стихийного бедствия в Южном федераль­ном округе было привлечено около 12 тысяч человек, в том числе более 700 спасателей, около 3 000 единиц техники, 20 воздушных судов и 72 единицы плавсредств.

26  июня в московском представительстве Международного комитета Крас­ного Креста (МККК) сообщили о том, что эта организация направила срочную помощь населению юга России, пострадавшему от наводнения. В представите­льстве отметили, что гуманитарная помощь уже выделена 800 семьям в Мине­ральных Водах, 1 250 — в Невинномысске и 100 — в Георгиевске. Пострадав­шие получили пластиковые полотна для укрытий, одеяла и канистры для питьевой воды, наборы продовольствия, состоящие из мясных и овощных кон­сервов, гречку.

В ночь с 26 на 27 июня в Кабардино-Балкарии прошел сильный дождь, ко­торый поднял уровень рек Малка и Баксан, привел к селям и оползням. Над большинством районов республики пронесся мощный ураган. Сильнейший ветер со скоростью до 25 м/с чередовался то с ливнями, то с небывалым гра­дом — падавшие с неба льдины достигали, по словам очевидцев, 3—5 санти­метров в диаметре. Град пробивал крыши, стекла домов и машин, уничтожил значительную часть посевов и садов. К утру слой града на земле достигал 12—15 см. Жертв не было. Но у многих домов была полностью уничтожена кровля, разбиты стекла. Пострадали 1 200 домов. Ледяные наносы затруднили движение по федеральной трассе Бакса — Назау. В ряде мест был разрушен га­зопровод, прервана телефонная связь. В некоторых местах сошли селевые по­токи. Помимо Кабардино-Балкарии новое штормовое предупреждение объяв­лялось в Адыгее, Карачаево-Черкесии и Дагестане. Вновь повысился уровень воды в реках Кубань и Кума.

27  июня МЧС России подвело предварительные итоги сильнейшего навод­нения в регионах Южного федерального округа. В результате наводнения в 9 субъектах Российской Федерации погибли 77 человек, а еще более ста жи­телей Северного Кавказа — в списках без вести пропавших. От затопления в общей сложности пострадали 246 населенных пунктов. В них водой разруше­ны и повреждены 55 588 домов. Частично были подтоплены 37 246 домов. От последствий наводнения, схода селей и оползней всего пострадали 300 954 че­ловека. Из зоны бедствия были эвакуированы 87 639 человек. К местам посто­янного жительства после эвакуации уже вернулись 31 161человек. Всего за время стихии разрушено: 37 км газопроводов, 405 мостов, 21,3 км железно­дорожного полотна, 2 тыс. км автомобильных дорог и 121 водозабор. Общий материальный ущерб от стихии во всех пострадавших субъектах оценен в 15 млрд 876 млн рублей.

Наводнение на юге России (18 июня — 2 июля 2002 года)

Разрушенный мост в КЧР, июнь 2002 г.

В Ставропольском крае, в шести районах, подтоплено более 12 тыс. жилых домов. Больше всего от стихии пострадали Пятигорск, Кисловодск, Минераль­ные Воды, Ессентуки, Лермонтов, Ставрополь, Невинномысск. От проливных дождей пострадали 39 населенных пунктов. Из зоны бедствия эвакуированы более 10 тыс. человек, из них 8 тыс. пострадали в результате наводнения. По­гибли 42 человека. Стихия уничтожила 21 км водовода, 18 км газопроводов, повреждены железнодорожные пути. В четырех населенных пунктах нарушена система энергоснабжения. По словам местных властей, общий ущерб от навод­нения составил почти 2,5 млрд рублей.

В республике Адыгея затоплено 11 населенных пунктов (в общей сложно­сти подтоплен 951 жилой дом, из них 136 получили серьезные повреждения). От наводнения пострадали почти 3,5 тыс. человек, эвакуировано 4 тыс. чело­век. Из-за наводнения в республике повреждены четыре автомобильных моста,

1,5   км газопровода, 6 км ЛЭП и почти 32 км автомобильных дорог. Без элект­роснабжения осталось девять населенных пунктов.

В Кабардино-Балкарии затоплено 33 населенных пункта. В общей сложно­сти пострадали 3,5 тыс. жилых домов, из них 3 тыс. получили серьезные по­вреждения. Стихия повредила 115 км водоводов, 45 водозаборов, 72 моста,

51   км ЛЭП и почти 130 км автомобильных дорог. От наводнения пострадали

20  тыс. человек, один житель Кабардино-Балкарии погиб.

В Карачаево-Черкесии затоплено 23 населенных пункта. От наводнения пострадали почти 26 тыс. человек, 10 жителей региона погибли.

В Краснодарском крае затоплено 58 населенных пунктов, эвакуировано

52  тыс. человек.

В Ингушетии затоплено 10 населенных пунктов. В результате стихии по­страдали 5 тыс. человек.

В Северной Осетии затоплено 34 населенных пункта.

В Дагестане затоплено 9 населенных пунктов.

В Чечне в результате наводнения затопило 14 районов, подтоплено 780 жи­лых домов.

В Чечне и Дагестане в ходе сильных дождей селевыми потоками унесло бо­евые снаряды и бомбы. Подразделения, оказывающие помощь местному насе­лению в восстановительных работах, разъясняли людям, как избежать опасно­сти. Местных жителей предупреждали, чтобы они немедленно сообщали

о таких находках в военные комендатуры или правоохранительные органы.

В Дагестане возникла новая угроза затопления населенных пунктов, распо­ложенных в низовьях Терека. К середине дня 27 июня поток воды по Тереку составлял более 1400 кубометров в секунду, что почти в полтора раза превыша­ло критический уровень. Было принято решение об оказании помощи Кизляр- скому району в предотвращении затопления населенных пунктов. В частности, принято решение взрывами открыть свободный пропуск воды к морю.

В этот же день в Ставрополе, на заседании комиссии по ликвидации по­следствий наводнения в южных регионах России, министр МЧС Сергей Шой­гу пообещал, что система жизнеобеспечения пострадавших южных регионов будет восстановлена до 4 июля. Он заверил также, что до середины ноября все пострадавшие будут обеспечены жильем. Сергей Шойгу сообщил, что ущерб от нынешнего наводнения столь велик, что придется пересматривать инвести­ционные программы государства.

По мнению представителей МЧС России, причиной таких масштабных последствий наводнения стали несвоевременное проведение мероприятий превентивного характера, некачественный прогноз погоды, который точно не указывал, насколько поднимется вода, низкое качество оповещения о на­двигающейся стихии. По словам спасателей, подобные катаклизмы происхо­дят в южных регионах России раз в 70—100 лет.

В районы затопления было доставлено более 60 тонн грузов гуманитарной помощи, среди которого, помимо продуктов питания, комплекты постельного белья и многоместные палатки. Труднее было оказать помощь тем районам, добраться до которых можно только по воздуху.

28   июня в Карачаево-Черкесии, Ставропольском и Краснодарском краях были приспущены флаги, отменены развлекательные программы по радио и телевидению. Этот день был объявлен днем траура.

В ночь на 28 июня осложнилась ситуация в Адыгее. На пересечении рек Ку­бань и Лаба сильно поднялась вода. Двухметровая дамба, которая ограждала реку Кубань, не смогла сдержать потоков воды. Когда уровень ее превысил критическую отметку, вода хлынула через эту преграду, полностью затопив аул Хатукай и поселок Набережный Красногвардейского района. Уровень воды поднимался до крыш. Многих людей спасатели снимали прямо оттуда. Общий объем прорвавшей воды составил порядка 70 млн кубометров. Вода прервала автомобильное движение на трассе Майкоп — Усть-Лабинск — Краснодар. Было перекрыто движение на некоторых других местных автодорогах. Из зоны затопления эвакуированы около пяти тысяч человек.

Наводнение на юге России (18 июня — 2 июля 2002 года)

Затопленные населенные пункты на юге России, июнь 2002 г.

В районах, пострадавших от чудовищного наводнения, были отмечены пер­вые случаи мародерства. Что само по себе неудивительно: люди покидали дома, забирая лишь самое необходимое и оставляя основное имущество.

Появились новые сообщения и о жертвах. По данным штаба правительст­венной комиссии по ликвидации последствий на 28 июня, число погибших до­стигло 93 человек. Больше всего людей — 47 человек — погибло в Ставрополь­ском крае, в Краснодарском крае — 31 человек, в Карачаево-Черкесии — 10.

Президент России Владимир Путин прибыл во второй половине дня

28   июня в Ставрополь. Сразу по прибытии Президент России пересел в верто­лет и отправился на облет районов, пострадавших от наводнения. Вечером Владимир Путин посетил станицу Барсуковская, наиболее сильно пострадав­шую от наводнения. После возвращения в Ставрополь В. Путин провел рабо­чее совещание, посвященное вопросам восстановления в Южном федеральном округе систем жизнеобеспечения, пострадавших от паводка. В совещании принимали участие руководство Ставропольского края, члены правительст­венной комиссии по ликвидации последствий наводнения. Владимир Путин выступил с критикой региональных, местных и федеральных властей, допус­тивших такие последствия наводнения на юге России. Президент также побла­годарил спасателей за хорошую работу.

Президент определил первоочередные задачи по ликвидации последствий стихии и поручил заместителю Генпрокурора по Южному округу проанализи­ровать ситуацию по наводнению. Сейчас, по словам главы государства, необ­ходимо «оперативно развернуть систему медицинской помощи» пострадавшим от наводнения. Второй задачей президент назвал необходимость обеспечения безопасности в районах, пострадавших от наводнения. По его словам, в насто­ящее время органы внутренних дел «недостаточно эффективно» решают эти вопросы. Люди боятся «не только стихии, но и преступников, и мародеров», — сказал глава государства. По его словам, перед правоохранительными органа­ми стоит двойная задача — «обеспечить безопасность людей в местах времен­ного проживания», а также обеспечить сохранность имущества в покинутых жилищах. Предельного внимания, по словам президента, требует санитар­но-эпидемиологическая обстановка в местах, пострадавших от наводнения, в которых существуют угрозы вспышек эпидемий и заражения. По словам пре­зидента, необходимо проводить постоянный мониторинг санитарно-эпидемио­логической обстановки, а также в кратчайшие сроки провести вакцинацию, прежде всего детей и военнослужащих, которые работают в зоне, пострадав­шей от паводков.

Скорейшее восстановление инфраструктуры, прежде всего транспортных коммуникаций, энергоснабжения и связи, президент назвал «четвертой важ­нейшей задачей». По его словам, это является «ключом к ликвидации послед­ствий» стихийного бедствия, без которого «ничего нельзя будет сделать».

Как отметил президент, основные средства на ликвидацию последствий на­воднения руководителям краев и республик надо будет находить самим. Со­гласно предварительным подсчетам МЧС России, ущерб от стихии на юге страны составил более 12,33 млрд рублей, а таких денег в федеральном бюдже­те нет.

Государственная Дума Ставропольского края собралась на экстренное за­седание. На повестке — единственный вопрос: о мерах по ликвидации послед­ствий наводнения на территории края. По предварительным данным, краю на­несен материальный ущерб в размере 3 млрд 160 миллионов рублей. И эти цифры не окончательные — многие населенные пункты оставались затоплен­ными. По словам председателя краевой комиссии по ликвидации последствий стихийного бедствия Юрия Тыртышова, техники сегодня вполне хватает. Бо­льшинство же недостатков в ходе восстановительных работ связано «с неуме­нием руководить». Обострилась эпидемиологическая ситуация в крае. Из че­тырех затопленных скотомогильников два полностью разрушены. С 18 по 26 июня бригадами по обнаружению и утилизации погибших животных было за­хоронено около полутысячи только одних коров. Катастрофически не хватало костюмов химзащиты, респираторы уже не помогали. С 21 июня в крае было зарегистрировано 57 инфекционных заболеваний.

Около 100 тысяч человек испытывали трудности с водой. Не было должно­го обеспечения санитарно-бытовыми условиями, тяжелейшая ситуация с кана­лизационными коллекторами. Не хватало элементарного — мыла, обуви, одеж­ды. Реки Кубань, Кума, Подкумок превратились в канализационные трубы. В крае работали 29 санитарно-эпидемиологических бригад, взято около тыся­чи бактериологических проб. Прогнозы — неутешительны.

На заседании было подчеркнуто, что с ликвидацией последствий стихии своими силами краю не справиться. Из центра уже выделено 150 миллионов. После разговора главы МЧС России Сергея Шойгу с премьером РФ Михаилом Касьяновым Ставропольскому краю было добавлено еще 250 миллионов руб­лей.

Для оказания адресной помощи пострадавшим в результате наводнения было решено в резервный фонд губернатора края выделить 200 миллионов руб­лей из краевого бюджета.

По оценке губернатора края А. Черногорова, ущерб от наводнения составит половину годового бюджета края.

Среди причин случившейся катастрофы все чаще называли не только тая­ние ледников, позднюю весну, ливневые дожди, но и непрофессионализм в действиях местных властей, неподготовленность всей системы жизнедеятель­ности. По данным краевой прокуратуры, до стихии в Кочубеевском районе во­обще отсутствовали подразделения МЧС России, в течение суток с начала за­топления никакой помощи населению не оказывалось. Можно считать случайностью, что людей не погибло в несколько раз больше.

Паводковая обстановка на значительной части территории Южного феде­рального округа РФ оставалась чрезвычайно напряженной. По данным на 28 июня, в Карачаево-Черкесии, Кабардино-Балкарии и Северной Осе­тии — Алании прошедшие ливневые дожди (местами с градом) вызвали оче­редной подъем воды в реках. По-прежнему оставались подтопленными насе­ленные пункты Красногвардейского района Республики Адыгея. Отмечался резкий подъем воды на реке Белая, что могло привести к подтоплению поселка Каменногорский и разрушению автодороги Майкоп — Гузерипль. На осталь­ных реках республики уровень воды стабилизировался. Тяжелая обстановка сохранялась в районе Каргалинской плотины на реке Терек в Республике Даге­стан. Положение усложнялось многочисленными заторами из деревьев, попав­ших в воду.

Уровни воды выше критических отметок сохранялись в районе станицы Тбилисская. В результате переполнения Краснодарского водохранилища со­здалась угроза подтопления населенных пунктов, расположенных в Адыгее вдоль малых рек и в нижнем течении реки Кубань. И из-за пропуска больших объемов воды через Каргалинский гидроузел существовала угроза прорыва за­щитных дамб вдоль реки Терек.

Специалисты «Крайводхоза» были уверены, что, если бы не Отказненское водохранилище, Зеленокумск в дни последних ливней, обрушившихся на Ставрополье, был бы полностью затоплен. Досталось бы и Нефтекумскому, Левокумскому, Буденновскому районам. Водохранилище стойко отразило на­тиски разыгравшейся стихии. В дни стихии оно приняло свыше 37 миллионов кубометров воды — рекорд за всю историю водохранилища. В пиковые момен­ты непогоды сюда ежесекундно прибывало 340 кубических метров.

29    июня Владимир Путин провел в Москве регулярную рабочую встречу с председателем правительства, главой администрации и министрами силового блока. Президент дал ряд поручений по итогам состоявшегося накануне в Ставрополе совещания по ликвидации последствий наводнения. Обсужда­лась организация восстановительных и спасательных работ, при этом высоко были оценены усилия МЧС России и Вооруженных сил России. Президент го­ворил о шагах, которые необходимо предпринять с тем, чтобы кардинально улучшить эти работы. В частности, он остановился на условиях жизни людей в палаточных лагерях. Эти условия Владимир Путин расценил как «неудовлет­ворительные». Касаясь проблем организации быта людей и темпов восстанови­тельных работ, глава государства оценил их как «плохие». Президент особо остановился на положении двух категорий людей — пожилых граждан и абиту­риентов. В частности, он поручил председателю правительства взять под лич­ный контроль положение этих двух категорий граждан, чтобы максимально об­легчить бытовые условия пожилым людям, а школьникам дать возможность в сложившихся экстремальных условиях закончить экзамены и готовиться к поступлению в вузы.

Управлением Генеральной прокуратуры в Южном федеральном округе были возбуждены 4 уголовных дела по статье «халатность» в связи с сильней­шим наводнением на юге России, сообщил 29 июня заместитель генерального прокурора РФ Сергей Фридинский. «Мы сразу обратили внимание на то, что очень много людей погибли под завалами», — отметил он. По его словам, этот факт говорит о том, что погибшие были застигнуты стихией врасплох. В связи с этим, пояснил Фридинский, в первые же дни прокурором была поставлена задача разобраться с ситуацией, «только ли стихийное бедствие виновато в столь тяжких последствиях». По его словам, материалы, которые были нара­ботаны за прошедшую неделю, дали основание говорить о том, что, к сожале­нию, не только стихия виновата в этом. Как отметил замгенпрокурора, систе­мы оповещения и предупреждения людей не работали в ряде районов, а действия отдельных лиц в период развития стихии не были адекватны сло­жившейся ситуации.

Уточняя регионы, в которых возбуждены уголовные дела, Фридинский на­звал Карачаево-Черкесию. По его словам, на головном сооружении республи­ки, откуда был самый большой сброс воды, повлекший массу разрушений в Ставропольском крае, Кочубеевском районе и Невинномысске, штормовое предупреждение было получено только на второй день. Вместе с тем, пояснил замгенпрокурора, служащие сооружения, если бы получили своевременно пре­дупреждение, имели возможность регулировать уровень воды. Уголовные дела возбуждены также в Успенском районе Краснодарского края, где зарегистри­рована гибель людей на хуторах, которые вообще не извещались о надвигаю­щемся стихийном бедствии.

В Ставропольском крае уголовные дела возбуждены в Кочубеевском райо­не и Невинномысске. Как считал замгенпрокурора, по некоторым из возбуж­денных дел придется понести ответственность ряду чиновников, поскольку «есть все основания, чтобы сказать, что система оповещения, которая должна была работать, разрушена».

Фрединский также сообщил, что материальная база, в которую входят во­домерные приборы, предназначенные информировать о необходимых мерах, также разрушена. Замгенпрокурора привел пример Карачаево-Черкесии, где приборы контроля на 80 % выведены из строя. В целом по региону, добавил Фрединский, эта цифра доходит до 37—38 %.

Необходим единый правительственный орган, который бы занимался эксп­луатацией водных объектов. На этом настаивал полномочный представитель президента страны В. Казанцев 29 июня на совещании правительственной ко­миссии по преодолению последствий стихийного бедствия в южный регионах России. Виктор Казанцев заявил, что более нетерпима ситуация, при которой различные водохозяйственные объекты подчиняются разным ведомствам, от­куда проистекает неразбериха в их использовании, ремонте, в принятии реше­ний по хозяйственным работам с их использованием. Одной из причин катаст­рофичности последствий наводнений Виктор Казанцев назвал массовый самозастрой в поймах рек. За этим строительством никто не следит и не отве­чает за его последствия. Такой федеральный орган должен иметь структурные подразделения на уровне федеральных округов и регионов. Полпред также считает, что на базе МЧС России нужно создать постоянную систему постов наблюдения за уровнем воды в реках и водохранилищах, что поможет с боль­шой точностью прогнозировать возможные стихийные бедствия. Виктор Ка­занцев распорядился в первую очередь очистить от наносов все гидротехниче­ские сооружения и реки в Южном федеральном округе. По его словам, этим никто не занимался более 10 лет, что усугубило размах стихии.

Главы Северной Осетии, Адыгеи, Ингушетии и Ставропольского края по­благодарили военнослужащих за помощь в ликвидации последствий стихии. В восстановлении разрушенных районов участвовало около 4 тыс. человек лич­ного состава округа, 400 единиц различной боевой техники.

30  июня автомобильное движение по федеральной трассе «Кавказ», на участ­ке Пятигорск — Нальчик, прекращенное из-за наводнения, было возобновлено.

Паводковый поток, разрушивший тысячи домов в Краснодарском крае, ослабевал. Приток воды в Краснодарское водохранилище впервые за период наводнения уменьшился на 187 кубометров в секунду, в результате начала ста­билизироваться ситуация на реке Кубань. За день уровень воды в ней снизился на 7 сантиметров.

Жертвами наводнения на юге России стал 91 человек. Пострадало более трехсот тысяч человек. Пик наводнения прошел, вода повсюду начинает спадать. Правда, в некоторых районах ситуация по-прежнему оставалась тре­вожной.

В самой пострадавшей от наводнения станице Ставропольского края Бар- суковской открыли центр комплексной помощи. В нем — специально оборудо­ванные для жилья палатки, полевые кухни, бани, пункты медицинского обслу­живания. На Ставрополье начали вакцинацию населения. Для этого были сформированы более 100 специальных бригад врачей. Они работали в зоне, по­страдавшей от наводнения. В первую очередь людям делали прививки от гепа­тита и кишечных инфекций. На эти цели местные власти выделили четыре миллиона рублей.

В свои жилища вернулись уже больше 36 тысяч человек. Восстановлено бо­лее 800 километров дорог, 180 мостов, около 60 километров газопроводов и 300 километров линий электропередачи. Свет дали почти в 300 пострадавших поселках.

1   июля в Ставропольском крае отмечен рост числа разрушений в сельских населенных пунктах, так как начинали рассыпаться напитанные влагой саман­ные и турлучные дома.

В пострадавших районах находилось 71 захоронение крупного рогатого скота, зараженного сибирской язвой. Одиннадцать из них попали в зону затоп­ления. Два из них размыто — рядом с поселком Канглы и станицей Незлобной. Анализ трех проб на сибирскую язву из района скотомогильника в Канглах по­казал отсутствие спор сибирской язвы. После обследования «сибироязвенно- го» захоронения в ст. Незлобной, по согласованию с комитетом природных ре­сурсов, было принято решение по отводу реки Подкумок по старому руслу.

За медицинской помощью обратились 235 человек, в том числе 127 детей. Госпитализировано 125 человек. Число установленных погибших осталось не­изменным — 47 человек, в том числе двое детей. 15 человек числятся пропав­шими без вести.

На 1 июля по Краснодарскому краю подтопленными оставались 15 713 до­мовладений, 5 792 были разрушены полностью. Из зоны бедствия эвакуирова­но 12 860 человек, повреждено 76 мостов, 13 разрушены полностью. Подтоп­ленными оставались 43 населенных пункта. Наиболее тяжелое положение сохранялось в Новокубанском, Успенском районах и городе Армавире, где под водой продолжали находиться площади в 128, 38 и 20 квадратных километров соответственно. Серьезный урон нанесен и сельскому хозяйству. В результате разгула водной стихии зерновые колосовые погибли на площади 5 776 гекта­ров. Общая же площадь погибших посевов составляла почти 10 тысяч гектаров. Велики потери среди крупного рогатого скота, погибло также более 100 тысяч голов птицы. Общая сумма ущерба в сельском хозяйстве, по предварительным подсчетам, составляла 202 миллиона рублей.

В ночь на 1 июля в Дагестане, уже пострадавшем от стихии, был вновь заре­гистрирован подъем уровня воды в Тереке. Скорость прохождения воды в Те­реке к утру 1 июля составила 1 393 кубических метра в секунду при критиче­ской отметке в 1 000 кубометров. Из-за этого спасателям и местным властям пришлось срочно эвакуировать жителей из нескольких селений Бабаюртовско- го и Кизлярского районов. Из селений Некрасовка и Кохановка в связи с угро­зой наводнения было срочно эвакуировано 1 тыс. 300 жителей.

В 9 субъектах региона (Ставропольский край, Республика Адыгея, Кабар­дино-Балкарская республика, Карачаево-Черкесская республика, Краснодар­ский край, Республика Ингушетия, Республика Северная Осетия — Алания, Чеченская республика, Республика Дагестан) в 343 населенных пунктах разру­шено 7 519, повреждено 45 733 и 188 объектов ЖКХ. Погиб 91 человек, постра­дало 329 413 человек, эвакуировано 101 911 человек. Возвратились в места по­стоянного проживания 38 777 человек. Повреждено 350,7 км газопроводов, 407 мостов (автомобильных — 270, железнодорожных — 5, пешеходных — 134),

1     717 км автомобильных дорог, 5,9 км железнодорожных путей, 1 189,4 км ЛЭП, 520,2 км водоводов, 154 водозаборов. Материальный ущерб составил 13 577,64 млн рублей.

Наводнение на юге России (18 июня — 2 июля 2002 года)

Вывод и вынос пострадавших из зоны наводнения, июнь 2002 г.

Восстановлено 358,8 км ЛЭП, 846,6 км автодорог, 230,75 км водовода,

62,5   км газопровода, 4,3 км железнодорожных путей, 203 моста (автомобиль­ных — 144, пешеходных — 55, железнодорожных — 4), 70 водозаборов. Возвра­щено в места постоянного проживания 38 777 человек.

В Комитете по аграрно-продовольственной политике Совета Федерации РФ начала работать комиссия по определению ущерба. Предварительные циф­ры: около 5 миллиардов рублей.

По 50 тысяч рублей выплатят семьям, лишившимся всего имущества в резу­льтате наводнения на юге России. Это решение было принято на совещании

1  июля у премьер-министра Михаила Касьянова. Кроме того, в ходе совещания было также решено, что семьям, лишившимся части имущества, выплатят по 20 тысяч рублей.

Пресс-служба Минобороны России сообщала, что в ликвидации последст­вий наводнения на юге России были задействованы более 1,5 тыс. военнослу­жащих, 10 единиц бронетанковой, 121 единица автотракторной и 47 единиц инженерной техники, 8 вертолетов Министерства обороны РФ. За минувшие сутки силами частей и подразделений Министерства обороны РФ из зон затоп­ления эвакуированы 496 человек. Доставлено 302 т грузов, в том числе 45 т — авиацией. Пострадавшим от стихийного бедствия людям доставлено 81т воды, более 2 тыс. человек обеспечены горячей пищей. С помощью военной инже­нерной техники за сутки разобрано 3 км завалов, расчищено 82 км автодорог, укреплено 140 дамб. В Невинномысске Ставропольского края наведен автомо­бильный мост через реку Кубань. Продолжались работы по наведению моста через реку Аргун, в районе населенного пункта Вашиндарой Чеченской рес­публики.

2  июля спасатели продолжали работать на юге России. По данным аппарата полномочного представителя президента России в Южном федеральном окру­ге на 2 июля, в пострадавшие от наводнения районы поступили денежные средства и гуманитарные грузы на общую сумму 2,7 млрд руб.

Терек прорвал береговой вал на территории Бабаюртовского района Даге­стана. Создалась угроза затопления сельхозугодий, пастбищ, близлежащих на­селенных пунктов. Разрыв защитного земляного вала произошел ночью около трех часов в 7 километрах выше створа Каргалинского гидроузла. Ширина про­рыва составляла 5—6 метров. По данным гидрологов, напор воды в районе Каргалинского гидроузла оставался сильным — до 1 тыс. 200 кубометров в се­кунду, что выше критической отметки.

Наиболее сложная обстановка по-прежнему оставалась в Карачаево-Черке­сии, Адыгее, Ставропольском и Краснодарском краях.

Правительство России в целях ликвидации последствий паводка на юге России постановило внести предложения о финансировании мероприятий по ликвидации последствий наводнения. Данное постановление относилось к МЧС России, Минфину России, Минэкономразвития России, Госстрою России, Российскому агентству по государственным резервам, органам испол­нительной власти субъектов России, расположенных на территории Южного федерального округа и пострадавших от паводка. Финансирование мероприя­тий по ликвидации последствий наводнения должно осуществляться за счет средств резервного фонда Правительства РФ по предупреждению и ликвида­ции чрезвычайных ситуаций и последствий стихийных бедствий, говорилось в сообщении.

Завершалась работа над постановлением правительства о порядке выплаты компенсаций пострадавшим гражданам. Предполагалось, что по 2 000 рублей получат все семьи, пострадавшие от наводнения, 20 000 рублей получат те, кто частично лишился имущества, 50 000 рублей — те, кто лишился его полностью. Общее число пострадавших в результате наводнения превышало 330 тысяч че­ловек. В 343 населенных пунктах 66 районов было разрушено более 7,5 тыс. жилых домов и повреждено около 46 тысяч домовладений.

Полпред Президента Российской Федерации в Южном федеральном окру­ге Виктор Казанцев посетил два населенных пункта Адыгеи — Хатукай, где ве­лись работы по восстановлению дамбы, и станицу Красногвардейскую. Пол­пред счел ситуацию в пострадавших от наводнения районах Адыгеи «сложной, но полностью контролируемой». Казанцев жестко поставил вопрос о взаимо­действии руководителей органов власти со специалистами МЧС России и Минприроды России. Речь шла о «несогласованных решениях» некоторых глав администраций в последние дни. В частности, глава администрации Крас­ногвардейского района принял решение о сбросе воды в Краснодарское водо­хранилище без консультации со специалистами МЧС России и Минприроды РФ. По предварительной оценке, это не повлекло за собой тяжелых последст­вий. Однако, по мнению Виктора Казанцева, таких решений не должно быть.

Восстановлено движение по федеральной сети по технологической схеме на всем протяжении Транскама.

Прокурор Карачаево-Черкесии Владимир Ганночка возбудил уголовное дело по статье 237 УК РФ «Сокрытие информации об обстоятельствах, создаю­щих опасность для жизни или здоровья людей». В рамках уголовного дела рас­смотрены действия должностных лиц в условиях чрезвычайной ситуации. В ча­стности, прокуратуру интересовало, какие меры были предприняты главами администраций, гидрометеослужбой, Государственным комитетом по делам природных ресурсов и другими службами КЧР после получения ими штормо­вого предупреждения. Прокуратура намерена была расследовать, как оповеща­лись люди о надвигающемся паводке.

3 июля на юге России реки снова вышли из берегов. В Дагестане заделыва­ли бреши в земляной заградительной дамбе, в Адыгее ликвидировали прорыв в разрушенной плотине. Проходящая по Тереку очередная паводковая волна угрожала затоплением городу Кизляр. В селе Аверьяновка, в 10 км от города, паводковые воды размывали берегозащитные земляные сооружения. Чтобы не допустить прорыва воды, на укрепление защиты было мобилизовано насе­ление. Сюда же были направлены около 100 специалистов, подтянуты экскава­торы, бульдозеры, автокраны, самосвалы для доставки железобетонных бло­ков, которые используются для укрепления защитных сооружений.

Но в большинстве районов вода отступала. И теперь на первое место выхо­дили восстановительные работы. Необходимо было срочно строить жилье и расчищать улицы, которые были буквально завалены грязью и мусором. За лопаты взялись все. Спасатели, военные и добровольцы из местных жителей работали круглые сутки. Некогда было отдыхать и медикам. Чтобы предотвра­тить распространение инфекций, началась тотальная вакцинация населения. Тем временем в пострадавшие районы продолжала поступать гуманитарная по­мощь. Оперативные штабы по ее сбору действовали в 50 российских регионах.

Люди продолжали возвращаться в свои жилища — вернее, в то, что от них осталось. Пункты временной эвакуации покинули большинство жителей Став­рополья. Из 7,5 тыс. отселенных людей наиболее сильно пострадавшего Кочу- беевского района в свои дома вернулись 5,5 тыс. человек. В 39 населенных пун­ктов из 45 пострадавших был подан газ, а на 16 из 25 автодорожных мостов восстановлено движение.

Под особым контролем находились противоэпидемиологические меропри­ятия. В пострадавших регионах начиналась вакцинация населения против си­бирской язвы. Опасность заражения этой смертельно опасной болезнью воз­никла после того, как наводнением были размыты могильники животных. В первую очередь прививки делались детям и людям из группы риска, которые по роду своей деятельности соприкасались с животными.

Число жертв наводнения на юге России увеличилось до 94 человек: 49 чело­век погибли в Ставропольском крае, 32 — в Краснодарском, шесть — в Карача­ево-Черкесии, четыре — в Северной Осетии и один — в Кабардино-Балкарии. По данным МЧС России, самыми незащищенными перед стихией оказались пожилые люди. Средний возраст жертв наводнения — 60—65 лет. Материаль­ный ущерб от стихийного бедствия, нанесенный жителям и хозяйству региона, оценивался в 13,7 млрд рублей, что составляло четверть годового финансового резерва страны.

3 июля руководство государственной службы автодорожного хозяйства России (Росавтодор) предложило во второй половине 2002 г. направить средст­ва региональных дорожных фондов всех субъектов РФ на восстановление до­рог Северокавказского региона. По предварительным подсчетам, затраты на восстановление разрушенной дорожной инфраструктуры составят более

3   млрд рублей. На 3 июля на Северном Кавказе было восстановлено 266,8 ки­лометра автомобильных дорог и 38 мостов, пострадавших от наводнений. В зоне стихийного бедствия оставались изолированными 52 населенных пунк­та: по 7 — в Адыгее и Ингушетии, 16 — в Дагестане, 22 — в Северной Осетии.

Уровни воды в реках юга России постепенно понижались, однако в реке Терек, ниже Каргалинского гидроузла, затопление прибрежных территорий сохранялось.

В Южном федеральном округе на 3 июля было зарегистрировано 330 случа­ев инфекционных заболеваний, в том числе 157 среди детей. Об этом сообщи­ли в Госсанэпиднадзоре России, отметив, что 287 заболевших, в том числе 130 детей, госпитализировано. Специалисты госсанэпидслужбы продолжали проводить мероприятия по иммунизации населения районов, пострадавших от катастрофического наводнения, в частности, против вирусного гепатита А, брюшного тифа и лептоспироза. В рамках эпизоотического обследования рай­онов, попавших в зону подтопления, специалистами госсанэпидслужбы было организовано свыше 120 тысяч подворных обходов, обследовано свыше 800 объектов пищевой промышленности и общественного питания. В постра­давших от наводнения населенных пунктах не работали 39 очистных сооруже­ний водоподготовки питьевой воды. В этих селах и поселках проводились ра­боты по восстановлению водозаборов, промывке и хлорированию сетей.

В результате стихии в регионе погибло 11,3 тысячи голов крупного рогатого скота, из которых 9 тысяч было «утилизировано».

5   июля в Дагестане и Краснодарском крае спасатели продолжали бороться с последними очагами разрушительного наводнения. По-прежнему сложной оставалась обстановка в бассейне реки Терек. Уровень воды в ней не снижался. В Дагестане из-за этого пока так и не удалось восстановить ни один из разру­шенных домов. Из 2,3 тыс. местных жителей, эвакуированных ранее, домой смогли вернуться не более 50.

В Краснодарском крае в зоне затопления все еще оставалось восемь сел, в которых были подтоплены 564 жилых дома. Вернуться домой не могли более

13  тыс. человек. Сложная ситуация возникла и на реке Малая Лаба, где из при­несенных во время разлива деревьев и мусора образовался затор шириной 150 м и длиной 1,5 км.

Специалисты полагали, что паводок на Тереке, подобный нынешнему, мо­жет повториться только через 100 лет. Нынешний разгул стихии можно отнес­ти к разряду катастроф. Анализ материалов и наблюдений на водном посту Каргалинского гидроузла показал, что аналогов такого паводка в истории на­блюдений Гидрометеослужбы нет. С учетом погрешности методов измерений (±10 %) абсолютный максимум величины расхода за период паводка достигал примерно 1550—1600 кубометров в секунду. Причем пики паводка наблюда­лись четырежды, с перерывами через 3—4 суток. Напор стихии длился 16—17 суток, а средний расход воды за этот период составил 1 230 кубометров в секунду, что почти в три раза превышало многолетнюю норму июня. Именно длительное воздействие громадной массы воды, двигавшейся с большой ско­ростью (до 3,5 м/с), сильно разрушило гидротехнические сооружения (земля­ные валы) на реке Терек, нанесло значительный ущерб инфраструктуре и насе­лению Кизлярского и Бабаюртовского районов, а также хозяйствам горных районов в этой зоне отгонного животноводства.

В Ставрополье, самом пострадавшем из всех южных регионов, работы по восстановлению жилья велись наиболее активно. Только за сутки с 8 на 9 июля здесь было восстановлено 100 жилых домов, а всего после стихии — уже свыше 2 тыс. В ликвидации последствий наводнения участвовало около

27  тысяч военных, спасателей и добровольцев.

Сергей Шойгу критиковал власти за низкие темпы восстановительных ра­бот и в очередной раз обвинил местные власти в завышении размеров ущерба и в составлении раздутых отчетов о проделанной работе. Более того, после про­верки комиссией Госстроя «разрушенных» стихией домов выяснилось, что по­добные приписки в ряде случаев достигали 45 %. Чиновники, в свою очередь, оправдывались тем, что в пострадавших регионах работало всего лишь около 700 оценщиков, которые явно не справлялись с возложенными на них обязан­ностями. Местным властям было предложено создать в регионах специальные комиссии, которые бы контролировали выплаты компенсаций гражданам за утерянное жилье. На восстановление жилья в ближайшее время планировалось выделить 3 млрд рублей. Причем 80 % затрат брало на себя Правительство Рос­сийской Федерации, а оставшиеся 20 % — субъекты Российской Федерации.

Помощи ждали еще многие села. Там, где три недели назад стоял хутор Но­вокубанский, остались одни руины. 9 погибших и столько же без вести пропав­ших. Большая часть воды из села так и не ушла. Во время наводнения река снесла дамбу. Кубань полностью сменила русло и текла по центральной улице поселка. Стихия не пощадила ни один дом. Размыто сельское кладбище. Го­лодные собаки бросались на людей.

На 15 июля, по предварительным данным, стихия унесла жизни 114 чело­век, оказавшихся в зонах затопления: Ставропольский край — 59 человек (Ко- чубеевский, Георгиевский районы, г. Ессентуки); Краснодарский край — 36 человек (Новокубанский, Успенский, Мостовской, Гулькевичский районы, г. Армавир); Карачаево-Черкесская республика — погибло 8 человек (Ады- ге-Хабльский, Зеленчукский районы, гг. Черкесск, Карачаевск, Усть-Джегу- та); Республика Северная Осетия — Алания — 6 человек (г. Алагир, п. Садон); Чеченская республика — 4 человека (г. Грозный); Кабардино-Балкарская рес­публика — 1 человек (Баксайский район).

Всего в зоне чрезвычайной ситуации оказалось 377 населенных пункта, было разрушено 13 035 жилых дома, 80 объектов ЖКХ, 231 км водовода, 41 во­дозабор, без электричества осталось 335, без природного газа — 193, без свя­зи — 237 населенных пунктов. В той или иной степени повреждено: более 41 тыс. жилых домов, 316 объектов ЖКХ, 652 км водоводов, около 9 тыс. колодцев и водозаборов, 348 км водозащитных дамб, 298 школ, 157 больниц, 588 мостов, 283 км газопроводов, 1 985 км автомобильных дорог. Погибло более одного миллиона сельскохозяйственных животных.

В общей сложности пострадало 389 752 человека. В ходе спасательной опе­рации спасено более 62 тыс. человек, эвакуировано либо спасено из районов затопления 106 044 человека.

Материальный ущерб превысил 15 млрд рублей.

Данные по нанесенному ущербу уточнялись в течение всего 2002 года.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 36 | 0,345 сек. | 8.19 МБ