Книги катастроф

Катастрофические наводнения начала XXI века

Когда сотрясается земля

Цунами

Землетрясения, цунами, катастрофы

Варианты третьей мировой: Индия против Пакистана

15 августа 1947 года на политической карте мира появились два новых государства: Индия и Пакистан. Образованные из быв­шей британской колонии по религиозно-общинному признаку, они разделили индусов и мусульман, проживающих на Индийском субконтиненте.

Мусульмане были рады получить собственное независимое государство, однако правительство новорожденного индийского государства не могло примириться с тем, что значительные тер­ритории на северо-западе и северо-востоке вышли из-под его кон­троля.

В Британской Индии насчитывалось более шестисот мелких и крупных княжеств. Формально после ухода англичан все эти государства получали независимость, но на деле они были долж­ны войти в состав либо Индии, либо Пакистана. В 1947 году мел­кие княжества сделали свой выбор, исходя из конфессиональной принадлежности большинства населения.

Проблемы возникли с тремя крупными образованиями: Джу-нагархом, Хайдарабадом, Джамму и Кашмиром. 80% жителей Джунагарха составляли индусы, но управляли княжеством му­сульмане. Естественно, что они захотели присоединиться к Паки­стану, но 12 сентября 1947 года в Джунагарх были введены ин­дийские войска, а проведенный немного позже плебисцит показал,

что большинство населения княжества хочет жить в Индии. Сход­ным образом развивались события и в Хайдарабаде. Тут исламс­кая верхушка желала получить статус доминиона, то есть урав­няться в правах с Индией и Пакистаном, и даже обратилась в Совет безопасности ООН с просьбой защитить территорию от индийс­кой угрозы. Но 13 сентября, когда вопрос о Хайдарабаде слушал­ся в ООН, индийские войска оккупировали княжество.

Ситуация с Джамму и Кашмиром оказалась намного слож­нее. 78% населения княжества исповедовали ислам, а в Каш­мирской долине количество мусульман достигало даже 94%. Тем не менее, вся правящая верхушка княжества состояла из ин­дусов. Больше того, сам индийский премьер-министр Джавахар-лал Неру был выходцем из Кашмира.

В июне 1947 года княжество посетил Ганди, который по воз­вращении в Дели заверил Неру, что Кашмир войдет в состав ин­дийского государства. Однако мусульмане не были согласны с такой перспективой. 22 октября с территории Пакистана в Каш­мир вторглись племена пушту и дари. Через два дня они захвати­ли столицу княжества — город Сринагар, и махараджа обратился за помощью к Дели. 27 октября он подписал договор о присоеди­нении Джамму и Кашмира к Индии, и батальон сикхов выбил афганцев из Сринагара, но к тому времени пакистанское прави­тельство уже успело объявить северную часть княжества своей территорией, которая получила название Азад (Свободный) Каш­мир. Индийские войска попытались оккупировать Азад Кашмир. В ответ пакистанская армия пересекла границу и к августу заняла всю северную часть Кашмира.

13 августа 1948 года Совет безопасности ООН принял ре­золюцию, по которой стороны должны были прекратить огонь с 1 января следующего года. 27 июля 1949 года Индия и Пакистан подписали соглашение о линии прекращения огня, и Кашмир ока­зался разделен на две части.

Так закончилась первая, но далеко не последняя индо-па-кистанская война за Джамму и Кашмир. На протяжении свыше 50 лет боевые действия в этом штате и граничащих с ним райо­нах не прекращались. Неурегулированный территориальный вопрос еще дважды становился причиной полномасштабной войны — в 1965 и 1971 годах. Оба раза Пакистан терпел пора­жение, но окончательного разрешения кашмирская проблема так и не получила. Многочисленные попытки мирового сообщества как-то урегулировать этот затянувшийся конфликт ни к чему не привели.

Новый импульс к эскалации насилия в регионе придала попытка захвата исламскими террористами парламента Ин­дии 13 декабря 2001 года. Тогда семь человек, не считая самих террористов, были убиты и около двадцати получили ранения. Уже на следующий день Дели обвинил в теракте экстремистские груп­пировки, базирующиеся в подконтрольной Пакистану части Каш­мира. Дели и Исламабад начали массированную переброску войск к общей границе, причем не только в районе спорной территории в Джамму и Кашмир, но и по всей линии межгосударственной границы, разделяющей индийские штаты Гуджарат, Раджастан и Пенджаб от пакистанских провинций Синд и Пенджаб. Этот этап многолетнего противостояния усугубляется тем, что обе страны не так давно стали обладателями атомного оружия и средств дос­тавки к нему в виде баллистических ракет. Ниже мы попробуем сравнить потенциалы Индии и Пакистана, чтобы понять, к чему может привести война между этими странами в нынешних ус­ловиях.

 

На сегодняшний день население Индии составляет 1 милли­ард 100 миллионов человек. В регулярной армии служат 1 милли­он 325 тысяч человек. Мобилизационный ресурс оценивается в 280 миллионов человек. На вооружении армии находятся танки «Т-55», «Т-72», «Виджаянта» и «Арджун», буксируемые орудия, самоходные гаубицы, минометы, зенитно-ракетные комплексы. Парк ВВС составляют боевые самолеты «Су-30МК», «МиГ-21», «МиГ-23», «МиГ-25», «МиГ-27», «МиГ-29», «Ягуар», «Мираж -2000», «Канберра», большое количество вертолетов «Ми-8», «Ми-17», «Ми-24», «Ми-25», «Ми-26», «Ми-35», «Читак». ВМФ располагает подводными лодками, авианосцем «Гермес», эсмин­цами, фрегатами и корветами.

Однако главной ударной силой армии Индии являются ра­кетные войска. По данным журнала «Техника и вооружение», ре­ализация национальной ракетной программы в Индии была нача­та в 1970-х годах. В июле 1980 года Индийским космическим научно-исследовательским центром был осуществлен первый за­пуск «коммерческой» четырехступенчатой ракеты-носителя «SLV-3», созданной под руководством доктора Абдула Калама. В ре­зультате на эллиптическую орбиту был выведен искусственный спутник Земли «Рохини» весом в 40 килограммов. В 1983 году программа SLV была закрыта, а Калам перешел в Индийский обо­ронный центр исследований и разработок, где в том же году воз­главил высокоприоритетную комплексную программу разработ­ки ракетного оружия.

В 1989 году Индия провела первое успешное испытание опыт­ной баллистической ракеты «Агни-1» («Agni I»), созданной с ис­пользованием конструкторского задела по SLV. Эта двухступен­чатая ракета создавалась как прототип носителя ядерных боеприпасов первого поколения, обладающего ограниченными бо­евыми возможностями: вес полезной нагрузки —1000 килограм­мов, радиус действия — 1500 километров.

Дальнейшим развитием «Агни-I» стала ракета средней дальности «Агни-П», предназначенная для доставки мощной термоядерной боеголовки. Твердотопливная двухступенчатая баллистическая ракета может размещаться на грунтово-мобиль-ных или железнодорожных пусковых установках. Ракета снаб­жена отделяемой боевой частью массой около тонны в ядер­ном или обычном снаряжении. Подготовка ее к пуску из состояния боевого дежурства занимает всего 15 минут. Пер­вый испытательный запуск «Агни-П» состоялся на полигоне острова Виллар 11 апреля 1999 года. В ходе испытаний раке­та преодолела расстояние в 2000 километров. В относитель­но короткий срок Индия способна развернуть группировку из 30 ракет «Агни-П».

В стадии испытаний находится еще более совершенная раке­та средней дальности «Агни-Ш» (боевая часть мощностью в ме­гатонну, радиус действия до 3500 километров). Запуск первой индийской межконтинентальной баллистическая ракеты «Сурья»

(«Surya») с дальностью 12000 километров, способной долететь до США, запланирован на 2010 год.

Кроме того, на вооружении индийской армии находятся так­тические мобильные пусковые установки с баллистическими ра­кетами ближнего радиуса действия «Притхви» («Prithvi»). Уже созданы и испытаны пять модификаций этих ракет, наибольший радиус действия имеет «Притхви-3» — 350 километров. Ракета способна нести как обычный, так и атомный тактический заряд. «Притхви» в количестве 65 штук уже размещены вдоль границы с Пакистаном.

Параллельно с созданием ракетного оружия в Индии были развернуты работы и по ядерным боезарядам различного типа — от стратегических мегатонного класса до тактических нейтрон­ных, предназначенных для использования на поле боя.

Руководство ядерной программой осуществляет Комиссия по атомной энергии Индии. В стране действуют десять реакторов на атомных электростанциях.

Первое испытание атомного зарядного устройства было про­ведено Индией 18 мая 1974 года. В мае 1998 года на полигоне Покхаран в штате Раджастан были испытаны термоядерные за­ряды. После этого правительство Индии объявило мораторий на дальнейшие испытания, однако научные исследования в рам­ках ядерной программы продолжаются. По оценкам экспертов, ныне Индия способна производить от 5 до 10 ядерных боезаря­дов в год.

 

По последним данным, население Пакистана составляет бо­лее 162 миллионов человек. Легко видеть, что всё население этой страны не превышает мобилизационного ресурса главного про­тивника — Индии (280 миллионов). А регулярная армия Пакис­тана в два раза меньше индийской: всего 620 тысяч человек. По­нятно, что и вооружена она гораздо скромнее, чем армия противника.

На вооружении сухопутных сил Пакистана находятся танки «М47», «М48А5», «Т-55», «Т-59» и «Т-80УД», самоходные ору­дия, минометы, зенитно-ракетные комплексы. Парк ВВС состоит из самолетов «Mirage», «F-16», «Q-5», «J-6» и «J-7». Силы ВМФ представлены 7 подводными лодками, фрегатами и ракетными крейсерами.

В связи с очевидным отставанием в обычных вооружениях, пакистанское военное руководство возлагает свои надежды преж­де всего на ракетно-ядерные силы, которые могут служить фак­тором сдерживания «аппетитов индийского агрессора».

Программа создания ракетного оружия в Пакистане началась еще в 1972 году, но была ограничена санкциями США. Только в 1981 году под прикрытием космических исследований Пакиста­ну удалось закупить несколько ракет у тех же Штатов, в Англии и Франции. По французской лицензии были созданы геофизи­ческие ракеты «Рахнума» («Rahnuma») и «Шахиар» («Shahiar»). А в 1989 году состоялись испытания жидкостного ракетного дви­гателя для собственной пакистанской ракеты-носителя, способной выводить легкие спутники на низкую околоземную орбиту.

Почти одновременно Пакистан приступил к созданию бал­листических ракет военного назначения. Уже в 1988 году было объявлено о проведении испытаний баллистической ракеты, «спо­собной достичь Бомбея и Дели». По всей видимости, это был за­пуск прототипа опытной ракеты малой дальности «Хатф-1» («Hatf-I») с боеголовкой массой 500 килограммов и радиусом дей­ствия 80 километров.

Через десять лет, 6 апреля 1998 года, были проведены испы­тания опытной жидкостной ракеты «Гхаури-1» («Ghauri-I») даль­ностью 1300 километров, созданной при технической помощи северокорейских специалистов. Впрочем, официальные предста­вители Пакистана отрицают факт участия Северной Кореи в этом проекте, утверждая, что «Гхаури» является полностью националь­ной разработкой.

14 апреля 1999 года Пакистан провел успешные испытания новой баллистической ракеты средней дальности «Гхаури-2» — преодолев расстояние 1165 километров за 12 минут, головная часть этой ракеты приземлилась вблизи южного побережья Пакистана. Собственно, размеры национальной территории и ограничивали дальность полёта этой ракеты при первом испытательном пуске: по заявлению разработчиков, она способна поражать цели на рас­стоянии до 1500 километров.

Жидкостная ракета «Гхаури-2» может нести боевую часть (очевидно, как ядерную, так и обычную) массой до 1000 кило­граммов. При установке облегченной боевой части возможно до­стижение дальности от 2000 до 2300 километров. Для старта «Гхаури-2» предполагается использовать как стационарные, так и мобильные пусковые установки.

15 апреля 1999 года состоялся испытательный пуск опера­тивно-тактической твердотопливной баллистической ракеты «Шахин-1» («Shaheen-I»), созданной на базе китайской ракеты «М-11» и обладающей дальностью 750 километров. Первая пуб­личная демонстрация новой ракеты состоялась несколько рань­ше — 23 марта 1999 года во время традиционного военного пара­да, посвященного Дню Республики.

Ведутся работы над двухступенчатой твердотопливной ра­кетой средней дальности «Шахин-2», способной доставить бое­вую часть массой до 1000 килограммов на расстояние 2000 кило­метров. Впервые эта ракета была запущена 9 марта 2004 года.

Существуют планы разработки баллистической ракеты «Типу» («Tipu») с дальностью 4000 километров.

В области ракетного оружия малой дальности реализуются программы создания двухступенчатых ракет «Хатф-2» дальностью 300 километров и «Хатф-3» дальностью 650 километров, являю­щихся развитием более ранней ракеты «Хатф-1».

По некоторым данным, в настоящее время Пакистан распо­лагает 132 пусковыми установками для ракет типа «Хатф» и «Ша-хин». Поступали также сообщения о закупке Пакистаном в Китае 24 ракет «М-11», которые якобы находятся в постоянной боевой готовности на базе в Саргодхе. Однако как китайские, так и паки­станские власти категорически опровергают эту информацию.

Еще в 1965 году, полагая, что Индия ведет тайную работу по созданию ядерного оружия, премьер-министр Пакистана Зульфи-кар Али Бхутто заявил: «Если Индия сделает атомную бомбу, то мы будем есть траву, но у нас тоже будет своя бомба». Начало же реализации ядерной программы Пакистана относится к 1972 году, когда Бхутто подписал приказ о создании Министерства науки и технологии и расширении деятельности Комиссии по атом­ной энергии (КАЭ). На начальном этапе в КАЭ работало около 300 ученых и инженеров, к концу 1990-х годов в ядерной про­грамме Пакистана участвовало уже около 10 тысяч человек.

В 1984 году Пакистан осуществил успешные «холодные» испытания атомного взрывного устройства, а в 1989 году нача­лось серийное производство ядерных боеприпасов. А 28 мая 1998 года проведением серии подземных взрывов малой мощности с общим энерговыделением от 40 до 45 килотонн Пакистан откры­то провозгласил статус «ядерной державы».

До сих пор руководители Пакистана исходили из необходи­мости создания «минимального потенциала сдерживания» в ко­личестве 50 боеголовок. Сейчас эта страна располагает 20 (по другим данным, их около 30) атомными боеголовками для ракет средней дальности.

 

Западные эксперты довольно низко оценивают шансы Паки­стана на победу в крупномасштабной войне против Индии. Слиш­ком велик перевес последней в численности и составе вооруже­ний существующих армий.

Важной особенностью ситуации является то, что ни Индия, ни Пакистан никогда не являлись участниками Договора о нерас­пространении ядерного оружия (ДНЯО) и никогда не брали на себя обязательств, прямо вытекающих из этого Договора. Кроме того, они не намерены присоединяться к ДНЯО и в будущем. При этом в отличие от Дели Исламабад не отказался от принципа при­менения первым своего ядерного оружия.

Британские аналитики из «The Times» рассматривают следу­ющий возможный сценарий развития конфликта. Пакистан, ско­рее всего, сумеет отразить первый удар индийской армии, нане­сенный при помощи обычных вооружений. Но потом скажется численный перевес индийцев в живой силе, и тогда над Ислама­бадом нависнет серьезная опасность. Если Пакистан в этой ситу­ации применит свое атомное оружие, то оно, скорее всего, не со­трет Индию с лица Земли и даже не уничтожит ее ядерный потенциал. После этого, предполагают эксперты, Индия нанесет ответный ядерный удар.

Пакистанские военные более оптимистично смотрят в буду­щее. На недавних общевойсковых учениях отрабатывался сцена­рий быстрого перенесения основных боевых действий на терри­торию Индии. Это позволит, как надеются в Исламабаде, избежать применения какой-либо из сторон ядерного оружия. Основную ставку в войне против Индии пакистанцы делают на «высокий профессионализм» регулярной армии и поддержку мусульманс­кого мира.

А нам, гражданам России, также не следует забывать, что в случае военного поражения ничто не остановит руководство Па­кистана от того, чтобы передать часть своего ядерного арсенала террористическим отрядам, действующим на территории Каш­мира. На подобную возможность уже намекал Хафиз Мохаммад Сайед, лидер мусульманской группировки «Лашкар-э-тайба», ут­верждающий, что заполучил в свои руки две атомные боеголов­ки. На счету этой группировки, воюющей с Индией за Кашмир больше десяти лет, дерзкое нападение на индийский парламент. Заявление Хафиза Мохаммада Сайеда наделало много шума в прессе, однако, скорее всего, это блеф, призванный устрашить Дели. Но сама по себе угроза бесконтрольного распространения ядерного оружия, начало которому может положить Пакистан, вполне реальна.

Можно, конечно, утешаться тем, что первой целью для исла­мистских террористических группировок являются США, одна­ко от Пакистана до Америки довольно далеко, а до наших южных границ — рукой подать. Может оказаться и так, что несколько атомных зарядов окажутся в распоряжении наших местных тер­рористов, и уж они-то найдут способ доставить их в европейс­кую часть России.

Посему стратегия тут может быть только одна — Россия дол­жна всячески способствовать сглаживанию конфликта между Индией и Пакистаном, параллельно сотрудничая с ними в разно­образных антитеррористических программах.

Вы должны войти, чтобы комментировать.