Магазин

Календарь

Февраль 2012
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Янв   Мар »
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
272829  

Книги катастроф

Варианты третьей мировой: НАТО против России

Североатлантической военный блок НАТО (NATO) был создан 4 апреля 1949 года. С самого начала эта организация собиралась решать не только задачи военного характера, но и предполагала вмешиваться в политические процессы, происходящие в мире. Соб­ственно, статус НАТО как военно-политического блока записан в его уставе, а в список требований для кандидатов на вступление внесены такие пункты, как наличие демократических институтов, развитой системы выборности представителей власти, соблюдение прав и свобод человека и тому подобные. При этом образцом для подражания являются США и Великобритания, от которых во мно­гом зависит и общая стратегия НАТО на мировой арене.

Блок НАТО создавался на случай войны с Советским Союзом. В конце 1940-х западные политики и военные серьез опасались внезапного нападения со стороны СССР. Этот страх подпитывал-ся нежеланием сталинского руководства смириться с послевоен­ным статусом государств Европы — вообще Советский Союз стал единственным государством, которое приобрело новые террито­рии в результате Второй мировой войны. В Европе и в США счи­тали, что Иосиф Сталин не остановится на достигнутом, и рань­ше или позже советские танки доберутся до Ла-Манша.

Различные сценарии войны с СССР, прорабатываемые в штабных играх, демонстрировали относительную слабость ев­

ропейских государств перед мощью советской армии, поэто­му было решено создать единую военную организацию, ко­торая координировала бы деятельность национальных шта­бов и армий в противостоянии с Советским Союзом, а кроме того, могла гарантировать отдельным странам-участницам безусловную поддержку в случае вооруженного конфликта. О том, что блок НАТО создавался исключительно для войны с СССР, говорит хотя бы тот факт, что когда в мае 1954 года, более чем через год после смерти Сталина, советское руко­водство подало заявку на вступление, ему было в этом твердо отказано. Отказ был принят к сведению, и началось строи­тельство нового военного блока — в 1955 году возникла Орга­низация Варшавского Договора.

После того как в 1991 году Советский Союз распался, логич­но было бы пересмотреть статус НАТО. Однако этого не произош­ло. Военная машина продолжает функционировать, и Североат­лантический блок начал расширяться на Восток, включая в свой состав бывшие социалистические страны Европы и даже респуб­лики СССР. Так, в марте 1999 года в НАТО были приняты Венг­рия, Польша и Чехия, а в марте 2004 года — Болгария, Словения, Словакия, Румыния, Литва, Латвия и Эстония. В апреле 2009 года к ним присоединились Албания и Хорватия. Готовится к вступле­нию Македония. Не скрывают своей ориентации на НАТО Гру­зия и Украина.

Подобные действия со стороны блока являются нарушением всех устных договоренностей, которые существовали на этот счет в начале 1990-х, однако подобное не должно удивлять — в миро­вой политике устные (а зачастую и письменные) договоренности ничего не значат. Удивляет, с какой легкостью правительства вос­точноевропейских стран пошли на отказ от части своего, завое­ванного с большим трудом, суверенитета, а именно таким отка­зом является вступление в любой военно-политический блок. Принимая на себя обязательства члена НАТО, эти страны подпи­сываются под тем, что одобряют стратегию ведущих западных держав, некогда сформировавших и укрепляющих блок. Очевид­но, правительства восточноевропейских государств, новых чле­нов НАТО, это осознают, а потому охотно высказываются в под­держку любых акций и операций, инициируемых США и Вели­кобританией.

Не следует думать, будто бы цели блока НАТО могут расхо­диться с целями США и Великобритании. Да, формально НАТО не участвует в военных кампаниях на территории Афганистана и Ирака, однако если вы обратитесь к документам блока (напри­мер, на сайте http://www.nato.int), то увидите: отказавшись от не­посредственного участия в операциях против талибов и Саддама Хусейна, НАТО тем не менее «подключилось» на стадии оккупа­ции, занимаясь технической поддержкой войск антиталибской и антииракской коалиций.

Очевидно, если завтра возникнут какие-то трения между США и Россией, блок НАТО выступит на стороне США, и это хорошо понимают российские аналитики. Несмотря на политику умиротворения, выраженную через создание Совета НАТО-Рос­сия, всем уже ясно, что баланс сил в современной Европе карди­нальным образом изменился. На смену одной Холодной войне пришла другая — НАТО находится у границ России, и не должно быть никаких иллюзий по поводу того, как этот факт восприни­мают на Западе.

Особую озабоченность у российских аналитиков вызы­вает появление так называемой «серой зоны» — Латвия, Лит­ва, Эстония и Словения, вступив в НАТО, не присоедини­лись к Договору об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ), и теперь блок может размещать на их территории любые виды вооружений, включая ядерные боеголовки и носители к ним.

Тенденцию может разглядеть даже человек, весьма далекий от проблем геополитики.

Блок НАТО быстро расширяется на Восток, спеша принять в свой состав бывшие социалистические страны даже с нарушени­ем некоторых принципов. Так, одним из условий принятия в НАТО является урегулирование пограничных разногласий с соседними странами — Эстония до сих пор не смогла решить проблему гра­ниц с Российской Федерацией, но уже находится под опекой бло­ка как его действительный член.

Можно ли представить такую ситуацию, при которой меж­ду Эстонией и РФ возникнут столь серьезные разногласия, что появится почва для военного конфликта? Почему бы и нет? Как показывает история XX века, малые страны куда более склонны к агрессивной политике по отношению к ближайшим соседям, особенно если чувствуют заступничество со стороны могуще­ственных союзников. Что предпримет НАТО, если эстонские по­литики захотят чуть отодвинуть границу на восток в соответ­ствии с их территориальными претензиями, которых они, кстати, не скрывают?..

Впрочем, описанный вариант вряд ли возможен, пока в При­балтике живут этнические русские. Куда более вероятным выгля­дит ввод войск НАТО на территорию России под предлогом вой­ны с терроризмом, с одобрения и при попустительстве российского правительства. И подобное уже не кажется бредом, ведь такой сценарий развития событий допускает соглашение «О статусе сил», предусматривающий, в частности, потенциальную воз­можность размещения подразделений НАТО с их вооружени­ем на территории России. Это соглашение наша страна подпи­сала 21 апреля 2001 года.

Но не только война с терроризмом может послужить пово­дом для интервенции. В нашумевшем докладе американской ана­литической корпорации «RAND», озаглавленном «Заключение о степени упадка России: тенденции и последствия для США и ВВС Соединенных Штатов» и выпущенном в январе 2003 года, были перечислены восемь причин, по которым может быть начата вой­на с Россией. Подразумевается, что эти причины будут достаточ­ными для того, чтобы убедить партнеров по НАТО включиться в военную операцию или хотя бы оказать «техническую поддерж­ку». Вот этот список:

«1. Применение РФ военной силы против соседних госу­дарств.

2. Похищение террористами русского ядерного оружия.

3. Гражданская война в РФ и применение в ее ходе оружия
массового поражения, от ядерного до химического.

4. Этнические погромы армян, грузин, азербайджанцев на юге РФ.

5. Гражданская война, которая поставит под угрозу безопас­ность газопроводов и нефтепроводов.

6. Крупномасштабная экологическая катастрофа.

7. Криминализация экономики РФ, которая может превратить ее в убежище для международных преступных и террористичес­ких организаций.

8. Попадание военных техники и технологий из России в руки агрессивных режимов или террористических групп».

Первые пять сценариев возможны только в случае, если выс­шая власть в России поменяется быстро и самым кардинальным образом — что представляется маловероятным. Три последних вполне могут быть реализованы даже без политических пертур­баций, при нынешнем статус-кво.

В случае признания правительствами США и Великобрита­нии «прямой и явной угрозы», исходящей от Российской Федера­ции, все страны-члены НАТО и те государства, которые только готовятся к вступлению в блок, будут поставлены перед необхо­димостью определиться в отношении к проведению военной кам­пании и, скорее всего, предоставят если и не свои войска, то свое воздушное пространство и транспортную сеть для доставки со­юзнических войск к границам нашей страны. При этом если Рос­сия окажет сопротивление, пострадают прежде всего не агрессо­ры, а именно те страны, через которые будет осуществляться «транзит».

 

Большинство современных политиков не верят в серьезность планов США и НАТО по уничтожению Российской Федерации. Любые разговоры на эту тему априори считаются «паранойей».

Но достаточно вспомнить недавнюю историю, чтобы убедить­ся: самые фантастические допущения могут стать реальностью. В начале 1990-х мысль о расширении НАТО на Восток тоже каза­лась фантастической «паранойей». Завтра Россию могут обвинить в том, что она поддерживает мировой терроризм, и отношение к ней со стороны лидеров ведущих держав резко изменится. А пос­ле соответствующий обработки средствами массовой информа­ции в глазах общественности Россия станет «империей зла», про­тив которой все средства хороши. Подобное мы уже наблюдали на примере Сербии.

Какие же планы существуют на случай обострения обста­новки?

Известно, что с 1945 года Пентагон разрабатывал самые раз­личные варианты масштабной военной операции против СССР. Разумеется, это планирование не прекратилось и после распада Советского Союза. Однако в отличие от тех старых планов новые остаются под грифом «Секретно».

Всё же утечки случаются. Подробности существующего пла­на войны против России были опубликованы Советом защиты природных ресурсов — неправительственной организацией со штаб-квартирой в Нью-Йорке.

Эксперты Совета провели три года, создавая компьютерную симуляцию ядерного конфликта, исходя из действующего плана удара стратегических сил США по России, известного под аббре­виатурой SIOP (Single Integrated Operational Plan — Единый объе­диненный оперативный план). Моделирование возможных сце­нариев осуществлялось на основе цифровых фотографий территории России, полученных из космоса.

В итоге была разработана специальная компьютерная про­грамма (создатели утверждают, что их математическое обеспече­ние весьма близко к тому, которым пользуются разработчики и потребители SIOP), позволяющая выбрать любую цель на рос­сийской территории, поразить ее любым из имеющихся в страте­гическом арсенале США типом оружия, а затем полюбоваться на результат.

Эксперты подробно рассмотрели два варианта американско­го нападения на Россию. В первом случае (counterforce attack) наносится массированный удар по российским пусковым ус­тановкам и базам с целью вывести из строя стратегические силы России. Во втором (countervalue attack) используется ми­нимальный арсенал для нанесения тяжелого ущерба россий­ским городам.

Атака по сценарию номер один, при котором использова­лось 1300 боеголовок, продолжалась полчаса. Она убила от 8 до 12 миллионов человек, искалечила еще несколько миллионов и уничтожила большую часть российских стратегических воору­жений. При этом оказалась заражена площадь, сопоставимая по размерам с Францией и Великобританией вместе взятыми. Транспортные магистрали, связывающие части страны, были оборваны.

Согласно второму сценарию, должны были погибнуть и по­лучить тяжелые ранения до 50 миллионов жителей России.

Кроме того, проведенный анализ показал, что при выборе любого из вариантов массированного удара по России с неизбеж­ностью пострадают и граничащие с ней державы.

Главный вывод авторов проекта звучит так: «Хирургическо­го ядерного удара не бывает. Ядерное оружие — это просто ору­жие массового уничтожения, результат применения которого яв­ляется комплексным, непредсказуемым и в конечном счете неподконтрольным».

 

Опасения Совета защиты природных ресурсов по поводу уг­розы массированного применения ядерного оружия против Рос­сии небеспочвенны. По косвенным данным экспертам Совету уда­лось установить, что 2000 российских объектов до сих пор числятся в плане SIOP как цели для нанесения первого удара с использованием ядерного оружия. В период очередной модер­низации плана в мае 2000 года представители американского ко­мандования настояли на сохранении всех арсеналов (а это свы­ше 7000 боеголовок, готовых к немедленному употреблению!) и существующего списка целей.

Совет защиты природных ресурсов призвал американского президента пересмотреть ядерную стратегию США. В качестве первого шага специалисты рекомендуют одностороннее сокраще­ние американского ядерного арсенала до уровня, когда он еще будет обеспечивать сдерживание потенциальных агрессоров, но перестанет быть «дубиной» тотальной войны.

Однако, скорее всего, ни один из современных американс­ких политиков не пойдет на данный шаг, пока НАТО расширяется на Восток и существует вероятность противодействия этому про­цессу со стороны России. По крайней мере, некоторые факты ука­зывают на то, что в Штатах и по сей день продолжается прора­ботка вариантов «обезоруживающего» ядерного удара по нашей стране, что на фоне быстрого развития систем Национальной про­тиворакетной обороны, призванной защитить США и страны НАТО от баллистических ракет, выглядит особенно зловеще.

К примеру, в 2006 году доцент Университета Нотр-Дам Кейр Либер и его коллега из Пенсильванского университета Дэрил Пресс выступили в авторитетном американском журнале «Foreign Affairs» со статьей «Становление американского ядерного господ­ства». Путем сравнения состояния российского, китайского и аме­риканского ракетно-ядерных потенциалов они выявили свидетель­ства усиливающегося отрыва США от других стран.

По мнению авторов статьи, Штаты оказались на пороге завое­вания столь значительного преимущества в ракетно-ядерной сфе­ре, что будут иметь возможность нанесения обезоруживающего первого удара как по России, так и по Китаю, не подвергая себя риску возмездия. Это означает, что ситуация «взаимного гаранти­рованного уничтожения», известная под английской аббревиату­рой MAD и являвшаяся краеугольным фактором сдерживания в Холодной войне, уходит в прошлое. Скоро американцы смогут без­наказанно применять ядерное оружие в любой точке планеты.

В статье говорится, что падение российской стратегической мощи продолжается с 1990-х годов. По состоянию на сегодняш­ний день число бомбардировщиков дальнего действия у России на 39% меньше их численности в советские времена, межконти­нентальных баллистических ракет — на 58%, а ракет подводного базирования — на 80%. Из общего числа российских ракет даль­него действия около 80% уже завершили первоначально отведен­ный им срок службы. Если тенденция сохранится, что к концу десятилетия у России останется всего около 150 межконтинен­тальных ракет.

Проблема не сводится только с снижению численности стра­тегических средств. Так, все имеющиеся у России бомбардиров­щики дальнего действия базируются на двух аэродромах и редко когда проводят учебные полеты. Их ядерные боеприпасы хранят­ся вне аэродромов, что еще более ограничивает возможности при­менения этих самолетов. Все девять ракетных подводных лодок основную часть времени находятся у причалов, что повышает их уязвимость. Ныне боевое патрулирование проводится ими лишь два раза в год, в то время как в советские времена это делалось до шестидесяти раз (для сравнения: США проводят в среднем сорок патрулирований в год). Наконец, серьезными слабостями облада­ет российская система раннего оповещения — из-за «дыры» в ее восточной части она не способна обнаружить пуски ракет из зоны Тихого океана, и о них российское руководство может узнать лишь после того, как ракеты достигнут цели.

В то же время, как отмечается в статье, США всё это время продолжали улучшать все элементы своей ядерной триады: снаб­дили ракетные лодки новым видом баллистической ракеты, осна­стили тяжелые бомбардировщики крылатой ракетой дальнего ра­диуса действия, повысили точность своих стратегических ракет. Принимаются меры к улучшению систем слежения за иностран­ным стратегическими силами и раннего оповещения. Особо бы­стрыми темпами ведется оснащение американского ядерного ар­сенала боеголовками, служащими поражению укрепленных целей.

«Другими словами, нынешние и будущие ядерные силы США предназначены для того, чтобы нанести упреждающий обезору­живающий удар по России или Китаю, — заявляют авторы ста­тьи. — США открыто стремятся к обеспечению господства в каж­дом направлении современной военной техники, как в том, что касается обычного арсенала, так и их ядерных сил».

Еще один пример из того же ряда. В апреле 2009 года Феде­рация американских ученых опубликовала доклад, посвященный формированию новой ядерной доктрины США. Документ, озаг­лавленный «От противостояния к минимальному сдерживанию», обосновывает инициативу президента Барака Обамы о необходи­мости ядерного разоружения. В докладе отмечается, что нынеш­ний ядерный потенциал США не только бесполезен, но и опасен для самой Америки. Казалось бы, подобную инициативу нужно только приветствовать! Но не будем спешить, ведь в докладе, по­мимо прочего, американские ученые составили список российс­ких объектов, на которые следует нацелить межконтинентальные ракеты с ядерными боеголовками. Всего таких объектов двенад­цать. Во-первых, это три нефтеперерабатывающих завода — Ом­ский (принадлежит «Газпром нефти»), Ангарский («Роснефть») и Киришский («Сургутнефтегаз»). Во-вторых, важнейшие метал­лургические предприятия — Магнитогорский, Нижнетагильский и Череповецкий металлургические комбинаты (принадлежат «ММК», «Евразу» и «Северстали» соответственно), «Норильский никель», а также принадлежащие «Русалу» Братский и Новокуз­нецкий алюминиевые заводы. Список мишеней на территории России замыкают Березовская ГРЭС (принадлежит ОГК-4, основ­ным акционером является немецкий E.ON), Среднеуральская ГРЭС (ОГК-5 и итальянская «Епе1» соответственно) и Сургутс­кая ГРЭС (электростанций с таким названием две, ГРЭС-1 при­надлежит газпромовской ОГК-2, ГРЭС-2 принадлежит ОГК-4).

Эти объекты подобраны не только как важнейшие предприя­тия России, но и как цели, уничтожение которых может привести к минимальному числу человеческих жертв, которые оценивают­ся всего-то… в миллион человек.

Можно, конечно, списать подобные статьи и доклады на то, что американцы очень любят «болтать» по любому поводу и даже без повода, однако давайте взглянем на ситуацию с другой сторо­ны. Представьте, если бы какой-нибудь из наших Союзов ученых публично обратился к президенту Дмитрию Медведеву с переч­нем потенциальных целей на территории США, являющихся важ­нейшими объектами американской инфраструктуры. Подозреваю, что нас тут же записали бы в «ось зла», пригрозили бы санкциями и потребовали бы разъяснений на самом высоком уровне.

 

Несмотря на существование зловещих планов убийства мил­лионов россиян, современная ситуация вполне благоприятна для того, чтобы на десятилетия обезопасить Россию от угрозы ядер­ной войны с США и НАТО.

Прежде всего, американский президент Барак Обама являет­ся противником применения ядерного оружия где бы то ни было и ратует за разоружение. И его планы необходимо всячески по­ощрять.

Впервые про сокращение ядерного оружия с приходом ад­министрации Обамы заговорили еще зимой 2009 года. А 4 февра­ля британская газета «The Times» сообщила, что американский президент намерен предложить России сократить ядерный арсе­нал обеих стран на 80%. В результате этого сокращения у каждо­го государства должно остаться не более тысячи ядерных боего­ловок. Как отмечало издание, Обама собирается создать в администрации Белого дома специальный комитет, в задачу кото­рого войдет разработка и претворение в жизнь плана по сокраще­нию числа ядерных вооружений. Говорилось, что ради этой идеи Обама был даже готов пойти на уступки Москве в вопросах раз­мещения элементов НПРО в Европе.

Идея массового разоружения стала настолько популярной, что на первой встрече Медведева с Обамой, прошедшей 1 ап­реля в Лондоне, ожидали чуть ли не подписания соглашений. До этого, правда, не дошло, но обе стороны согласились рабо­тать в означенном направлении, поручив подчиненным неза­медлительно начать переговоры над новым документом по стра­тегическим наступательным вооружениям (СНВ) и доложить результаты к июлю. Новый документ должен зафиксировать уровни их сокращения ниже, чем в Московском договоре 2002 года (1700 — 2200 боевых блоков для каждой из сторон).

Планируемое сокращение позволит России избавиться от стареющих ракет без «потери лица» — то есть можно будет гово­рить о том, что мы отправляем часть арсенала в утиль не потому, что пришло время его туда отправить, а в рамках миротворческой инициативы. При этом новый договор по СНВ не помешает нам провести модернизацию сил стратегического сдерживания.

В данном случае можно даже поступиться отдельными эле­ментами ядерной триады (например, подводными ракетоносца­ми) в пользу наиболее действенных стратегических вооружений. К примеру, несомненно следует увеличить темпы ввода в строй мобильных сухопутных ракетных комплексов «Тополь-М» и об­ратить особое внимание на совершенствование системы раннего предупреждения.

Кроме того, на всех уровнях (дипломатическом, официаль­ной печати, военного сотрудничества и культурного обмена) необходимо напоминать нашим американским партнерам, что предположение о возможности первого обезоруживающего уда­ра со стороны США по России некорректно. Не изменит ситуа­цию и создание Национальной противоракетной обороны: даже если удастся построить к 2020 году систему, способную перехва­тывать 300 боеголовок, она всё равно не защитит от встречного массированного ракетно-ядерного удара в 1000 боеголовок. Со­мнительно и утверждение американских авторов, будто бы рос­сийские средства системы предупреждения о ракетном нападе­нии исчерпали свой потенциал и уже не могут эффективно засекать пуски американских ракет — на вооружение в России поступил первый весьма эффективный радиолокатор типа «Воронеж», а в ближайшие годы будут развернуты еще пять таких же мощных радаров. Есть надежда и на скорое возрождение российской про­тиворакетной обороны. По крайней мере, ведутся активные ра­боты над созданием комплекса «С-500», который будет способен перехватывать не только самолеты на любых высотах, но и меж­континентальные баллистические ракеты.

Бессмысленность идеи о скором нарушении баланса страте­гического сдерживания в пользу США очевидна. Она не обеспе­чивает гарантию безопасности, но зато может создать ее иллю­зию. А нет ничего опаснее для здоровья и самой жизни, чем иллюзия безопасности…

Вы должны войти, чтобы комментировать.