Лев Рохлин, или открой, стучится Сталин! Часть 5

Такое впечатление, будто нация махнула рукой на свою страну. Каждый год в России пропадает без вести до 50 тысяч человек — а нам до лампочки. Истребляются леса, олигархи травят ядами реки, вырубаются заповедные реликтовые рощи под дворцы нувори­шей — а нам до фени. Вновь по приказу путинского правительства потекло в Байкал дерьмо с ЦБК — а нам плевать. В стране, щедрой ресурсами, минимальный размер оплаты труда в 15 раз меньше, чем в таких небогатых государствах, как Бельгия и Ирландия — не задевает, перебьемся. В России полтора миллиона чиновников — втрое больше, чем в СССР, они не служат людям, а давят их отката­ми, поборами, взятками — но нас не колышет…

Кто-то там наверху колобродит, хапает, выпускает кровь из России, сдает ее супостатам за тридцать сребреников, а народ со­пит тихо в две дырки, словно не ему здесь жить, плодить детей и внуков, ухаживать за могилами предков. Кремлевскую власть это лишь раззадоривает, она заходит все дальше и дальше.

Цугом тянут Россию к обрыву— президент Медведев, пре­мьер Путин, парламент. Дмитрий Анатольевич старательно тянет с новыми силами, но опытные ветераны в упряжке все же насту­пают ему на пятки.

Кремль с компаньонами отказался использовать благоприят­ную мировую конъюнктуру и диверсифицировать экономику. Не в его это планах. Народный капитал он отправляет заложником в США, как русские князья в X111 веке, утвержденные Великим ханом Золотой орды, отдавали ему сыновей в качестве гарантии своей вассальной верности. Продолжается социальная деграда­ция и примитивизация экономики, ее нефтегазовый крен растет угрожающе. В период кризиса 2009 года финансовую помощь го­сударства получали, в основном, ростовщики и олигархи, ориен­тированные на Запад.

Уничтожается все, что хоть как-то обеспечивало независи­мость нашей страны.

Помнится, еще при Гайдаре на заседании президиума прави­тельства один из ультралибералов — министров предложил при­ватизировать Воткинский завод. Мол, ракет у нас предостаточно и надо освобождать уникальные мощности. Вел заседание Ель­цин, еще тот, наполовину советский. Он, сморщившись, посмот­рел на министра, как на мокрицу, и произнес:

— Да нас расстреляют за это. И правильно сделают.

Тогда у него это вырвалось непроизвольно, как отрыжка здра­вого смысла— потом-то он прошелся по ВПК огнем и мечом. Но даже Борис Николаевич кое-чего сторонился, понимал, что есть у государства такие точки опоры, сдвигать которые категорически запрещено— придавит тебя самого. На них надо бы нарисовать для недорослей-политиков черепа с костями крест-накрест, как на трансформаторных будках, и написать: «Не трогай. Убьет!».

Но дотянулись-таки до них руки Медведева с Путиным. Ука­зом № 526 от 11 мая 2009 года президент исключил из перечня стратегических девять предприятий: среди них Московский ин­ститут теплотехники, где разрабатывалось ядерное оружие, а также Воткинский завод (Удмуртия) и объединение «Баррикады» (Волгоград), которые это оружие производили.

Не успела страна ахнуть, как в середине июня распоряжени­ем 824-р за подписью Путина все девять стратегических объектов пустили в приватизацию. Какая удивительная синхронность у на­шего тандема!

Что ждет Боткинский завод, догадаться можно по уже опре­делившейся судьбе объединения «Баррикады». Два эти предпри­ятия были связаны: если пусковую установку ракеты «Тачка У» проектировали и производили в Волгограде, то саму ракету — в Удмуртии. На неповторимом оборудовании Боткинский завод выпускал «Сатану» й «Булаву». На «Баррикадах» тоже уникальное оборудование — на нем делали ракеты «Искандер-М», «Тополь-М», «Пионер», «Ока», корабельно-зенитные ракетные комплексы. И вот это оборудование вместе с цехами и остальными зданиями пустили с молотка.

Операция проводилась по тысячу раз проверенной схеме: у государственного стратегического предприятия, выполнявше­го заказы правительства, почему-то не нашлось денег в кризис­ную пору на уплату налога (своему приятелю банкиру Петру Аве­ну Путин миллиарды наскреб из бюджета, а «Баррикадам», естест­венно, ничего не досталось), и его посчитали банкротом. Купило завод со всеми потрохами за мизерные 978 миллионов рублей ЗАО «Русспецсталь» с уставным капиталом три миллиона рублей. А ЗАО слито с фирмой «Промимпекс». А фирма записана за «Росо­боронэкспортом». А «Рособоронэкспорт» принадлежит «Ростех-нологиям». А «Ростехнологиями» командует другой приятель Пу­тина, знакомый еще по совместным походам в пивные Дрездена, Сергей Чемезов. Тоже прикомандирован к «Единой России» в ка­честве довеска к вождю. Надо быть опытным следопытом, чтобы распутывать выкрутасы таких мастеров камуфляжа, занесенных во власть с андроповских закоулков.

Новые хозяева «Баррикад» уже прикидывают: эти толстые стальные листы, предназначенные для ракет, пойдут на нефтехра­нилища, эти — на трубы, а на оборудовании можно что-то лепить для «Газпрома». Все для сырьевого фронта! Все для победы неф­тегазовой олигархии!

Нефтепроводы, газопроводы — в Европу, Японию, на Балка­ны. Вместо перерабатывающих заводом с каждым годом новые трассы: без анализа их целесообразности, эффективности. «Вож­дям так желается», — вот аргумент. Скорее опустошить ресурсы страны, а деньги за них отправить в Америку! Половина России топит печи углем, кизяком и дровами, а кому газ достался, готовы от него отказаться, потому что тарифы на внутреннем рынке толь­ко с 2000 по 2010 год правительство тандема взвинтило в восемь с лишним раз, подгоняя их к мировым ценам. И это в добывающей стране, где 60 процентов территории — вечная мерзлота, а боль­шинство населения — нищие. О запредельной стоимости горюче­го много сказано и без меня. А что еще остается ждать от безот­ветственной власти, если она не подотчетна народу.

(Кстати, мне приходилось встречаться с геологами — колле­гами ушедшего из жизни первооткрывателя сибирской нефти и моего друга Фармана Салманова, о котором я уже говорил. Они вместе с ним исходили тайгу и тундру, превосходно знают поло­жение дел. При тех ничтожных объемах поисково-разведочного бурения, что мы наблюдаем сегодня, и при том хищническом ис­пользовании месторождений олигархатом, когда коэффициент из­влечения нефти всего 30 процентов — вместо принятых 60-65 — запасы сырья в основных наших регионах — Вол го-Уральском и Западно-Сибирском истощаются на глазах. По категориям А(Ц-1) и В (Ц-2) — разведанные месторождения и требующие доразвед-ки — нефти там осталось на 9 — 10 лет. Все побасенки о неисчер­паемости этих главных провинций — блеф. Может быть, потому у Путина с «Единой Россией» программы-манилки для электора­та заканчиваются 2020-м годом? Посидеть еще десять лет на тру­бе, пока она теплая от пульсирующего сока земли, а там придется спрыгнуть в какую-нибудь дальнюю сторону.

Не поднимая особого шума, тандем собирается бросить 400 миллиардов рублей на поиски нефти в Восточно-Сибирской про­винции. Геологи не сомневаются: бросит! И, наверное, найдет кое-что еще. Почему «еще»? Да потому что эти геологи со своими кол­легами в советское время облазили Восточную Сибирь, оконту­рили перспективные участки скважинами и посчитали запасы наиболее крупных групп месторождений— Талаконского, Ван-корского, Чаядинского. Найденное один из первооткрывателей охарактеризовал как «детишкам на молочишко».

Вдобавок там такие тяжелые геологические условия, что де­шевле будет покупать нефть, чем тащить ее с большой глубины из-под гранитной платформы: добыча окажется рентабельной только при условии, что мировые цены за барелль не опустятся ниже 140-150 долларов. Строить при таких обстоятельствах ра­зорительный нефтепровод Восточная Сибирь — Тихий океан — авантюра чистейшей воды. Если, конечно, этот проект не затеян специально для распилки бюджетных миллиардов.

Разинуть бы рот на каспийскую нефть, да пустят ли туда зав­тра сегодняшние грехи нашей власти? Поддакивая во всем Аме­рике, она словно бы согласилась уже с ее претензиями на регион, и с тем, что Каспий, как объявили янки, является зоной жизненно важных интересов США и включен в боевые планы и пространст­ва оперативной ответственности их вооруженных сил.

Правители, легко пускающие в распыл такие заводы, как Бот­кинский и «Баррикады», способны ли сказать когда-нибудь Ва­шингтону «нет»? Для меня ответ очевиден.

Не зря шустрят олигархи со стыренными у нации капитала­ми вокруг месторождений в Латинской Америке и Юго-Восточной Азии. Слиняют туда, будут с яхт любоваться лазурной гладью мо­рей, а России оставят загаженные земли и пустые чумазые трубы как памятник начхательства русских людей на свою судьбу и их тупого преклонения перед выскочками от власти).

А политики США не имеют таких широких просторов для са­моуправства. Шаг влево или шаг вправо от интересов страны, и прощай карьера — здравствуй, независимый Прокурор! Респуб­ликанец ты или демократ, народу плевать на твои партийные взгляды, следуй общей цели — стратегии национальной безопас­ности на XXI век. По ней у нации с бизоньими чугунными лбами нет на планете друзей, а есть только объекты для экспансии во­енного кулака.

Лидеры США, республиканцы или демократы — без разни­цы — к очередным саммитам «восьмерки» напяливают на себя одну и ту же маску доброжелательности (приглядитесь, она заса­лилась), похлопывают с улыбкой по плечу наших вождей. И тем, вчерашним помощникам у помощников, посредственным учени­кам негодных учителей, грудь распирает самодовольство: «Вон главы хваленого Китая в тени, а мы на одной доске с хозяином вашингтонского Белого дома. Значит, мы равные, мы великие». «Пусть ребята потешат свое самолюбие, пусть поиграют во взрос­лых — не долго осталось», — думают янки и знай себе готовятся к броску на восток. Мудрые лидеры Поднебесной не лезут лобы­заться с фарисейством Америки, а без лишнего шума укрепляют свою страну.

И реформы армии США — под эти цели: ограждение страны частоколом ПРО, массовое производство высокоточного оружия, в том числе, на деньги России. На солдат США навесили средств индивидуальной защиты, как на мулов — приборы ночного ви­дения, спутниковая связь, другая аппаратура. И среди них бро­нежилеты надежно предохраняют от поражения пулями автома­та Калашникова. После «точечных ударов» по объектам против­ника американцам предстоит зачищать районы боевых действий от живой силы, вооруженной «калашами». На неподконтрольных США территориях это оружие у Китая и у нас.

Реформы российской армии многим кажутся бесцельными, бестолковыми, ради процесса. Только это не так. Процесс, надо сказать, хорошо управляем, с запланированным финалом: свести на нет обороноспособность страны. Излишне нагружать читателя фактами, я и без того привел их достаточно.

Для чиновников, у которых Россия — только место охоты, а добычу они отвозят и складывают в иных широтах, считается свя­тотатством перечить Западу. Нельзя подрубать сук, куда думаешь примоститься с уютом после удачного промысла.

Враг не там — там друзья и партнеры по бизнесу. Враг здесь: это те, кто не согласен вымирать без сопротивления. Кто возму­щается беспределом, кто пытается помешать превращению Рос­сии в покорную колонию Бнай Брита.

Если имеется стратегия национальной безопасности у Ва­шингтона, почему бы не утвердить подобную Москве. Только должна она соответствовать политике Кремля и называться «стра­тегией безопасности олигархии».

Ее формула проста: «Разоружаясь на внешнем фронте, осно­вательно вооружаемся на внутреннем!» И средств для этого не жалеть.

В то время, когда голодранцы-солдаты ужатой Российской армии перед современной технической упакованностью против­ника беззащитны, что наглядно показала грузинская военная кам­пания, вооруженные силы для войны с народом — ОМОН, ОДОН, СОБР, Спецназ и другие экипированы по последним стандартам и под завязку.

У Внутренних войск МВД собственные авиационные, танко­вые, артиллерийские, морские части. Даже создано Разведыва­тельное Управление ВВ МВД, которое берет на карандаш «анти-тандемовских элементов». Правда, теракты предупреждать там, видимо, не учат.

Отдельная дивизия оперативного назначения (ОДОН), насчи­тывающая десять тысяч человек и нацеленная на подавление про-тестных выступлений в Москве, оснащена сотнями единиц бро­нетехники, вертолетами, артиллерией. О таких мелочах в арсена­лах милицейских подразделений, как американский распылитель газов ХМ 37 или израильский суперброневик-водомет «Мактаз», прозванные поставщиками «усмирителями русских», даже гово­рить неудобно.

Напрасно клевещут на кремлевскую власть оппозиционеры, будто она совсем не думает о развитии отечественного производ­ства, а посадила страну на импорт. Вот на этом фронте «импорто­замещение и модернизация» идут полным ходом. Заказы в рос­сийские города из Москвы на спецтехнику против несогласных с режимом растут.

Например, почти давший дуба завод противопожарного обо­рудования в Варгашах Курганской области стал захлебываться от финансового потока — ему тандемократия поручила делать боль­шую партию водометных броневиков. На базе автомобиля «Урал» для разгона массовых демонстраций приспосабливают цистерну, емкостью девять тысяч литров. Для демонстраций менее массо­вых ставят цистерны на КАМазы. И для совсем никудышных акций водометы и краскометы приноравливают к «Газелям».

А сколько у нас других, кроме эмвэдэшных, вооруженных подразделений, предназначенных для защиты Олигархата от на­селения— с вертолетами, бронемашинами, пулеметами, грана­тометами, автоматами, пистолетами! Официальная статистика в стране сродни представлениям иллюзионистов на цирковой аре­не. Лукавый Госкомстат, насчитывающий, между прочим, 30 тысяч штыков, подчинен правительству РФ и выполняет функции пра­чечной для отбеливания его нечистой политики. С помощью пу­тинских методик— кривых зеркал он из мухи-успеха лепит сло­на, а убийственные результаты крупных волюнтаристских просче­тов тандема отражает, уменьшая до размеров блохи.

Но и к нейтральной цифири бывает трудно пробиться: адми­нистративная реформа все так переломала, запутала в ведомст­вах, что точно никто не знает — сколько чего и где. Приходится этим заниматься профессионалам из независимых структур. Так вот в целом, как подсчитало агентство Риф, по России сегодня та­кая картина с заслонами от покушений на кремлевский режим:

— Личный состав ФСБ, ФСО, ФПС, ФАПСИ, СВР насчитывает 2.140.000 человек;

—   штатные сотрудники МВД, ФСИН, МЧС, ФМС, Минюста и прокуратуры составляют 2.539.000 человек;

—   персонал частных охранных структур, секъюрити и т.п. — 1.975.000 человек.

Итого получается шесть миллионов шестьсот пятьдесят че­тыре тысячи качков. Какая силища! Она существует, по официаль­ной версии, вроде бы для борьбы с криминалом, во благо рядо­вых граждан России. Правда, криминал об этом не предупредили, и он гуляет вовсю: страна завалена трупами. Как заявил на меж­дународной конференции «Современные технологии безопасно­сти в России» знаток гэбистских секретов депутат Госдумы Генна­дий Гудков: «Мы в год теряем больше людей, чем потерял СССР за десять лет боевых действий в Афганистане».

Между тем в Афганистане погибло 15 тысяч советских воен­нослужащих. А в современной России ежегодно фиксируется до 140 тысяч криминальных смертей — считай, девять афганистанов.

Значительная часть качков, оплачиваемая народом, не бо­рется с криминалом, а прислуживает ему и сама по уши в крими­нальной грязи.

К шести с половиной миллионам силовиков надо добавить еще два миллиона «полусиловиков»: чиновников таможен, нало­говых, санитарных инспекций, а также лицензирующих, контро­лирующих, регистрационных и прочих органов. Они тоже заточе­ны Системой на репрессивные функции: и по командам власти, и по собственной инициативе.

Нелояльных к режиму они разоряют надуманными запрета­ми и различными санкциями, а остальных бесправных давят взят­ками и поборами. Считается, что на взятки и подкуп должностных лиц население вынуждено тратить ежегодно около 33 миллиар­дов долларов.

Обществу все время обещают решительную борьбу с корруп­цией: сначала Путин, затем Медведев. Но ее не будет, ее не мо­жет быть сейчас в принципе. Коррупция — не недостаток режима тандема. Она — его суть. Тандем вышел из пеленок ельцинского беззакония, вскормлен молоком коррупции и не способен жить в другой среде. Как не могут приспособиться к проточной воде су­щества, выросшие в болотной тине.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 36 | 0,715 сек. | 8.58 МБ