Лев Рохлин, или открой, стучится Сталин! Часть 6

Все годы режим с корнем вырывал в системе управления необходимые стране, но неудобные для себя рычаги — общест­венный контроль за чиновниками, ответственность перед наро­дом за результаты работы, приоритет высокого профессионализ­ма при назначениях над кумовством и землячеством — и низво­дил государственные отношения до торгашеской одноклеточной философии «ты мне — я тебе». Подрубишь две-три опоры танде­ма — расползутся тенета, обрушится вся конструкция нынешней власти. Какой может быть разговор о борьбе с коррупцией!

Антисфен из Афин предупреждал: «Государства погибают то­гда, когда перестают отличать дурных от хороших». Простая фор­мула, но глубокая по значению. Россия уже прошла этот путь и двинулась дальше: хорошие для сегодняшней власти те, кто сумел обокрасть других и поделиться с чиновниками. А люди, на грабеж не готовые, люди с христианской моралью в душе, не способные паразитировать на чужом труде и несчастье — лузеры, неудачни­ки и заслуживают презрения. Их слишком много, их пока боль­шинство — Системе приходится без устали крутить жернова для перемалывания в пыль этого племени.

Стало модным корить русскую нацию за индифферентность и долготерпение. И толковать ее самоубийственную нынешнюю по­корность как результат родового проклятия. Мы, дескать, тавром клейменные, другими быть не можем.

При этом за скобками остается, что русский народ не однаж­ды вставал насмерть против захватчиков и многих потерял в не­скончаемой череде революций. Нет, мы такие же, как остальные народы Европы: в чем-то лучше, в чем-то хуже. (Как и вся Европа, мы во всем отличались только от американской нации. Она фор­мировалась из эмигрантов, отторгнутых Старым Светом — аван­тюристов, искателей легкой наживы, преступников и прочих от­морозков. И с первых дней возвела в главную норму бытия право силы и денег. Французский историк Алексис де Токвиль, проехав­ший по США в 30-х годах XIX века, с ужасом писал в книге «О де­мократии в Америке»: «Страсть американцев к приобретению богатств превзошла обыкновенные пределы человеческой алч­ности». У нас русская общинность всегда придерживала стрем­ление ненасытных к личному обогащению. Теперь Всепланетная Олигархия внедряет в России американскую мораль, ломая рука­ми Кремля наши вековые устои. Американская мораль — агрес­сивное невежество и бездуховность. Это точно подметил в одной из своих статей русский философ Василий Розанов: «Суть «янки» и состоит в том, что, торжественно поставив огромный сапог из американского бизона на академический стол, он увенчал его лаврами, снятыми с голов Гомера, Данта, Шекспира, Мильтона»).

Фокус в том, что ни одна нация, даже с устоявшимися циви­лизованными традициями, не застрахована от пагубных эпиде­мий, поражающих нравственность, если разносчиком заразы ста­новится бесстыдная верхушка авантюристов. При определенных исторических обстоятельствах народ теряет бдительность, рас-слюнявливается и попадает в хитрые сети демагогов-проходим­цев. Спохватывается, да поздно: вместо обещанного рая — кро­мешный ад. А сдать назад не получается: авантюристы уже обезо­пасили свою власть, окружив частоколом из миллионов штыков, и начали превращать людей в безмозглых скотов.

Культурную немецкую нацию, давшую миру Канта, Гегеля, Шиллера, Гете и еще целую плеяду гениев, гитлеризм всего за не­сколько лет превратил в скопище варваров. Не фюрер с боль­ной рукой, не хромой Геббельс, а миллионы немцев-здоровяков вешали и расстреливали людей, уничтожали в газовых камерах, сжигали или закапывали живьем. И при этом охотно фотографи­ровались с победной улыбкой на фоне трупов стариков и детей.

Великая Италия Леонардо да Винчи, Рафаэля и Микеландже-ло под фашистским сапогом Муссолини скатилась до уровня под­ручной палачей из вермахта. А благородную Испанию Эль Греко, Веласкеса, Гойи, Сервантеса франкизм сделал страной доносчи­ков, стукачей и братоубийц.

Каждый из этих народов выбирался из кошмара по-своему, но все с колоссальными потерями и серьезными последствиями для будущих поколений. Многое в итоге зависело от внутренней энергии, сохранившейся в нации после крушения.

Везде— в Германии, Италии, Испании— перевод граждан из человеческого состояния в состояние животного осуществлял­ся по одной схеме: через унижение бедностью и произволом. И в России ельцинизм-путинизм использует те же рецепты. Они, та­кие рецепты, для всех народов и во все времена.

Это неправда, как некоторые считают, что Путин с Медведе­вым не понимают, какая политика ведется ими в отношении рус­ской нации. (В понятие «русская нация» включаю не один русский этнос, а и другие народы, составляющие Российское государст­во — нет теперь в документах графы «национальность»). Дескать, ребята думают прежде всего о шкурных своих интересах, о бла­гополучии корешей и не догадываются, чем это кончится. Думаю, все они понимают.

На это указывают их последовательные, просчитанные шаги по обездоливанию населения, сопровождаемые постоянным ци­ничным враньем для прикрытия истинных целей. На это же ука­зывает бессменность команды тандема, состоящей из весьма спе­цифических чиновников, типа Чубайсов, Кудриных, Кириенков, Христенков, Грызловых, Зурабовых и прочих Сурковых с Двор-ковичами. (Кстати, Сурков выходец из «Альфа-банка» Петра Аве­на— путинского фаворита, Дворковича же управляться с рус­ским народом натаскивали янки в университете Дьюка, что в Се­верной Каролине.)

А политика в общем-то прозрачная. Богатства России — на­следство Советского Союза догрызает кремлевская мафия с близ­кими олигархами, капиталы текут за рубеж, а страна должна ос­таваться бедной и не выползать из режима тяжелого выживания, куда ее спихнул ельцинизм. Открыть человеку свое конкурент-носпособное производство в России — дело почти безнадежное: целенаправленно высокие налоги, целенаправленно высокие та­рифы, целенаправленно высокие арендные ставки, а также поощ­ряемые властью рэкет, поборы. Опять-таки целенаправленно ре­жим стимулирует плутовство ростовщиков, почему-то именуемых у нас коммерческими банками и паразитирующих на марже с де­шевых западных кредитов — для них вложение капиталов в раз­витие производства, что зайцу курево. Нуворишам-работодате­лям тандем с карманным парламентом целенаправленно дозво­ляют оплачивать наемный труд в ничтожных размерах — людей принуждают идти на помойку, в бомжи, спиваться от безысходно­сти. Или — грабить других.

Все население выстраивают в очередь за милостью к власти: рядом с просьбами позволить выжить (по уровню жизни Россия занимает 71-е место в мире) — просьбы не отнимать полученное честным трудом. И все, не встроенные в коррумпированные схе­мы «ты мне — я тебе» и оттого уже определившиеся или потенци­альные недруги режима — интеллигенты, военные, ученые, про­изводители товаров, рабочие, крестьяне — обязаны свыкнуться с ролью маленьких ничтожных человечков.

Они составляют ядро нации, поэтому должны быть морально раздавлены. Ломка личностей — обязанность тех самых шести с половиной миллионов силовиков, плюс двух миллионов «подси-ловиков», а коли надо, то и других отрядов чиновников.

Унижением бедностью и произволом проводится естествен­ный отбор в нации. По одну сторону «холуйствующее бездумье» — это «наши» для тандема. За прогорклую корку хлеба они готовы льститься к любым проходимцам от власти. По другую сторону — здравомыслие, люди с гражданским достоинством. Это «не наши». Они носятся с высокими целями спасения Родины, возрождения социального государства, потому не хотят становиться бессловес­ными винтиками чуждого им режима.

В стране-паразите, живущей продажей сырья и пошлинами от всеохватывающего импорта. Системе не нужны люди с созида­тельными началами, тем более ершистые, неуступчивые. Они «не наши». Они — избыточное население России, поскольку нет им места в спекулятивно-сырьевой экономике.

Почему с каждым годом тандем делает медицинскую помощь в России все более недоступной? Почему, разрывая в телеобеща­ниях тельняшку на загорелой груди, тем не менее не сдерживает скачкообразный рост цен на лекарства и опасные потоки снадо­бий-подделок? Да потому что здоровье должно быть не по кар­ману «избыточному населению». От невостребованности и ее со­циальных и медицинских последствий оно убывает со скоростью, заданной механиками Бнай Брита. Если убойной силы поддель­ных лекарств недостаточно, им помогут косить «лишний народ» фальсифицированные продукты питания в магазинах. С февраля 2010 года тандем отменил обязательную сертификацию пищевой продукции.

Для активных «не наших» — вдвойне-втройне невыносимые условия. Разорение бизнеса, ограничения при устройстве на вы­сокооплачиваемую работу— набор подлых средств у режима большой. Им нельзя давать объединяться — этой команде сле­дует любой регистрирующий орган, — наиболее авторитетных из них убирают с дороги, не церемонясь.

«Наши» быстро приспосабливаются к новым условиям. Прав­да, каждый из них подозревает, что другой приспособился луч­ше его и за это ненавидит другого. Зависть и взаимное недове­рие, страх и сплошное мошенничество становятся нормой жизни. И все это в одном флаконе с озверением общества.

Приспособиться, выжить— не цели для нации. Других за­дач с этим режимом русский народ перед собой поставить не мо­жет. А без цели политическая нация деградирует, исчезает (совет­ская нация ставила целью устранить национальную рознь, соз­дать бесклассовое, высоко образованное культурное общество, в чем преуспело и чем, в частности, вызвала решительные дейст­вия Всепланетной Олигархии против страны).

Пережидая ненастье в безветренных закутках, мы тихо уми­раем как великая нация. Это тоже цель, но не наша. Это установ­ка современной Золотой Орды — Бнай Брита, выполняемая его вассалами.

В результате их политики, с помощью «наших», русские долж­ны пройти через очередной шок и в конце концов осознать себя малым народом. Нас приучают стыдиться того, что Россия «заха­пала» для себя громадные территории, напичканные ресурсами. Надо восстановить справедливость— поделиться с ханствами Золотой Орды. Русских, с одобрения прозападных толкователей истории из Кремля, принуждают постоянно каяться в чужих гре­хах и брать на себя вину за все войны, катастрофы, расстрелы и чуть ли не за Всемирный потоп и гибель динозавров на планете.

Никогда раньше не тратила Россия на пропагандистскую ма­шину такие колоссальные средства — больше двух миллиардов ежегодно. Нет денег на детсады, больницы, рушатся ветхие шко­лы, но все есть для пропагандистского мастодонта — его режим кормит от пуза.

В телекомпаниях сидят только «наши», в печатных СМИ, под­контрольных Олигархату — тоже: своими болезнетворными про­граммами и публикациями они помогают власти лепить из под­растающего поколения «холопствующее бездумье». Воспевание насилия и моральной развязности, возведение в кумиры безда­рей с мохнатыми лапами или богачей, обокравших народ, и ер­ничание над бескорыстием патриотов — все это подсказки для дезориентированной молодежи «делать жизнь с кого». А парал­лельно тяжелый каток путинизма ползет на школу — идет ее ком­мерциализация, обрушается качество среднего образования. Цель школьных реформ тоже просвечивает: убить в подростке творческие начала и превратить его в механическую куклу.

Все указывает на продуманность Кремлем комплексных мер по подготовке живых роботов для обслуживания сырьевого при­датка Всепланетной Олигархии.0

Чем дальше в лес, тем больше народ понимает, что нацию эти вожди ведут, кажись, в непролазную топь.

Даже среди стран СНГ Россия сегодня в числе худших по эко­номическим показателям. Три триллиона рублей, выделенных из бюджета на антикризисные меры, Путин с Медведевым рассовали по дружкам-приятелям (средства тут же уползли за рубеж), раз­дарили ростовщикам, а недобитые Ельциным обрабатывающая промышленность, электронная и другие, где средоточие иннова­ций, остались без помощи государства и рухнули основательно. Их додушит повышение Единого социального налога, замыслен-ное правительством. Ученые, изобретатели для режима тоже «не наши». Им отведены маргинальные зоны. По сравнению с совет­ским временем поток инноваций упал в 15 раз. Сегодня только одна фирма «Панасоник» регистрирует патентов на изобретения в четыре раза больше, чем вся Россия. По объему производства комбайнов наша страна вернулась в 1933-й год, тракторов— в 1931-й, вагонов— в 1910-й, тканей и обуви в 1900-й год …

Вопросы к тандему толпятся обманутыми дольщиками у за­крытых дверей прощелыги-застройщика.

Поэтому пропагандистский мастодонт должен устраивать на­растающий победный грохот и заглушать голоса сомнения в пра­вильности курса Кремля. Российское телевидение неустанно гро­моздит светлый образ тандема, возвеличивая каждый его шаг. С телеэкранов от любого телодвижения или слова Путина и Мед­ведева должно веять мудростью, заботой о благе народа, да что там преуменьшать — даже святостью.

Опять-таки никогда еще на моей памяти (за полвека наблю­дений!) не пиарились первые лица государства так навязчиво и так показушно, как это делают Дмитрий Анатольевич с Влади­миром Владимировичем. Премьер вызывает к себе министра — обычный рабочий момент. Для этого и существует глава прави­тельства, чтобы постоянно общаться с его членами и разбирать­ся в общем хозяйстве: без рекламы и глазеющей публики. Но нет, тащат на рандеву телекамеры — сюжет-побрякушка идет в эфир. Событие! Народ должен видеть: вождь едросов работает, пашет, как раб на галерах. Народ и видит: была это не деловая встреча, а мелкотравчатая пиаракция. Значит общение премьера с членами кабинета — явление чрезвычайно редкое.

Или губернатор попал на прием к президенту. Снова каме­ры, снова имиджмейкеры рассовывают сюжет-пустышку по всем каналам. Событие! И снова у телезрителя вопрос: связь у хозяина Кремля с регионами — тоже сродни происшествию?

Догорбачевские генсеки в Советском Союзе ежедневно об­званивали обкомы поочередно, справлялись у секретарей: как обстоят дела, нужна ли помощь Москвы. И, приезжая в столи­цу, секретари свободно шли к руководителю государства решать проблемы своих регионов.

Все проходило без помпы, без телевизионной толчеи. Народу дела нет до того, какие приятные слова кто кому говорит в Крем­ле — интересуют его результаты. Руководители СССР это знали и не устраивали шапито из своих кабинетов. Но если результаты не получаются, остается бросать всю мощь вертикали на пиаракции.

Физиономия режима Кремля вроде та же, авторитарная по существу, а вот манеры его властвования и цели совершенно раз­ные— противоположные. Продуктивная созидательная работа любит тишину. Видимость этой работы, балабонство, а тем более надувательство не могут обходиться без пиара и балагана.

При той власти, например, в начале 80-х безо всякого ажио­тажа был создан многоцелевой истребитель Су-27 для своих ВВС. Его модифицировали, увеличив дальность полета, добавив так­же электроники, и назвали Су-35. По наследству он достался но­вой власти, в единичных экземплярах. А что наш режим делает со всем наследством, думаю, рассказывать не надо: крадучись выно­сит из дома и продает. Так спускает добро мот-вертопрах, остав­ленное ему дедушкой с бабушкой.

Су-35 еще при Ельцине выставили на тендер в Дубае. Объе­диненным Арабским Эмиратам машина очень понравилась (все-таки сделано в СССР) — маневренная, скоростная, находчивая в бою. Но арабы предпочли французский «Мираж», хотя Су-35 луч­ше и дешевле.

Потом с этим самолетом бродила по планете команда Пути­на. В течение десятилетия, отвлекаясь на время от распилки ракет, разгрома офицерского корпуса и братания с НАТОвцами, выставля­ла его на тендерах в Малайзии, Южной Корее, Бразилии… Хотела толкнуть Су-35 хоть черту лысому, но никто не брал. Почему? Объ­яснили: покупатель предпочитает те самолеты, которые приняты на вооружение в стране-продавце. Как говорится, что ем сам, тем и угощаю — не опасайтесь! А ВВС России такими самолетами не рас­полагал: основной парк — Су-24, выпуска середины 70-х годов.

И вот в конце февраля 2008 года, накануне президентских выборов, в подмосковный Жуковский приезжают хозяин Крем­ля Владимир Путин и кандидат на его место Дмитрий Медведев. С ними, естественно, армия «наших» создателей светлого образа питерской спарки, телекамеры, микрофоны. Президент с кандида­том ходят вокруг других машин и особо тщательно осматривают старичка Су-35. Разговоры на камеры: это суперсамолет будуще­го, неосуществимая мечта конкурентов, оснастим двумя десятка­ми таких вооруженные силы России. И вообще развитие авиации надо считать общенациональной задачей.

Понятно, что это только слова. Надо-то надо, однако за время правления Путина при золотом дожде нефтедолларов из 1200 са­молетов на всю страну осталось 650. Третья часть из них не может подняться в воздух. А у тех, что поднимаются, от старости и уста­лости металла случаются в небе разрушения киля и других узлов. Ясно, что тогда происходит с пилотами.

Не для покаяния же приехала пара весельчаков на летное поле в сопровождении табора «наших». Через телевидение по­дается сигнал потенциальным покупателям Су-35: самолет будет принят на вооружение. А тупеющему электорату тоже разводка-сигнал: Медведев еще не стал президентом, а печется о безопас­ности Родины. Блин, какая находка для страны!

Я смотрел сюжеты об этом представлении и вспомнил казах­скую поговорку:

Гонят одну овцу, а свистят на всю степь.

Вообще, богатое наследство Советского Союза выступает как ангел-хранитель режима Олигархата. Не будь его, кремлевскую камарилью давно бы ждал крах со всеми вытекающими послед­ствиями. Но задел, созданный предыдущими поколениями (раз­веданные ресурсы, нефте- и газопроводы, запасы урана, воору­жений, инфраструктура, заводы, электростанции, сданные «под ключ» научные разработки и т.д.) настолько велик, что до сих пор позволяет власти держаться на плаву, имитировать, паразитируя, бурную деятельность и даже возвещать о якобы своих успехах.

Тут тандем просто караулит моменты, стараясь использовать любое лыко в строку и всласть попиариться. Касается ли это за­пуска почти завершенных когда-то крупных проектов или удач­ной мировой конъюнктуры цен на припасенное укокошенной державой добро для потомков — все на саморекламу. Муха на спине взмыленного вола: «Мы пахали!» Даже в демографическую трагедию тандем умудряется подмешивать пиаровскую бурду.

Людоедская Великая Отечественная заставила страну жить по демографическим циклам. Послевоенный взлет рождаемости дал массу новых рожениц только через два десятилетия. А те уве­личили ресурс для восполнения населения еще через двадцать лет. Правда, к середине 80-х демографическая волна начала зату­хать, и Советское правительство приняло комплекс мер для сти­мулирования рождаемости. Был увеличен с полутора до трех лет отпуск по уходу за ребенком, значительно повысились пособия для детей, для многодетных семей выделяли вне очереди кварти­ры, бесплатные путевки в дома отдыха и многое другое.

И это подхлестнуло процесс: число будущих рожениц замет­но выросло. Время пришло исполнять им свои детородные функ­ции как раз в период путинско-медведевского дежурства по Рос­сии. Докатилось-таки до нас эхо 80-х, добралась волна до пустын­ного берега.

Сейчас трудно назвать точное число жителей в нашей стра­не. Перепись населения в 2002 году проводилась без обществен­ного контроля, под диктовку чиновников. И очень формально (на­пример, ни в мою семью, ни к моим друзьям и соседям никто то­гда даже не заглянул). Власть везде научилась считать нас без нас, выдавая на-гора нужные себе цифры.

В благополучных центрах «убыль» населения была зафикси­рована, а в регионах с худшими условиями жизни, откуда люд ва­лил в поисках лучшей доли, народу, по сравнению с 1989 годом, даже прибавилось. Специалистам это указывает на серьезные ис­кажения в данных переписи: от численности населения в регио­нах зависит величина дотационных отчислений им из Москвы, к тому же с миллионами «мертвых душ» легко фальсифицировать результаты выборных кампаний.

В зону сплошных надувательств мы превратили Россию, где куда бы ни повернулся, одни только «псевдо»: псевдостатистика, псевдоуспехи, псевдоповышение пенсий, псевдорост производ­ства, псевдовыборы, псевдоотчеты правительства перед псевдо­парламентом, псевдоборьба с ворьем и псевдозабота о людях!..

Официальные статистики говорят, что мы потеряли за ель-цинско-путинско-медведевское правление всего семь миллионов человек, и осталось нас еще почти 142 миллиона. Откуда они бе­рут цифры, если даже перепись не внесла ясности, одному танде­му известно. По трагедиям в школе Беслана и на подлодке «Курск» люди поняли, что власть не очень-то интересуется точными дан­ными, заменяя подсчеты враньем. И здесь ей не может быть веры.

Независимые исследователи полагают, что реформы Бнай Брита «съели» 15 миллионов россиян (называю самую щадящую цифру), и нас всего осталось 134 миллиона. И это только первая ударная демографическая волна. Темпы депопуляции увеличат­ся, поскольку впереди одна репродуктивная яма за другой. Даже путинский санчо пансо министр образования Андрей Фурсенко признался «Эху Москвы», что через три-четыре года в стране бу­дет вдвое меньше студентов, чем сейчас и в школах некому ста­нет учиться.

Все проекты, заявленные кремлевской властью как бы в пользу народа, проваливаются. А «Гарвардский проект» Бнай Бри­та тихим сапом продвигается вперед: по нему «достаточный уро­вень населения» для России — 35 миллионов человек. Крайний срок выполнения задачи — 2050 год.

Казалось бы, ни в жизнь не придумать изворотливому Крем­лю на этом фронте повода для привычного бахвальства. Но тут докатилось то самое эхо 80-х, подползла цикличная волна вре­менного всплеска рождаемости. Опять ангел-хранитель залетел с теплым коммунистическим приветом из раскулаченного нувори­шами Отечества.

На ловца и зверь бежит. И вот уже Путин с победным видом топчется на демографической теме. За ним — Медведев. Ответы на «неожиданные» вопросы по телевидению, трансляции с разных трескучих заседаний. Оказывается, в роддомах оживление «бла­годаря реализации национальных проектов», курируемых танде­мом. И только. А дальше: «Зафиксирована устойчивая тенденция», «усилия дают положительный результат» и все в том же духе.

Какие усилия власти, какое участие приняла она пусть даже во временном росте рождаемости? То, что отдала детсады под торговые фирмы, магазины и рестораны? Или то, что все мень­ше больниц для безопасных нормальных родов, а ребенка обыч­ной семье почти невозможно поднять из-за бешеных цен на дет­скую одежду, продукты и медицинскую помощь? (Цинизм власти настолько чудовищен, что, запрещая ввоз молока в Россию из Бе­лоруссии, Путин без стеснения мотивировал это дешевизной про­дукции братской страны. Там батька Лукашенко поддерживает село. Мол, нашим торгашам-нуворишам придется снижать цены для населения, подстраиваясь под белорусов. А нувориши — опора путинизма, их интересы священны). А нищенская подачка под видом материнского капитала — натужный пиар Кремля.

Ведь все подогнано властью так— препона к препоне, как гробовая доска к другой гробовой доске, — чтобы люди не рожа­ли, чтобы население убывало с нарастающей скоростью. Нищета и бесправие — главные преграды росту рождаемости.

Даже в семье, где благополучный муж имеет работу, зав­трашнего дня боятся. Потому что все может рухнуть в один мо­мент из-за несчастного случая: 200 тысяч человек ежегодно полу­чают травмы на производстве, 14 тысяч становятся инвалидами, тысячи гибнут. В погоне за легкой наживой олигархи перестали обеспечивать безопасность рабочих мест, зато через псевдопар­ламент пролоббировали такие законы, что семьи погибших и ин­валидов остаются без средств к существованию. Откуда у нас два миллиона сирот? Частично — из этих семей.

Женщины наблюдательны — их не обманешь. Рожать? В та­кой стране, без будущего, ни в коем случае! И отправляются де­лать аборты: ежегодно число их увеличилось до полутора мил­лионов. Это столько же женщин, сколько отваживаются рожать.

Министр Татьяна Голикова предлагает бороться с абортами просто: разъяснительной работой, то есть пиаром. Наверно, что-то получится, если она возьмется пропагандировать личный опыт. Мол, если у людей нет денег и жилья, пусть поступают, как Голи­кова с мужем, тоже министром Виктором Христенко. В центре Мо­сквы, в особо охраняемом природном парке, где намечали раз­местить спортивные площадки для детворы, группа нуворишей возвела себе элитный поселок «Остров фантазий». На скромные чиновничьи зарплаты там заимела квартиру площадью 218,6 м2 и семья Христенко-Голиковой. Эксперты оценили «конуру» в 2,5 мил­лиона долларов.

Кто-нибудь в таком случае подбросит Голиковой вопросик: где чиновники наскребли столько денег? И зря будет старать­ся. Ответ на него звучал многократно из кремлевских кабинетов: знать это — не дело общественности, без сопливых разберемся. Режим тандема дал безграничную свободу коррупции, воровст­ву— пользуйтесь!

Дать-то дал, но только Уголовный Кодекс применяет избира­тельно, считают потенциальные роженицы: «Себе и близким «на­шим» все, «не нашим» — закон!» Лучше не связываться. И отказы­ваются продолжать род. Страшно давать жизнь ребенку в стране, где дети сотнями гибнут от произвола милиции и педофилов, а полтора миллиона российских девушек, не надеясь дома на бир­жу труда, зарабатывают проституцией в странах Европы и Азии. Вместо машин и электроники некогда великая Россия под управ­лением тандема торгует женщинами и детьми.

И на этом фоне Путин с Медведевым трезвонят о своих дос­тижениях. Ну что тут поделаешь, уже некого больше гнать, по­следняя овца сдохла, а они все свистят на всю степь.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 36 | 1,675 сек. | 8.66 МБ