«Небольшой» взрыв под водой

На посадочной площадке у вертолета меня ждал адмирал Н.В. Исаченков. С ним мы вылетели в губу Саханиха, где стояли подлодка и эсминец. Оба командира корабля доложи­ли нам по радио о готовности действовать по плану. Других кораблей и катеров, за исключением дозорных, в районе не было видно. На обратном пути мы пролетели над губой Чер­ная — здесь стояли несколько кораблей с установленной на них измерительной аппаратурой. Их экипажи, а также испы­тателей катерами доставили в район мыса Черный.

На КП адмирал Н.В. Исаченков дал сигнал к началу опе­рации «Коралл-1». Теперь все зависело от точности в дейс­твиях подводников. Лодка Б-130 под перископом легла на боевой курс, в расчетной точке выстрелила торпедой и сра­зу же увеличила ход, чтобы укрыться за островом с южной стороны от входа в бухту.

Ядерная торпеда на глубине 11 метров прошла около 12 километров, затем двигатели ее остановились, торпеда пог­рузилась, и на глубине около 30 метров сработало взрывное устройство. Автоматика включила кинокамеры, установлен­ные на берегу, а также измерительные приборы на опыто-вых кораблях.

Мы наблюдали взрыв из амбразуры на КП. Он хорошо за­помнился мне, но очень трудно подобрать слова, чтобы опи­сать его. Огненного клокочущего ядерного шара, которым сопровождались испытания в атмосфере, при подводном взрыве мы не наблюдали. Образовалась масса брызг, а затем поднимающийся вверх огромный столб воды белого цвета. Одновременно началось движение ударной волны по повер­хности. Через некоторое время над водяным столбом обра­зовалось большое радиоактивное облако. Из облака и водяного столба началось падение огромного количества воды на поверхность залива. В результате у основания водя­ного столба стала образовываться базисная волна в виде кольцеобразного белого облака. Многометровые поверхнос­тные волны одна за другой выплескивались на западный и восточный берега губы. Примерно через полторы-две мину­ты столб воды исчез, но базисное белое кольцо продолжало увеличиваться в диаметре, а высота его стала заметно умень­шаться. Радиоактивное облако и базисная волна ветром дви­гались в северную часть губы Черной. За его продвижением следили два самолета-дозиметриста.

За испытаниями следили также самолеты и корабли за­падных стран. В средствах массовой информации за рубе­жом давались подробные данные. Мы читали их. Одна из заметок, «Нью-Йорк тайме» от 24 октября, мне запомни­лась: «Вашингтон. 23 октября. Советский Союз произвел крупнейший в истории человечества ядерный взрыв, мощ­ность которого, по некоторым оценкам, соответствует 30 ме­гатоннам. Через два часа после взрыва в атмосфере был произведен небольшой взрыв под водой».

Союзная печать и радио подробной информации о наших взрывах не давали. Озвучивались только координаты района испытаний, дата проведения и мощность произведенного взрыва. Все остальное считалось закрытой информацией тайной, относящейся к государственным секретам

Та же подводная лодка Б-130 утром 27 октября выпусти­ла в губу Черную вторую торпеду с ядерной боеголовкой в 10 килотонн. Торпеда прошла 11 километров, всплыла и взо­рвалась на поверхности. Подъем столба воды и облако, а также другие визуальные параметры отличались от подвод­ного взрыва, но также оставили большое впечатление

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 36 | 0,228 сек. | 7.79 МБ