Что же в итоге?

Средства массовой информации (отдельные издания или сайты не в счет, поскольку не имеют влияния на массы) превратились из средств информации людей в средства информации животных, поскольку никакой информации, интересной людям, не несут. Эти СМИ могут удовлетворить организм, целью которого является биологическое существование и развлечения, а это — цель, зало­женная природой в любое животное.

Информация состоит из «кирпичиков» — знаний о входящих в информацию составляющих. Эти знания, эти «кирпичики» у че­ловека могут быть, но если они не используются долгое время, то знания уходят в глубокую память — человек их забывает. Если человеку в течение многих лет только и заполнять память сведе­ниями о преступниках, комедиантах и разного рода смертях, то он быстро забудет то, с помощью чего он мог бы познать мир. И даже услышав впоследствии полезную для себя информацию, такой человек ее не поймет, поскольку не вытащит из памяти, забитой киркоровыми и смертями, то, из чего эта информация состоит, не вспомнит, что означают «кирпичики» этой информации, и такая, «человеческая», информация будет ему неинтересна. Вот С Капица плачет:

 

«Когда-то на ТВ передача "Очевидное-невероятное" выходила еже­недельно по 52 минуты и повторялась трижды на главных каналах страны и кроме нее был ряд других замечательных передач, рас­сказывающих о науке и техники. Сейчас при обилии каналов мы выходим один раз в две недели по 26 минут на Втором канале, при­чем большая часть страны нас не видит… Некогда журнал "Наука и жизнь" выходил трехмиллионным тиражом, то сейчас его тираж 42 ООО экземпляров».

 

А кому смотреть эту передачу, кому читать этот журнал? Ин­тересны эта передача и этот журнал только тем, кто помнит, что такое ускорение, угол, атом, молекула и прочее. Как много работ­ников СМИ понимают, что это? Так откуда и потребителям про­дукции этих работников СМИ знать те вещи, без которых и пере­дача Капицы, и журналы для людей становятся просто набором непонятных слов?

И не придешь к иному выводу: СМИ делают из людей живот­ных только потому, что в самих СМИ работают животные, кото­рые прежде всего и используют в своей работе новости, понятные им самим.

Да, это началось не вчера и даже не 20 лет назад, поскольку если бы у нас были иные СМИ, была бы перестройка, но не было бы ее маразма. Тем не менее Капица прав, катастрофическое оглупление началось именно после 90-х гг. Между прочим, уже тогда западные специалисты об этом предупреждали, опира­ясь на опыт Чили. Как только в пиночетовское Чили хлынула американская «культура» (на самом деле она не американская), как только в СМИ Чили появились «таланты» по типу американ­ских (на самом деле — не американских), культура Чили начала резко деградировать, а информация СМИ превратилась в то, что мы сейчас и видим у себя.

Есть мнение, что власти предержащие специально делают из людей дебилов, чтобы сделать из народа своих рабов. Это ло­гично, но возникает вопрос — а эти власти предержащие умнее журналистов? Они не такие же убогие? Откуда? Они же обучаются и воспитываются в тех же общественных условиях. (Про какие-то спецшколы, в которых обучаются детки элиты, не стоит и гово­рить: эти детки потом исчезают со сцены жизни, как и простые бомжи.) Поэтому тут положение иное.

Руководителю, перед которым стоит задача с помощью своих подчиненных сделать какое-то очень трудное дело, дураки в под­чиненных не нужны, — ему нужны только умные. Поэтому сначала власти предержащие становятся дебилами сами, а уж только потом у них может возникнуть мысль сделать идиотами и тех, над кем они власть имеют.

Следует остановиться и на моменте, который в перестройку интенсивно муссировался: дескать, люди хотят именно такие ново­сти — про смерти и звезд шоу-бизнеса, про преступников и о лич­ной жизни политиков. Это ложь. Это вы, работники СМИ, ничего другого понять не можете, посему не можете донести нужные новости до людей, а вся эта белиберда под видом новостей нужна только вам, и нужна только потому, что вы никаких иных новостей сообщить людям не способны. Тут ведь так.

Самым сложным журналистским жанром является очерк — работа, в которой журналист обязан не только понять, о чем он пишет, но и понять все подробности до такой степени, чтобы мож­но было сделать по ним вывод. Жанр, в принципе, сохранился и в СМИ, а на ТВ он представлен некими фильмами на некую тему. И если вести речь не о лживых агитках типа работ Сванидзе или Млечина, «несть им числа», а о работах, в которых журналисты пытаются быть честными, то сегодня итогового вывода у таких работ нет. Итогом служит заключительная мысль — пусть зритель сам решит, как оно есть или было (скажем, убивал НКВД поляков или нет, летали ли американцы на Луну или нет и т. д.). Но ведь ты, журналист, сам один из зрителей, в отличие от них ты вроде разобрался в вопросе, так ты-то сам как считаешь? А никак. Из­вилин не хватает.

Менее сложным, но тоже достаточно квалифицированным жан­ром журналистики является репортаж. Тут вывод не требуется, но понять, что происходило, чтобы рассказать об этом, журналист обязан. И здесь полный провал. Во-первых, как только журналист касается мало-мальски сложных вещей, он сразу же «плывет», то есть начинает гнать слова, не понимая, что они означают. Мне с перестройки помнится, как рыжий и тогда еще молодой талант, сообщал с какого-то происшествия, показывая зрителям гильзы пистолетных патронов: «Вот пули от нагана Макарова!»

Вы могли бы обратить внимание, как сегодня журналисты выкручиваются. Ведь в репортаже интересно само событие, а не журналист, и в СССР журналист, сделавший репортаж, очень редко появлялся в кадре, более того, даже текст читал диктор. А сегодня все репортажи — это кривляющаяся или перепуганная морда журналиста и репортаж получается о журналисте возле со­бытия, а не о самом событии, а требования к фону, естественно, меньше, чем требования к переднему плану.

Но, поскольку и репортаж для сегодняшних журналистов ста­новится непосильным трудом, на первое место выходит самый низкопробный жанр журналистики, жанр, который от журнали­ста не требует совершенно никакого ума — интервью или («по-умному») ток-шоу. Ведь в этом жанре интеллект демонстрирует интервьюируемый, а журналист задает глупые вопросы, как бы от лица глупых зрителей или читателей. Интересно, что у меня хотя и осталось невысокое мнение от какого-то интервью у Гордона, но я его даже зауважал, когда узнал, что он в каких-то прошлых передачах о науке поступал очень умно, предлагая приглашенному ученому самому написать вопросы, которые он хотел бы услышать, а в ходе передачи Гордон эти вопросы этому ученому и задавал. Получалось нечто удивительное для наших СМИ: и умный интер­вьюируемый, и умный журналистов одной передаче.

Но и этот самый низкопробный жанр становится не по уму современным СМИ, и в качестве интеллектуальной силы на эти ток-шоу приглашается, пожалуй, самая глупая часть общества — «звезды» шоу-бизнеса, люди, знающие только свой крайне мерз­кий и подлый замкнутый мирок. Но зато они по умственному развитию равноценны журналистам и могут поговорить с ними на знакомые темы — о жратве, сексе и интригах своего мирка. Не гнушаются «мэтры» ТВ приглашать заслуженных кретинов России, а то и СССР для сообщения телезрителям умного слова. Помню, как-то Познер пригласил в свою передачу артиста Филлипенко и тот влез-таки в обсуждение о каких-то непростых экономиче­ских событиях со своим: «Красота спасет мир!»

С какой стороны ни глянь, первичным является отсутствие культуры у журналистов — их неспособность самостоятельно использовать даже минимум тех знаний, которые накопило че­ловечество. Ведь не кретинами они родились, понимают, что новость об упавшей новогодней елке во Владивостоке — это не новость, вполне могли бы взять новость из области техники или технологии, но… Но не способны в тех новостях ничего понять, а про елку все понятно.

Да, разумеется, кретинам-политикам нужны и кретины-жур­налисты, ведь неспроста их масса хлынула в журналистику во вре­мена таких титанов мысли, как Горбачев и Ельцин, но политикам и стараться с отбором журналистов не приходится, тут любовь взаимная. Тут гармония — кретину и нужен кретин в начальниках, чтобы тот его кретинизма не замечал.

Таким образом, вывод таков: малокультурное, умственно убогое правительство допускает комплектацию СМИ умственно убоги­ми работниками, а дебилы в СМИ делают дебилами народную массу.

Нужны и предложения «что делать», но я на этом в данной гла­ве поставлю точку, поскольку планирую рассмотреть эту тему во всем ее объеме, а СМИ — это всего лишь часть проблемы.

Сейчас же зададимся вопросом по главе. Если тебе поставля­ют для размышления информацию, на основании которой ты не способен принять полезное тебе решение, — это тирания? Если ты на основании этой информации сам принимаешь решение, положим на «свободных» выборах, нужное паразитирующему на тебе тирану, — это тирания? И если тебе эту губительную для тебя информацию поставляет по своей глупости дурак, — это тирания глупости?

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 33 | 0,384 сек. | 8.74 МБ