Обучение безответственных

Замечу, что Лебон правильно указал на последствия выращи­вания школой не способных к самостоятельной деятельности глупцов, правильно указал, что заучивание учебников не развивает ум, но все же не указал природу этого оглупления. А суть в том, что школа, заставляя ученика заучить знания, не учит применять знания — не учит на основе полученных знаний оценивать об­становку и принимать самостоятельное решение. Такой человек может только воспроизводить заученное. Лебон дал очень точный пример результатов такого обучения. Что значит стать агентом в колонии? Это значит поехать туда, увидеть то, чему тебя не учи­ли, каждодневно оценивать этуйовую обстановку и принимать по ней решения, которые обогатят тебя. Тебя обогатят результа­ты твоего ума. Вперед! Но ты уже напрягаешь ум, вспоминаешь все, чему тебя учили, но про то, как самостоятельно действовать в колонии, в школе не учили ни слова, а умения самостоятельно применить полученные знания у тебя в уме нет. Ты беспомощен, но понимаешь, что тебе надо будет лично нести ответственность за результат своего мышления, и ты боишься заниматься самостоя­тельным делом. А школьным учителем тебе надо будет всего лишь повторять то, что ты заучил в школе или вузе, — нет проблем! А на госслужбе тебе надо будет выполнять то, что скажут начальники, — нет проблем! Ты не несешь никакой ответственности за результат своего мышления, и тебе за это даже платят. А артистом — повто­рять заученную роль. Вот идеал для глупца.

В принципе, школа оглупляет всех одинаково (хотя, конечно, учителя бывают разные), но те ученики, которые хоть немно­го (возможно, и вопреки школе) научились самостоятельно ду­мать — оценивать обстановку и принимать решения, те быстро находят себе место под солнцем во всех областях человеческой деятельности. А те, кто вынес только заученные знания и амбиции образованца, вынуждены искать специальные места прокорма — такие, в которых за последствия своего мышления личной ответ­ственности не несешь, — места журналистов, артистов, ученых, госслужащих, учителей и т. д. А не найдя должности по амбициям, игнорировать риск и подаваться в революционеры в надежде, что после революции ты будешь оценен по достоинству «облагоде­тельствованным народом», под чем основная масса революцио­неров имеет в виду государственную кормушку.

Отвлекусь на вопрос, почему я занес в должности, соблазни­тельные для дураков, должности ученых? Дело в том, что если результат твоей умственной деятельности никому не нужен, то и ответственности за нее нет. Ну представьте, что некий чело­век сидит себе в сторонке и стучит пальцем о палец. Ну кому он нужен? Кто будет стремиться его наказать за неправильное сгучание пальцем о палец? А если за это стучание государство хорошо платит, то почему и не стучать, особенно если тебя за­ставили заучить, как правильно стучать, чтобы стать доктором наук и попасть в действительные члены Академии наук? Ведь если вы присмотритесь к истории физики или особенно гене­тики с этой стороны, то увидите, что это история ожесточенной борьбы между:

♦ умными учеными, настаивающими на том, что ученый обязан давать нужный людям результат (за отсутствие которого люди будут наказывать, а ученый будет нести ответственность);

♦      не способными самостоятельно думать дураками, которые на­стаивают на том, что ученый обязан давать результат, якобы нужный науке — некой инстанции, бессловесной и не способ­ной наказать дурака.

При сегодняшней организации науки любой умственный им­потент без проблем накропает необходимые диссертации и по­падет в Академию, примеров тому полно.

Но вернемся к теме интеллигенции-образованщины.

Разумеется, никакой четко проведенной границы между людь­ми, имеющими навыки думать самостоятельно, и интеллигенцией не существует, особенно когда речь идет о социальных вопросах. Ведь почему Лебон считает эти вопросы очень сложными? Потому, что социальные вопросы включают в себя вопросы абсолютно всех видов человеческой деятельности. Да, умный человек может разобраться в любом вопросе, но это требует времени, а если он занят в выбранной им области деятельности, то основное время посвящает своей основной работой, в связи с чем предпочитает доверяться в этом деле политикам или специалистам. Поэтому к суждениям по социальным вопросам людей, даже умеющих самостоятельно мыслить, также нужно подходить осторожно и выяснять, действительно ли они лично оценивали обстановку, а не повторяют расхожие выводы интеллигентов? Подытожим.

Латинское (старокитайское) образование как средство оглупле­ния молодых людей не имеет 100%-ной эффективности и дает сбои в индивидуальных случаях. Поэтому по социальным вопросам здравое суждение можно получить и от человека, занимающего интеллигентную должность (журналиста или ученого), и от дело­вого человека. Но в среднем по этим вопросам от интеллигентов будут получены самые глупые суждения из-за их благоприобре­тенной в ходе обучения глупости, а от деловых людей — из-за их занятости.

Но ГЛАВНЫЙ ВЫВОД: дурак-образованец стремится занять должность, на которой ОТСУТСТВУЕТ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ (наказание) за результаты работы его ума. Это очень важно пони­мать для нахождения ответа на вопрос, что же делать с дураками у власти, что же делать с тиранией глупости?

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 32 | 0,940 сек. | 8.61 МБ