Учреждение безмозглости

В Интернете гуляет примитивная листовка — для «чайни­ков», ■— явно из США. В этой листовке причина кризиса самими американцами объясняется так:

«Чтобы купить дом, американец взял в кредиту банка № 1 $100. Банк № 1 решил дополнительно подзаработать. Он выпустил закладную ценную бумагу на этот дом и продал ее банку № 2. Банк № 2, ску­пивший кучу таких закладных у других банков, выпустил на них дериватив — ценную бумагу, обеспеченную уже не домом, а этими закладными — только бумагой. Банк № 2 исходит из ожидания: умные аналитики считают, что недвижимость вот-вот подорожает и дом, отданный американцем в заклад банку № 1, будет стоить $200, а это повышение цены обеспечит закладные и банка № 1, и банка № 2. Инвестиционные фонды-в США и Европе покупают у банка № 2 эти деривативы, в результате этих хитроумных комбина­ций выпускается долговых обязательств уже на $300. В этот момент падают цены на недвижимость — домов построили слишком мно­го. Заложенный дом американца теперь стоит не $100, а $50. Если теперь заемщик кредит не вернет и банки продадут его дом, то в обеспечение своих долговых обязательств перед инвестфондами получат всего $50 и их долги этим фондам составят $250. Банки не могут расплатиться по выданным обязательствам — они банкроты. Начинается цепная реакция — они не могут выдать новых креди­тов и обеспечить реальными деньгами уже выданные кредиты, предприятия без этих кредитов останавливаются. Наступает крах американской экономики».

Давайте не будем вдаваться в корректность финансовой сути написанного — листовка есть листовка. Обратим внимание на безусловные вещи — в листовке вина за кризис возлагается на спекулянтов-банкиров, и против этого нечего возразить — уж очень хотелось этим людям не в первом классе летать, а на персо­нальных самолетах. Это во-первых. Второе: под открытые у этих банкиров кредитные линии было начато производство и велось строительство предприятий, а теперь, когда выяснилось, что у банков нет реальных денег, эти производство и строительство прекращены. Катастрофическое прекращение строительства и со­кращение производства идет и в России, сотни тысяч рабочих и инженеров выбрасываются на улицу, а уже вложенные деньги оказались «замороженными», и ни банкам в виде возврата кре­дитов, ни акционерам в виде дивидендов их невозможно вер­нуть.

Ведь почему так бодро росли акции российских компаний? Потому что владельцы акций российских компаний надеялись на резкий рост дивидендов после того, как эти компании введут в строй новые, сегодня строящиеся предприятия и производствен­ные мощности и дадут за счет этого добавочную прибыльную продукцию. А теперь, когда выяснилось, что строительство пре­кращено, новой продукции не будет, а на оставшуюся продукцию падет бремя выплат убытков по незавершенному строительству, стало ясно, что глупо ожидать роста дивидендов и соответственно акции российских компаний обесцениваются.

Совершенно не собираюсь оправдывать банковских спекулян­тов. Да, я тоже считаю их паразитами в нашей жизни, но, правда, я не считаю их идиотами. Они ведь того, что получилось, искренне не хотели. Тогда в чем первопричина кризиса?

Банкиры ожидали, что дома будут стоить $200, и если бы их ожидания сбылись, то и кризиса бы не было. Но дома стали сто­ить $50, почему? В листовке эта причина указана, но безо всякого осуждения, как само собой разумеющееся — «домов построили слишком много». Так вот — это ключевая фраза и ключевая при­чина кризиса. Все валят все на банкиров, и у меня по ним вопро­сов тоже нет — если их надо пересадить с кресла на стул, я не против, на электрический стул — тоже хорошо.

Но почему никто не спрашивает, а какого хрена строили дома, если они не нужны? Или если у людей нет денег на их покупку? Кто сказал, что нужна та продукция строящихся российских пред­приятий, в ожидании которой росли котировки российских акций? Кто это в России считал?

Не умеете это подсчитать? Так какого хрена вы сидите в Думе и правительстве?

Таким образом, если говорить о кризисе, то начинать надо не со спекулянтов.

Есть у нас в России одна маленькая штучка, называется «Пре­зидент Российской Федерации». Интересна она тем, что никаким здравым смыслом нельзя объяснить, на кой черт эта штучка нужна России. Но предположим, что на этом месте в России появится хозяин… Поскольку русский язык сейчас мало кто знает, особен­но в интеллигентных кругах, то, чтобы было понятнее, напишу по-иностранному — предположим, что на этом месте в России появится экономист.

Чтобы понять, нужен ли России на месте президента хозяин, зачем он нужен и смог бы хозяин предотвратить сегодняшний кризис, давайте мысленно уменьшим Россию до размеров староза­ветного средневекового крестьянского двора. Тогда на этом дворе много чего не было, что есть сегодня, но, безусловно, был хозяин. Причем не то что не кандидат экономических наук, но даже и не выпускник школы менеджеров. И прямо скажем, совсем не интел­лигент. Представим себе конец зимы, долгий вечер, он сидит и ду­мает: «Детей у меня пока четверо, жена, да я сам — шестой. Чтобы не голодать, надо в год 20 пудов хлеба на рот, итого 120 пудов. Да на одежду, инвентарь, то-другое потребуется рублей шестьдесят. Если бог даст, то цена на хлеб не упадет ниже 1,5 рубля за пуд, а значит, чтобы выручить 60 рублей, надо еще 40 пудов, да на еду

120, итого 160 пудов. Если бог дождичка пошлет (а судя по зиме, то может и послать, наверное, пошлет), то урожай надо ожидать, пожалуй, сам-десять, то есть по 60 пудов с десятины. На семена 6 пудов, тогда на еду и товарного зерна с десятины останется 54 пуда, а мне надо 160. Это значит, что три десятины под хлебом надо иметь. Да, пожалуй, хоть половину десятины, а овсом надо засеять. Будет овес, следующей зимой схожу с лошадью в извоз, все лишняя копейка… Зима снежная, пожалуй, луга хорошо зальет, сена пудов 300 возьму, да солома будет, телку, видимо, резать не придется, пусть на следующий год простоит, корова старая, менять надо… Три с половиной десятины я и сам вспашу и засею за две недели, старшому 12, пособит. Так что людей в помощь нанимать не придется…» И так далее и тому подобное.

Как назвать то, чем занимается этот крестьянин? Что он дела­ет? Думает? Мечтает? Фантазирует? Нет. Он планирует! (Правда, если уж быть точным, то по-русски планирование называлось «замыслом».)

Тогда в чем же был смысл тех «рыночных отношений», которые у нас сегодня? В учреждении безмозглости — в ликвидации пла­нирования! В тупой, административной, насильственной ликви­дации осмысленности народного хозяйства! Если продолжить выбранную модель сегодняшним состоянием дел в России, то модель будет иметь такой вид.

Хозяин умер, и бедная вдова крестьянина, которую уже неко­му и кнутом отстегать, сварила себе порцию щей, сидит, ожидает «спроса на рынке». Прибегает один ребенок: «Мама, кушать хочу». «Ага, — размышляет жена крестьянина, — появился спрос на рын­ке. Надо еще порцию варить». А потом следующий ребенок бежит, потом еще один. Жена каждый раз радуется: спрос на «свободном рынке растет»! Естествен вопрос: что, эта вдова баллотируется в академики РАН или у нее от горя «крыша поехала»? Почему она не пересчитает свою семью и сразу не сварит пять порций? Кому в данном случае нужны этот «спрос на рынке» и эти «свободные рыночные отношения»?

У нас не популярен процитированный Ли Якокка — у нас сейчас совсем другие герои. А между тем в 1986 г. он, по опросам обще­ственного мнения, занимал в США второе место по популярности после президента Рональда Рейгана и был его яростным критиком. Это, впрочем, никак не помешало Якокке и в 1987 г. опять войти вместе с папой римским в десятку самых почитаемых в Америке людей. Ли Якокка — реальный хозяин реальной экономики. Сна­чала он возглавлял «Форд Мотор Компани», а затем поставил на ноги обанкротившуюся корпорацию «Крайслер». Это человек, который не учил других, как управлять экономикой, а сам успешно управлял промышленными империями, от благосостояния кото­рых зависела жизнь нескольких миллионов граждан США.

Сам себя он считает убежденным капиталистом и принципи­альным поборником свободного предпринимательства:

 

«И я вовсе не хочу, чтобы правительство вмешивалось в деятель­ность моей компании, а если на то пошло, и всякой другой компа­нии, — писал он. Но тут же добавлял: — Почти все восхищаются японцами, их ясным видением будущего, налаженным у них сотруд­ничеством между правительством, банками и профсоюзами, их способностью использовать свои преимущества для неуклонного движения вперед. Но, как только кто-нибудь предлагает следовать их примеру, в воображении возникает образ Советского Союза с его пятилетними планами.

Между тем ГОСУДАРСТВЕННОЕ ПЛАНИРОВАНИЕ ОТНЮДЬ НЕ ДОЛЖНО ОЗНАЧАТЬ СОЦИАЛИЗМ. Оно означает лишь наличие продуманной стратегии, сформулированных целей. Оно означа­ет согласование всех аспектов экономической политики вместо разрозненного их выдвижения по частям, вместо негласной раз­работки их людьми, преследующими лишь свои узкогрупповые интересы.

Можно ли считать планирование антиамериканским понятием? Мы у себя в корпорации "Крайслер" ведем большую плановую ра­боту. И так же действует любая другая преуспевающая корпорация.

Футбольные команды планируют. Университеты планируют. Банки планируют. Правительства во всем мире планируют. Исключение составляет лишь правительство США.

У нас не будет прогресса, если мы не откажемся от нелепой идеи, будто всякое планирование в масштабе страны представ­ляет собой наступление на капиталистическую систему. Эта идея внушает нам такой страх, что мы остаемся единственной развитой страной в мире, не имеющей своей промышленной политики».

 

Эти строки Ли Якокка написал в конце 80-х, я в это время работал в Казахстане, и там 9 июня 1994 г. президент Казахстана Назарбаев радостно заявил парламенту: «СССР ведь был сотворен на двух становых хребтах — плановой экономике и тоталитар­ной политической системе. И то и другое разрушено…» Какой молодец!

Наиболее известным лауреатом Нобелевской премии по эко­номике является В. В. Леонтьев — американский экономист рус­ского происхождения. Эту премию он получил за разработку способов планирования капиталистической экономики. В начале перестройки он приезжал в СССР, просил, убеждал, уговаривал: «Не трогайте Госплан и Госснаб, не разрушайте то, что кормит и содержит страну!» Но кто мог его слушать?

Осенью 1991 г. в Москве, в Академии труда и социальных отношений, состоялся советско-американский симпозиум, на котором были и японцы. Японский миллиардер Хероси Теравама в ответ на разглагольствования о тогдашнем «японском чуде» сказал:

 

«Вы не говорите об основном. О вашей первенствующей роли в мире. В 1939 г. вы, русские, были умными, а мы, японцы, дураками, А в 1955 г. мы поумнели, а вы превратились в пятилетних детей. Вся наша экономическая система практически полностью скопирова­на с вашей, с той лишь разницей, что у нас капитализм, частные производители и мы более 15% роста никогда не достигали, вы же при общественной собственности на средства производства достигали 30% и более. Во всех наших фирмах висят лозунги ста­линской поры».

 

А вот что пишет Рикардо Семлер:

 

«Нет, я не выпускник Российского университета дружбы народов им. Патриса Лумумбы… что касается планирования, мы в конеч­ном счете оставили лишь два документа: полугодовой и пятилетний планы. Да, я помню доводы против пятилетних планов: Советский Союз использовал их, и посмотрите, чем это закончилось. Но, когда мы смотрим на пять лет вперед, у нас есть возможность спросить себя, хотим ли мы присутствовать на конкретном рынке, должны ли мы отказаться от какой-то продукции, нужен ли нам новый завод и прочие подобные вопросы. Поэтому пятилетний прогноз жизненно важен».

 

Заметьте, о необходимости планирования пишут не замшелые марксисты или неудачники-предприниматели, а успешные ка­питалисты! Почему? Причина аж кричит: любой руководитель, который принимает на себя всю ответственность за порученное ему дело: а) оценивает это дело; б) решает, как его лучше и с наи­меньшими затратами исполнить, и в) делит дело между своими структурными подразделениями (министерствами). Это и есть планирование! И это везде, в любом хозяйстве, в любой фирме. У американцев даже поговорка есть: «If you fail to plan, you plan to fail» — «Если у вас провал с планированием, то вы планируете провал».

Эти капиталисты не социализма хотят, они хотят, чтобы пра­вительство РУКОВОДИЛО страной! Чтобы ИСПОЛНЯЛО СВОЙ ДОЛГ руководителей!

Люди у власти, у нас и в США, учредили БЕЗМОЗГАУЮ ЭКО­НОМИКУ Они не понимают этого? Не могут не понимать! Тогда почему они не руководят хозяйствами (экономикой) своих стран? Ответ один: чтобы не нести ответственность за последствия сво­его руководства! У вас есть еще какой-нибудь вариант ответа?

Тут же все просто. Представьте, что вы едете в автобусе и слу­чилась авария. Кто виноват? Правильно — тот, кто рулил, шофер. А если вы, пассажиры автобуса, такие умные, что решили «сделать реформы необратимыми», а для этого рулить автобусом раз­решаете автопилоту, что тогда? Тогда шоферу остается во время рейса или на горных лыжах кататься, или на тигров охотиться. А что же еще? Делать-то ему нечего! Не может же он вмешивать­ся в действия любимого вами автопилота? (Или применительно к теме, «свободы предпринимательства».) И кто будет виноват в том, что автобус потерпел аварию? Правильно, автопилот! И вы всегда будете со своим автобусом сидеть в болоте, а шофер у вас будет считаться замечательным профессионалом.

Продвинутые читатели меня осудят и не согласятся, ведь наш дорогой президент прямо пишет, что он контролирует ситуацию, руководит, вмешивается в кризис: «Золотовалютные резервы и Стабилизационный фонд создавались именно для таких слож­ных периодов. И у нас есть возможность избежать валютного, банковского или долгового кризиса… за счет консолидации ак­тивов в различных секторах экономики {включая банковский сектор, розничную торговлю, строительство). Мы будем готовы принять необходимые меры и предоставить дополнительное фи­нансирование на эти цели… Это повысит устойчивость нашего банковского сектора в целом, сделает его более привлекательным для инвесторов и вкладчиков». Правильно, Стабилизационный фонд — это деньги всего народа, а Медведев отдаст их тем самым спекулянтам, которые и вызвали этот финансовый кризис, чтобы они, бедные, и дальше продолжали летать не в первом классе «Бо­ингов», а на персональных самолетах.

«А как же в Америке?» — не согласятся со мной оппоненты. А что «в Америке»? Там такие же «руководители страны», как и у нас.

В чем причина такого наглоголциничного отказа власти наших стран исполнять свои обязанности — руководить хозяйством? Причина теперь уже в нашей безмозглости — в том, что мы до сих пор не установили никакой ответственности за последствия «правления» избираемых нами во власть деятелей!

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 32 | 0,490 сек. | 8.65 МБ