Только в союзе совместными усилиями-2

Вспоминаю, как благотворно действовали на больного, крупного научного
работника, посещения, вопреки всяким нашим заслонам, его ассистентов, аспирантов со своими диссертациями, статьями… Такой «иммунитет нужности» оказывается нередко в лечении больного более важным, чем горсти новейших лекарств!
А теперь о том, что же требуется от «главного действующего лица» драмы — самого больного, дабы он своим поведением не способствовал формированию у него неадекватных форм внутренней картины болезни. Какие возможны тут профилактические меры?
Начнем опять-таки с взаимопонимания с врачом. Это — главное. Налаживание доверительных отношений между обоими партнерами требует усилий со стороны не только врача, но и больного. Конечно, тут может встретиться немало сложностей: ведь врач — тоже человек со своими особенностями, своими плюсами и минусами. Поэтому-то психологическая совместимость врача и больного далеко не всегда легко достижима. Иной раз она вообще не получается, и приходится идти на замену больному лечащего врача. Это не очень трудно сделать в стационаре и сложнее — в поликлинике, особенно если определенный район закреплен за тем или иным врачом. О том, насколько этот вопрос все же важен, свидетельствует дискуссия, проводившаяся недавно в «Литературной газете», когда обсуждались возможности сделать так, чтобы больной мог лечиться у врача, который ему по душе.
В современной медицине на смену прежней концепции, предусматривавшей во взаимоотношениях врач — больной лишь одностороннюю руководящую позицию врача, приходит новый принцип — принцип партнерства. Но это отнюдь не означает абсолютного равенства обеих сторон. Такое сотрудничество все же предполагает, что руководящим в нем должен быть врач.
Чего греха таить: встречается среди больных немалое число таких, кто претендует на совсем независимое положение в союзе врач — больной. Есть даже такие, кто, начитавшись то ли популярных изданий, то ли инструкций к лечебным препаратам, пытается диктовать врачу лечебную тактику: требуют выписать определенные лекарства, назначить определенные процедуры.
Это глубоко ошибочные попытки и претензии. Мы уж не говорим о том, что врач не может согласиться с таким положением, ибо только ему ведомо, какой препарат из большого количества лекарств сходного действия подходит именно данному пациенту и в этой ситуации. Подобная независимость вредна и в том отношении, что она способствует укоренению в психике пациента выработанной им ошибочной внутренней картины болезни.
Так что крепкий, благотворный союз между врачом и больным возможен лишь в том случае, когда больной доверяет своему врачу, прислушивается ко всем его советам и рекомендациям. Именно в таком союзе — залог успешности лечения.
Очень важно, чтобы больной, доверяя врачу, ограничивался только той информацией, касающейся его болезни, которую ему сообщает сам врач. А ведь нередко бывает и так, что больной пытается обойти это правило и начинает искать возможности получить дополнительную информацию из других источников («А вдруг доктор не все мне говорит, что-то скрывает?»). В ход идут вечерние расспросы медицинских сестер и нянечек, а то и попытки почитать историю болезни или амбулаторную  карту.
Все это может нанести вред больному: ведь, читая врачебные записи, данные исследований, он, не будучи специалистом, не способен правильно их интерпретировать и оценить, и отдельные формулировки в записях могут привести к ятрогении. Например, прочел, что «корни легких усилены, в них много петрификатов», и начинаешь думать, что бы это значило. Узнаешь со стороны, что петрификаты — это следы перенесенного когда-то туберкулезного поражения легких, и мысль уже работает в определенном направлении: «Так не туберкулез ли у меня сейчас, раз я так кашляю?». То же самое с анализами крови, мочи, электрокардиограммой и т. д.
Еще хуже — получение информации из совсем некомпетентных источников: от всезнающих соседей по палате или случайных знакомых по очереди на приеме в поликлинике.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 31 | 0,497 сек. | 8.55 МБ