Психологические операции на ближнем и среднем востоке. Вторжение в Ливан

Война 1982 г. была пятой арабо-израильской войной с момента образования в мае 1948 г. государства Изра­иль. По продолжительности и ожесточенности боевых действий, по численности участвовавших в них воору­женных сил и нерегулярных формирований, а также по потерям обеих сторон эта война значительно отличалась от всех предыдущих. Впервые за длительную историю арабо-израильского конфликта боевые действия продол­жались полтора года, впервые израильтяне оккупирова­ли столицу арабского государства.

Одной из отличительных особенностей войны 1982 г. было то, что в ходе ее широко проводились психологи­ческие операции, которые тесно координировались с вооруженной борьбой й нередко способствовали дости­жению чисто военных целей. Такие операции осуществ­лялись на всех уровнях: стратегическом, оперативном и тактическом.

Стратегические психологические операции имели своей целью создание благоприятной в целом для Изра­иля международной обстановки, носили глобальный ха­рактер и были нацелены на мировое сообщество. Пси­хологические операции оперативного уровня проводились в интересах создания максимально благоприятных усло­вий для действий на театре военных действий. Их объ­ектом являлось население Ливана и соседних арабских стран. Тактические психологические операции были на­правлены непосредственно на противостоящие группи­ровки и вооруженные формирования противника с це­лью обеспечения действий своих войск.

Целенаправленное психологическое воздействие на мировое общественное мнение израильское руководство начало осуществлять задолго до вторжения. В основном, оно использовало тезис о «захлестнувшем весь мир араб­ском терроризме», главные базы и штабы которого на­ходятся в Ливане. Для подготовки мирового обществен­ного мнения к будущей израильской агрессии была также специально организована «утечка секретной информа­ции» о некоторых деталях израильского плана экспеди­ции.

С началом вторжения Израиль уделил самое при­стальное внимание мероприятиям по пропагандистско­му обеспечению своих действий. Вторжение началось после покушения арабских террористов на израильско­го посла в Великобритании. Было заявлено, что это — последняя капля, переполнившая чашу терпения изра­ильтян. Теперь необходимо предпринять не только от­ветные, но и «превентивные» меры ради обеспечения безопасности северных районов страны, называемых Га­лилеей (в связи с этим план наступательной операции израильской армии получил кодовое название «Мир для Галилеи»). Израильское руководство заявило, что оно пу­тем ограниченной военной операции стремится создать в Южном Ливане «зону безопасности» шириной до 50 км. Однако если исходить из реального масштаба бое­вых действий, то это была самая настоящая война.

После начала вторжения в Ливан в столицах различ­ных государств мира прошли выступления ряда израиль­ских деятелей с разъяснением происходящих событий. Всемирная сионистская организация разослала письма в органы печати и организовала мощную кампанию в под­держку израильской агрессии. Одновременно израильское руководство делало все, чтобы максимально ограничить поступление информации о событиях в Ливане из непод­контрольных ему источников. Была ужесточена военная цензура. Израильские власти установили строгий кон­троль за деятельностью своих и иностранных журналис­тов, подвергали проверке аудио- и киноматериалы.

В ходе войны 1982 г. израильтяне стремились нане­сти как можно больший урон ливанским средствам мас­совой информации, учитывая их ведущую роль в стра­нах региона. Поэтому не случайно во время обстрела израильской артиллерией жилых и деловых кварталов Бейрута снаряды прицельно попадали в здания основ­ных органов ливанской печати и двух информационных агентств. В результате прямых попаданий в здания ре­дакций перестали выходить две из трех главных ежеднев­ных газет.

В целом же анализ психологических операции, про-водишихся Израилем на стратегическом и оперативном уровнях, свидетельствует, что с их помощь решались следующие задачи:

— во-первых, снять с Израиля ответственность пе­ред мировым сообществом за развязывание войны в Ли­ване, которую Тель-Авив пытался представить ограни­ченной операцией «во имя мира»;

—   во-вторых, дискредитировать политических и во­енных руководителей Организации освобождения Пале­стины, убедить бойцов ООП в их неспособности побе­дить израильскую армию;

—   в-третьих, разжечь разногласия между силами ООП и сирийскими войсками, побудить сирийцев отка­заться от активных боевых действий против израиль­ской армии;

—   в-четвертых, улучшить отношения ливанского населения к вооруженным силам Израиля и к его поли­тике, склонить арабское население (особенно христиан­скую его часть) к сотрудничеству с израильтянами.

Задачи тактических психологических операция сво­дились к тому, чтобы вынудить вооруженные формиро­вания ООП капитулировать, посеять рознь между сила­ми ООП и местным населением; обеспечить изоляцию ООП в окруженном Западном Бейруте, создать здесь атмосферу страха и обреченности; вызвать ненависть местного населения к военнослужащим сирийских воору­женных сил, находившимся на территории Ливана в со­ставе межарабских сил безопасности.

Были определены объекты психологического воздей­ствия: гражданское население Ливана (особенно Запад­ного Бейрута), силы ООП и ливанские мусульманские вооруженные формирования, сирийские войска. Особое внимание уделялось воздействию на гражданское насе­ление, главным образом потому, что коренные жители имели достаточно оснований для неприязни к «чужа­кам»— силам ООП и сирийским войскам, которых изра­ильтяне представляли главными виновниками несчастий и лишений местного населения.

Основными методами психологического воздействия в войне 1982 г. являлись устрашение, дезинформация, рас­пространение слухов. Эти методы тесно переплетались, но главный упор делался на устрашение, которое реа-лизовывалось через пропаганду мощи израильских во­оруженных сил, нанесение разрушительных ударов по ливанским объектам, прямые угрозы, элементы дезин­формации, распускание слухов и т. д.

Кроме того, важная роль отводилась прямому устра­шению «силой». В этих целях широко использовались частые бомбардировки кварталов Западного Бейрута израильской авиацией. Каждый раз они уносили десятки и сотни жизней, прежде всего мирных жителей. По сло­вам очевидцев, самолеты «терроризировали людей, силь­но затрудняя им возможность сопротивляться». Помимо авианалетов, для формирования чувств страха и об­реченности среди окруженных в Западном Бейруте от­рядов ООП, израильтяне широко практиковали рейды диверсантов для совершения подрывных акций и распро­странения слухов. Диверсантов посылали группами по 3-4 человека с задачами минирования автомашин и мест возможного скопления людей. В качестве диверсантов нередко использовали мусульман-наркоманов, или ме­стных жителей, принужденных к сотрудничеству под страхом расправы с семьей.

Основываясь на благоприятной оперативной обстанов­ке для своих сил, израильские специалисты психологической войны постоянно завышали потери противника и занижали потери своих войск. Используя жесточайшую цензуру, из­раильское командование снабжало иностранных журна­листов тщательно отобранной информацией, кино- и фотодокументами для их последующего распростране­ния в различных средствах массовой информации.

Особую роль в психологических операциях играла радиопропаганда. Ее вели государственная израильская радиостанция «Кол Исраэль» («Голос Израиля») и радио­станции ливанских христианских общин. Из-за частых налетов авиации и артобстрелов люди большую часть своего времени проводили либо в убежищах, либо дома, фактически не имея никаких контактов с окружающим миром. В такой ситуации радиоприемник становился единственным источником получения информации. С помощью радио велась основная работа по распростра­нению слухов, компрометирующих руководителей ООП. Например, сообщалось, что Ясир Арафат давно уже покинул своих бойцов и находится а Москве, бросив всех их на верную гибель. Эти сообщения перемежались вы­держками из приказов Арафата стоять насмерть за каж­дый дом и бороться до конца.

Другое направление радиопропаганды составили при­зывы к гражданскому населению Западного Бейрута покидать окруженный город, выдавать израильским вой­скам «террористов» либо сообщать за вознаграждение сведения о дислокации их опорных пунктов.

По радио израильтяне передавали свои ультимату­мы частям ООП, объявляли время прекращения огня, предлагали проекты разрешения конфликта. Обращает на себя внимание такая форма воздействия, как транс­ляция на Западный Бейрут заседаний израильского пар­ламента (кнессета), когда там обсуждался вопрос о даль­нейшей судьбе ООП. Эта передача вызвала большой интерес среди жителей осажденного города и бойцов палестинского сопротивления.

Определенное место в психологических операциях занимала и печатная пропаганда, которая, в основном, сводилась к распространению листовок. При этом, как правило, готовились директивные листовки и листовки-обращения, наиболее эффективные в психологических операциях тактического уровня. Их распространению предшествовала подготовительная фаза: предваритель­но район подвергался сильному артиллерийскому обст­релу и ударам авиации. По мнению израильских специа­листов, после такого психологического воздействия объ­ект более предрасположен к «усвоению» информации, особенно, если она дает ему надежду выбраться из та­кого места, где его жизнь подвергается постоянной опас­ности.

Листовки печатали на грубой бумаге зеленого, реже лилового цвета. Выбор цвета был не случаен. Зеленый — цвет ислама, он располагает мусульман к доверию. Ли­ловый — наиболее контрастно выделятся на местности. Тексты листовок были написаны на грамотном арабском языке. В листовках для гражданского населения указы­вались маршруты, по которым жители могли безопасно покинуть город, спасая свою жизнь от угрозы новых бомбардировок. Используемые аргументы подкрепляли друг друга, постоянно обыгрывалась тема «гуманных намерений» Израиля в отношении ливанцев. Еще в них повторялся призыв помогать израильской армии в наведе­нии порядка и возвращении к нормальной жизни. Ины­ми словами, подчеркивалось якобы существующее един­ство целей жителей Бейрута и израильской армии.

Листовки-обращения к бойцам ООП, сирийским сол­датам имели целью убедить их в том, что они свои зада­чи уже полностью выполнили, приложив максимум уси­лий в борьбе с превосходящими силами противника. Делались также обвинения их командиров в некомпетент­ности. Иными словами, имела место попытка подвести объект к выводу, что он может сдаться в плен, так как выполнил свою задачу полностью, а то, что он сдается, вина не его, а руководителей. Недостатком листовок, призывавших бойцов ООП прекратить сопротивление, являлось отсутствие конкретных рекомендаций по сдаче в плен и гарантий льгот тем, кто сделает это доброволь­но. Отсутствие конкретных цифр и фактов в определен­ной мере снижало убедительность листовок. Например, обещание вознаграждения за сотрудничество с израиль­ской армией без указания конкретных сумм американ­ские специалисты считали ошибочным.

Несколько раз над позициями защитников ливанской столицы сбрасывались листовки, в которых израильское командование предлагало окруженным бойцам Палестин­ского движения сопротивления и Ливанских националь­но-патриотических сил сложить оружие и выдать своих руководителей. Сдавшимся в плен было обещано сохра­нить жизни. Одновременно израильские средства массо­вой информации проводили широкую пропагандистскую кампанию, убеждая, что не сегодня, так завтра сопро­тивление палестинцев будет сломлено и Западный Бей­рут падет.

Израильские органы психологической войны всячес­ки разжигали в Ливане межэтнические, религиозные, политические и общинные противоречия, используя в этих целях дифференцированный подход к объектам воздействия. Так, в Западном Бейруте и его южных окрестностях они спровоцировали вооруженные столк­новения между формированиями шиитской организации «Амаль» и ливанской армией. В Горном Ливане — меж­ду друзами и правыми христианами. В долине Бекаа, а затем и на севере Ливана — между различными палес­тинскими группировками и ливанским населением.

Одним из непосредственных объектов психологичес­ких операций Израиля в этой войне была сирийская ар­мия, занимавшая позиции в долине Бекаа. В этой связи заслуживает внимания листовка-обращение, адресован­ная генералу Мухаммеду Омару Хилялу — командиру 85-й сирийской бригады — от имени командующего Се­верным округом израильского генерала Амира Друра. Это обращение «командира к командиру», в котором давалась высокая оценка профессиональных и челове­ческих качеств генерала Хиляла. В листовке четко ха­рактеризовалась оперативная обстановка и соотношение сил, которое было явно в пользу израильтян. Перед ко­мандиром 85-й бригады ставился выбор: «бросить своих солдат в бой, или беспрепятственно покинуть город». Указывались порядок и маршруты оставления города, что делало задачу реальной.

Надо отметить, что израильские специалисты психо­логической войны неукоснительно соблюдали в листов­ках принцип подчеркнутого уважения к противнику. Например, листовка — обращение к генералу Хилялу заканчивалась фразой: «Я хотел бы заверить Вас, что не сомневаюсь в Вашем мужестве. Однако на Вас од­новременно возложена ответственность уберечь Ва­ших солдат от гибели и позаботиться об их будущем Это требует еще большего мужества».

В целом, израильтяне добились своих целей. В Юж­ном Ливане был создан «пояс безопасности», который контролировали израильские войска и вооруженные фор­мирования ливанских коллаборационистов. Вооруженные отряды ООП по условиям мирного соглашения были вынуждены полностью покинуть Ливан. Сирия так и не решилась на «большую войну» с Израилем.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 35 | 6,546 сек. | 8.67 МБ