Ядоносный аппарат и физико-химические свойства яда-1

Нативный яд — прозрачная негустая жидкость соломенно-желтого или зеленоватого цвета, без запаха и вкуса; реакция кислая (у яда кобры — нейтральная), относительная плотность ее 1,030—1,082; она тяжелее воды (опускается на дно), при смешивании с водой образуется прозрачный раствор, иногда этот раствор бывает слегка мутноват за счет слущенного эпителия выводного протока; растворим в солевых и буферных растворах. Засыхает медленно, образуя кристаллы; сухое вещество составляет 15—26,3% от выделенного количества. После высыхания от 60 мг яда гадюки остается 15—17 мг (М. И. Елисуйский, 1941); сухой остаток яда V. ammodytes составляет 4,34!% от выделенного количества. Количество сухого остатка зависит от условий содержания змей, их физиологического состояния в момент взятия яда и т. д. При истощении и обезвоживании выделяется меньшее количество яда, но он более концентрирован (Stanic, 1969). Высушивают яд эксикаторным методом при помощи поглотителей влаги (пятиокись фосфора, хлорид кальция), а также путем лиофилизации. Сухой яд, сохраненный в темной, герметически закрытой посуде, не утрачивает токсичности в течение 16—22 лет (С. И. Огнев, 1939), яд кобры — в течение 25 лет (Е. Н. Павловский и др., 1963), яд 5 видов гремучих змей —26—27 лет (Joel, 1960).
По мнению Tadokoro и соавт. (1964), токсичность яда зависит не от срока хранения,, а от способа его получения и хранения, и не изменяется в течение 50 лет. Так, ферментативная активность сухого яда Cr. durrIIcus terrificus, Den. polyleps, Den. augusticeps и N. melanoleuca, полученного путем лиофилизации и эксикаторным методом, составляет соответственно 45 и 60, 124 и 13, 68 и 26, 32 и 4 ед/мг. По данным Д. Н. Сахибов а с соавт. (1972), особой разницы ib изменении активности гиалуронидазы в ядах кобры, гюрзы, гадюки, эфы и щитомордника не наблюдалось.
Растворы яда быстро теряют активность. Независимо от степени разведения яд гюрзы теряет свертывающие свойства ежемесячно на 20—25% (3. С. Баркаган, И. Файзулов, 1956). При низкой температуре змеиный яд разрушается меньше, чем при высокой. Активность яда гюрзы уменьшается при температуре 70°С, а при температуре 90—95°С он полностью инактивируется. Яд гремучей змеи выдерживает кратковременное нагревание до 80°С, яд кобры сохраняет активность при нагревании до 120°С, активность яда V. palestinae при нагревании его до 63°С в течение 1 ч не изменяется, а при нагревании до 100°С исчезает (Vries, Gitter, 1957). Белковые фракции яда гладкого щитомордника при инкубации при температуре 100°С денатурируются на 2-й день (Plangol, Martin, 1957) и т. д.
В кристаллическом гемолизине яда Bun. fasciatus много щелочных аминокислот со значительным количеством серусодержащих компонентов. При рН 6,0 он более стабилен; при нагревании до 62°С в течение 1 ч раствор инактивируется на 50%. Наряду с потерей токсичности при нагревании яда до 100°С в течение 15—30 мин лецитиназная активность сохраняется на 86—69%! (Carey, Wright, 1962). При нагревании яда Tr. wagleri до 100°С в течение 10 мин инактивируется протеиназа, при нагревании в автоклаве до 125°С в течение 15 мин токсичность его не снижается (Minton, 1968). Нагревание яда в течение 5 мин при рН 5,5—6,0 лишает его протеолитической активности, однако лецитиназная активность сохраняется, а при рН 8,5—9,0 утрачивается активность как протеолитическая, так и лецитиназная (Marks, Oberer, 1962). Свертывающие свойства яда уменьшаются при нагревании его до 70°С и теряются при нагревании до 100°С, так же как и под влиянием ионов меди, железа и никеля (Grasset е. а., 1956), а антикоагулирующий фактор яда ряда змей семейства Elapidae интактивируется при нагревании его до 80—90°С в течение 10 мин. При инкубировании в течение 60 мин при температуре 37°С 1 мл 0,02% раствора яда Tr. gramineus, содержащего 10-3 моль ЭДТА или 25·10-3 моль цистеина, его токсичность, казеинолитическая и геморрагическая активность, а также токсичность одной из 5 у-фракций резко снижаются (Ouyang, Shiau, 1970). Эстераза яда кобры более активна при рН 9,0; Pb3+ и Hg2+ ингибируют ее действие, a GN активирует; нейротоксин термостабилен, а эстераза утрачивает активность при нагревании до 40°С (Master, 1965).

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 37 | 0,808 сек. | 8.76 МБ