Календарь

Август 2012
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июл   Сен »
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Книги катастроф

Закономерности психологического воздействия

Психологическое воздействие — это влияние на людей (на отдельных индивидов и на группы), осу­ществляемое с целью изменения идеологических и психологических структур их сознания и подсознания, трансформации эмоциональных состояний, стимулиро­вания определенных типов поведения.

Выделяют три этапа психологического воздействия: операциональный, когда осуществляется деятельность его субъекта; процессуальный, когда имеет место при­нятие (одобрение) или неприятие (неодобрение) данного воздействия его объектом; заключительный, когда про­являются ответные реакции как следствие перестройки психики объекта воздействия.

Перестройка психики под влиянием психологическо­го воздействия может быть различной как по широте, так и по временной устойчивости. По первому критерию различают парциальные изменения, т.е. изменения ка­кого-нибудь одного психологического качества (напри­мер, мнения человека о конкретном явлении), и более общие изменения психики, т.е. изменения ряда психоло­гических качеств индивида (или группы). По второму критерию изменения могут быть кратковременными и длительными.

Применение психологического воздействия в боевой обстановке имеет свои особенности:

—   допускаются не только гуманные, но и антигу­манные способы и приемы психологического воздейст­вия;

—   психологическое воздействие осуществляется в сочетании с применением средств вооруженной борьбы;

—   есть стремление достичь максимальной психоген­ной результативности воздействия.

Психологическое воздействие оказывается на конкрет­ные сферы психики отдельного человека, групп людей и общественного сознания в целом:

—   потребностно-мотивационную (знания, убеждения, ценностные ориентации, влечения, желания);

—   интеллектуально-познавательную (ощущения, вос­приятия, представления, воображение, память и мыш­ление);

—   эмоционально-волевую сферу (эмоции, чувства, настроения, волевые процессы);

—  коммуникативно-поведенческую (характер и осо­бенности общения, взаимодействия, взаимоотношений, межличностного восприятия).

Это означает, что психологическое воздействие толь­ко тогда дает наибольший реальный эффект, когда учи­тываются присущие этим конкретным сферам особенно­сти функционирования индивидуального, группового и общественного сознания.

Психологическое воздействие имеет свои закономер­ности:

—   если оно направлено в первую очередь на по-требностно-мотивационную сферу людей, то его резуль­таты сказываются в первую очередь на направленности и силе побуждений (влечений и желаний) людей;

—   когда под прицелом оказывается эмоциональная сфера психики, то это отражается на внутренних пере­живаниях, а также на межличностных отношениях;

—   сочетание воздействий на обе названные сферы позволяет влиять на волевую активность людей и таким образом управлять их поведением;

• — влияние на коммуникативно-поведенческую сфе­ру (специфику взаимоотношений и общения ) позволяет создавать социально-психологический комфорт и дис­комфорт, заставлять людей сотрудничать либо конфлик­товать с окружающими;

—  в результате психологического воздействия на интеллектуально-познавательную человека сферу изме­няются в нужную сторону его представления, характер восприятия вновь поступающей информации и, в итоге, его «картина мира».

Человеческая психика (т.е. объект психологического воздействия) — это система потребностно-мотивацион-ных, интеллектуально-познавательных, эмоционально-волевых и коммуникативно-поведенческих компонентов. Она может функционировать уравновешенно или же с перекосом в существующих взаимосвязях. Определяет­ся то и другое эффектом когнитивного диссонанса.

Когнитивный диссонанс — это такое явление, кото­рому свойственны следующие характеристики:

а)  между интеллектуально-познавательными и всеми остальными компонентами психики имеет место диссонанс, т.е. несогласованность, противоречивость;

б)  существование диссонанса вызывает у человека стремление уменьшить его или хотя бы воспрепятствовать его дальнейшему увеличению;

в)   проявление данного стремления выглядит как: а) недоверчивое отношение к новой информации, или б) изменение поведения в соответствии с новой информацией, или в) переосмысление прежней информации в новом ракурсе.

В соответствии со сказанным для того, чтобы ока­зать психологическое воздействие, необходимо сначала спровоцировать сбои и перекосы в функционировании отдельных компонентов психики объекта воздействия. Динамическое равновесие между ними нарушится и он начнет переживать состояние когнитивного диссонанса. После этого можно побудить его к восстановлению ду­шевного равновесия за счет изменения своих прежних, привычных для него взглядов, убеждений и отношений, а затем и стереотипов поведения.

Наиболее наглядно это видно на примере психологи­ческого побуждения к сдаче в плен и в работе с военно­пленными.

Практически каждый военнослужащий отдает себе отчет в том, что сдача в плен, к которой его призывает противник, является весьма негативным поступком. Но в ходе боевых действий он нередко видит, что плен (или, как вариант, дезертирство) — единственный способ со­хранить свою жизнь. Перед ним встает тогда альтерна­тива: потерять уважение фронтовых товарищей, друзей и родных людей или лишиться жизни. Начинается мучи­тельный поиск решения (т.е. переживание когнитивного диссонанса). Человеку необходимо выбрать один из этих двух вариантов, внутренне принять либо возможность гибели, либо бегство от нее. Нередко это бывает выбор в пользу сдачи в плен.

В плену осуществляется работа по дальнейшей транс­формации мировоззрения пленных. Специалисты в об­ласти психологического воздействия стремятся заменить имеющиеся у них ценностные ориентации (например, буржуазно-демократические) на другие (например, со­циалистические, как это было в ходе работы с пленными в период Великой Отечественной войны, в Корее и во Вьетнаме). Знакомство с новыми взглядами, идеями, нор­мами поведения, требующими отказа от устоявшихся убеждений, опять приводит к возникновению когнитив­ного диссонанса. В чью пользу будет принято решение в этом случае, зависит от целого ряда факторов (возраста пленного, степени его интеллектуального развития, уров­ня образования, качества проводимой с ним работы и др.).

* * *

Результативность психологического воздействия за­висит также от особенностей механизмов трансформа­ции убеждений, стереотипов и установок людей.

Механизм трансформации убеждений. Убежде­ния— это осмысленные, устойчивые мотивы деятель­ности людей, имеющие обычно идеологическую основу и проявляющиеся в их действиях, поступках и поведе­нии. Например, в любой армии обычно культивируют так называемых «вечные солдатские доблести» — му­жество, стойкость, доверие и подчинение командирам, гордость за свой род войск и за свою часть, войсковое товарищество, уверенность в своих силах и т. д., якобы лишенные политической направленности. Это приносит свои плоды. Зачастую высокие результаты в боевой под­готовке, готовность к решительным действиям в экстре­мальных ситуациях (особенно во время учений) у мно­гих военнослужащих базируются в основном на внутрен­нем принятии «вечных доблестей», а также на чувстве долга, гордости за свое оружие, личном тщеславии и стремлении проявить свои возможности.

Однако реальная угроза жизни в боевой обстановке, другие опасности современной войны заставляют солда­та заботиться также и о своем выживании. При этом, в соответствии с закономерностями когнитивного диссо­нанса, сложившиеся убеждения подвергаются колебани­ям. Поэтому целенаправленное психологическое воздей­ствие извне способствует их ослаблению, нейтрализации или замене на противоположные.

Использование средств психологической войны дает наилучшие результаты тогда, когда они применяются в благоприятной обстановке. Один из самых эффективных способов создания такой обстановки заключается в том, чтобы логически подвести вражеских солдат к мысли о капитуляции. Например, сообщения о фактах массовой сдачи в плен, описание хороших условий жизни в плену и обещание возможности вернуться домой после окон­чания войны, как показывает практика психологической войны, способствует склонению личного состава войск противника к сдаче в плен.

Механизм трансформации стереотипов. Стерео­типы представляют собой распространенные в опреде­ленных социальных и этнических группах схематизи­рованные представления о фактах действительности, обусловливающие весьма упрощенные (как правило — неадекватные реальности) оценки и суждения предста­вителями этих групп. Они формируются в результате неоднократного смыслового и эмоционального ак­центирования сознания людей на тех или иных явлениях и событиях, многократного их восприятия и запечатле-ния в памяти.

Стереотипы чаще всего отражают не существенные (глубинные), а внешние, наиболее заметные, наиболее яркие черты явления или события. Любая оценка послед­них, соответствующая стереотипу, обычно принимается без доказательств и считается самой правильной, тогда как всякая другая подвергается сомнению. Важно отме­тить, что стереотипы возникают в индивидуальном, групповом и общественном сознании в результате воз­действия не только окружающей действительности, но и вследствие восприятия опыта, мнений, суждений дру­гих людей.

Именно поэтому стереотипы могут становиться объ­ектом психологического воздействия. Их трансформация является одновременно и предпосылкой эффективности такого воздействия, и условием, соблюдение которого позволяет в итоге изменить поведение людей. Так, госу­дарство формирует стереотип положительного отноше­ния народа к политическому руководству своей страны. Цель же органов психологической войны противника состоит в дискредитации этого руководства и разруше­нии стереотипа положительного отношения граждан к нему.

Например США в период своей интервенции в Па­наму (декабрь 1989 — январь 1990), наглядно показали как надо это делать. Для дискредитации президента Па­намы генерала М. Норьеги в глазах панамцев и мировой общественности против него судом штата Флориды были выдвинуто 13 обвинений, в том числе в торговле нарко­тиками и рэкете. Американские средства массовой ин­формации постоянно подчеркивали личную ответствен­ность Норьеги за отмену результатов демократических выборов и жестокую расправу над группой офицеров национальной гвардии Панамы, пытавшихся совершить государственный переворот. Широко комментировались его диктаторские замашки, в частности объявление себя «пожизненным президентом». Большинство мировых га­зет обошла фотография кабинета М. Норьеги, стены ко­торого украшал портрет Гитлера в фашистской унифор­ме с надписью на немецком языке «Один вождь — еди­ная нация». В прессе постоянно сообщалось об увлечении Норьеги порнографическими журналами и видеофиль­мами, об употреблении им наркотиков. Внимание людей обращалось и на то, что в резиденции диктатора при­сутствуют различные ритуальные предметы, свидетель­ствующие о том, что он серьезно относится к колдовст­ву и оккультизму.

В результате в глазах американцев, и не только их, Норьега стал выглядеть дельцом наркобизнеса, узурпи­ровавшим президентскую власть, безжалостно расправ­ляющимся с оппозицией, травящим американский народ наркотиками колумбийской наркомафии, и притом пси­хически не вполне нормальным человеком. Весь этот пропагандистский заряд послужил достаточным при­крытием для ввода американских войск и их дальнейших действий по свержению диктатора. Свое решение о на­правлении войск в Панаму президент США Дж. Буш принимал в условиях уже сформировавшегося нового стереотипа отношения американцев к Норьеге, запро­граммированного на необходимость вооруженной акции.

Советской специальной пропаганде, как свидетель­ствуют иностранные источники, во время войны в Аф­ганистане также удалось провести ряд успешных ме­роприятий, направленных на изменение стереотипов восприятия населением и моджахедами конкретных по­левых командиров. Цель одного из них состояла в под­рыве авторитета полевого командира Ходжи Рустама. Вот как это делалось. Сначала распустили слухи о том, что он якобы сотрудничает с министерством государствен­ной безопасности, вследствие чего его отряд терпит не­удачу за неудачей. Но руководство оппозиции все еще доверяло Рустаму и с целью проверки перебросило его на другой участок. Тогда в новой зоне его боевых дей­ствий была распространена листовка следующего содер­жания:

«Братья моджахеды и борцы за веру! Среди нас есть такие, кто якобы ведет святую войну за веру, на са­мом же деле выражает по отношению к исламу свою неприязнь и лицемерие. Ходжа Рустам из этого числа. В течение 7 лет он настраивал друг против друга бра­тьев-мусульман в долине ущелья Ниджраб, что обыч­но приводило к гибели многих из них. Знайте, этот не боящийся Аллаха деспот, якобы от имени народа ве­дущий священную войну, недавно был отстранен от руководства Главным управлением исламской партии. И вот злой и проклятый интриган прибыл теперь уже в Кухистан, чтобы сеять смерть и убивать народ, чтобы и здесь опорочить звание моджахеддина…»

Эта листовка вызвала определенный результат. Сте­реотип восприятия Ходжи Рустама на новом месте ока­зался совсем иным, вследствие чего ему пришлось сдать командование.

Механизм трансформации установок. Установка — это состояние внутренней готовности (настроенности) людей на специфическое для них проявление чувств, интеллектуально-познавательной и волевой активности, динамики и характера общения, предметно-практичес­кой деятельности и т.д., соответствующее имеющимся у них потребностям.

Возникновение установки обычно предшествует осо­знанию людьми определенной потребности и тех усло­вий, в которых эта потребность может быть удовлетво­рена. Целенаправленное психологическое воздействие создает такую ситуацию, в которой наличная потребность удовлетворяется предоставлением людям конкретной информации, преподнесенной определенным образом. Благодаря ей установка формируется, закрепляется, за­меняется или изменяется в сознании людей.

Существуют закономерности формирования и про­явления установок, среди которых для психологичес­кой войны наиболее важны следующие:

—   если психологическое воздействие имеет целью формирование новых убеждений, взглядов, ценностных ориентации, а человек в это время элементарно голода­ет, не устроен, не имеет крыши над головой, болен и т.п., то такое воздействие не приведет к их изменению в желаемом направлении;

—   независимо от мастерства подачи и особенностей содержания психологического воздействия, оно не бу­дет эффективным, если не соответствует внутренним потребностям человека.

Добиться долговременного устойчивого изменения поведения людей в результате психологической войны можно только в той мере, в какой удастся поколебать систему уже имеющихся у них установок. Затем на этой основе можно сформировать новые установки.

Процесс изменения установок тоже подчиняется определенным закономерностям:

1)   Человеку необходимо объяснить общую направ­ленность процесса изменения его установок;

2)   Трансформация установок успешно проходит тог­да, когда психологическое воздействие, осуществляемое в этих целях, соответствует потребностям и мотивам человека;

3)   Изменение установок более вероятно, если содер­жание воспринятой в ходе психологического воздейст­вия информации соответствует сложившимся нормам группового и индивидуального поведения людей, а ис­точник информации вызывает доверие и является доста­точно компетентным.

4)   Изменение установок оказывается более устойчи­вым, если окружающая человека действительность под­тверждает содержание воспринятой в ходе психологиче­ского воздействия информации.

5) Трансформация установок тем эффективнее, чем активнее используются различные способы психологи­ческого воздействия.

Психологическое воздействие позволяет частично или полностью изменять (ослаблять, усиливать) ра­нее усвоенные установки и формировать новые.

Возможны малые изменения установок, под которы­ми понимается частичная трансформация какого-либо их компонента: интеллектуально-познавательного (инфор­мационного), эмоционально-оценочного или коммуника­тивно-поведенческого. Вот пример того, как это дости­гается.

Во время битвы за Сталинград в составе немецкой группировки находились румынские и итальянские час­ти, личный состав которых проявлял в целом положи­тельное отношение к немцам. В то же время наблюда­лись отдельные случаи столкновений между румынскими, немецкими и итальянскими солдатами. Органы специаль­ной пропаганды Красной Армии провели мероприятия с целью усиления неприязни солдат румынских и италь­янских войск к гитлеровцам. 21 ноября 1942 года опера­тивной группе разведки Донского фронта из показаний пленных стало известно, что между румынскими и не­мецкими солдатами в 4-м армейском корпусе произош­ло столкновение, в результате чего были убиты три ру­мынских солдата и тяжело ранен немецкий лейтенант. В тот же день группа захватила приказ за подписью не­мецкого полковника В. Нейдорфа, в котором указыва­лось на плохую дисциплину в 47-м итальянском полку. Уже 22 ноября оба этих факта были приведены в лис­товках, специально подготовленных для румынских и итальянских солдат. Вскоре удалось выяснить, что листовка способствовала усилению неприязни солдат ру­мынской и итальянской армии к гитлеровцам. Таким об­разом, хотя информационный компонент установки на положительное отношение к немцам остался прежним, ее эмоционально-оценочный и коммуникативно-поведен­ческий компоненты изменились: появилось чувство не­доверия по отношению к немцам, недовольство их отно­шениями с союзниками, в результате чего готовность румын и итальянцев сражаться бок о бок с ними снизи­лась.

Кардинальное изменение ранее сложившихся уста­новок с помощью психологического воздействия дости­гается достаточно редко. Дело в том, что установка фор­мируется в течении долгого времени, связана с системой ценностей человека, носит устойчивый характер. Для того, чтобы трансформировать установки, необходимо:

—   осуществлять непрерывное психологическое воз­действие продолжительное время;

—   неоднократно использовать разные аргументы, подкрепленные реальными фактами;

—   систематически усиливать убедительность аргу­ментации.

Примером эффективного воздействия с целью изме­нения ранее усвоенных установок, является работа сре­ди более чем 350 тысяч солдат и офицеров японской Квантунской армии, взятых в плен советскими войсками в конце Второй мировой войны. В целом контингент япон­ских военнопленных, несмотря на различия в их преж­нем социальном положении, возрасте, сроках службы, воинских званиях представлял собой единую по своим на­строениям массу. Но в результате проведения в течении продолжительного времени большого количества меро­приятий — выпуска газеты для военнопленных «Нихон симбун» («Японская газета»), изоляции наиболее реак­ционной части военнопленных (в основном командного состава), выдвижения представителей демократическо­го актива на руководящие должности, создания курсов демократического актива — удалось добиться идеологи­ческого переубеждения многих японских военнопленных. Корреспондент «Ассошиэйтед пресс» в 1949 году сооб­щил из Токио:

«Японские военнопленные, прибывшие из Сибири, яв­ляются твердыми коммунистами и составляют пред­мет беспокойства для японского правительства».

В период войны в Корее (1950—1953 гг.) корейцы тоже проводили эффективную работу с военнопленны­ми. Политическое и военное руководство США было обеспокоено тем, что многие из 7 тысяч американских солдат, попавших в плен, поддались влиянию пропаган­ды противника. По данным зарубежной печати «каждый третий американский пленный в Корее был виновен в сотрудничестве с врагом, а 23 человека вообще отказа­лись возвращаться на родину».

* * *

Психологическое воздействие на войне осуществля­ется прежде всего ради инициирования определенных реакций и действий, конкретного поведения (действия или бездействия) объекта. Вот характерный пример. В ходе одной из боевых операций израильских войск, получив­шей название «Дин вехешбон» («Плата по счету»), жи­телей южно-ливанских населенных пунктов заранее оповещали о предстоящих бомбардировках. Им также ре­комендовали срочно эвакуироваться. Все это делалось для того, чтобы вызвать массовый отток населения во внутренние районы страны и таким образом заблокиро­вать инфраструктуру региона, спровоцировать граждан­ские беспорядки. А в конечном счете, дестабилизировать обстановку в Ливане, склонить руководство страны к переговорам. Поставленная цель в конце-концов была достигнута.

Вы должны войти, чтобы комментировать.