Отто Скорцени — агент Моссада

Отто Скорцени - агент Моссада

Наверное, не очень комфортно ставить тему сорокалетней давности в рубрику "Злость денька". Но на прошлой неделе эта информация проникла в "Маарив", и сразу Йосеф Дан сделал эту "новость" темой радиопередачи. Почему и мы…

Идет речь о работе самого известного из эсэсовцев, главы "спецназа" СС, оберштурмбанфюрера Отто Скорцени на координатора деятельности израильских разведслужб Меира Амита в 1960-х годах прошедшего века.

Поначалу Амит возглавлял не Мосад, а АМАН — ведомство военной разведки (аналог русского ГРУ). Тогда у него появились проф разногласия с тогдашним шефом Мосада (политической разведки), знаменитым Исером Харелем.


Отто Скорцени

Харель практически сделал Мосад. Он достигнул фуррора в серии сверкающих операций, самой известной из которых стала поимка Эйхмана. Но с возрастом проявился, вроде бы деликатней выразиться, "недочет любителя" в его работе. Харель предпочитал производить силовые операции, а не заниматься тщательным анализом добытых разведданных. Амит, представитель последнего поколения израильских разведчиков, увлекался, напротив, осмыслением и сведением воедино стекавшейся к нему инфы. По его воззрению, политическая агентура Мосада использовалась Харелем неразумно (по принципу "сила есть – мозга не нужно").

Этот конфликт обострился в тот момент, когда президент Египта Насер решил создавать свой военно-промышленный комплекс. Для реализации этого плана он пригласил из Германии профессионалов высочайшего класса, разрабатывавших еще для Гитлера новые системы орудия. В конце концов, схожей практикой воспользовались некогда США и СССР – чем Египет ужаснее их?

Германские спецы конструировали для Египта новые типы ракет и огромное количество других вооружений. Безопасностью группы ведал прошлый офицер СС, рассекреченный сегодня по псевдониму Валентин.

Харель попробовал решить делему в собственном стиле — запугать германцев. Кого-либо уничтожили (взрывались отправленные им письма), кто-то загадочно пропал. Но эта стратегия вызвала недовольство в израильском правительстве. Харель интуитивно не доверял германцам и считал, что за спиной германских инженеров в Египте скрываются правительственные инстанции Бонна, что все происходящее в Каире – продолжение все той же каверзной германской антисемитской политики. Но премьер-министр Бен-Гурион избрал для страны принципно иную линию, направленную на примирение с властями новейшей Германии. Естественно, убийство и запугивание германцев в Египте не облагораживало отношений Израиля с этой государством.

Премьер был недоволен разведкой. Тем более, что стратегия Хареля видимых результатов не принесла: разработка египетских ракет, может быть, замедлилась, но никак не закончилась.

Бен-Гурион произвел "кадровую революцию" в Мосаде: он сдвинул Хареля, а преемник Бен-Гуриона на посту премьер-министра Леви Эшколь поставил во главе Мосада Меира Амита.

Амит стал находить другие подходы к тайнам египетской программки. А именно, он направил внимание на такую информацию: некоторый еврей, промышленник из Германии, связан деловыми контактами с компанией, принадлежавшей испанской супруге "величавого эсэсовца" Отто Скорцени.

Тут, видимо, пришло время кратко поведать о жизни Скорцени после войны. Прославился он в большей степени в 1944-45 годах фантастически дерзкими операциями в тылу противника. К примеру, похищением в Италии из плена Бенито Муссолини либо рейдами собственных переодетых в англо-американскую форму диверсантов в тылы союзных армий в период Арденнского пришествия вермахта. Его бойцы, пойманные патрулями противника, одномоментн

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 36 | 0,946 сек. | 8.6 МБ