Книги катастроф

Катастрофические наводнения начала XXI века

Когда сотрясается земля

Цунами

Землетрясения, цунами, катастрофы

Система борьбы с терроризмом в США

Система борьбы с терроризмом в США
Ответственные структуры:

В Совете государственной безопасности (National Security Council) :
Заместитель советника по государственной безопасности, отвечающий за борьбу с терроризмом (National Director / Deputy National Security Advisor for Combating Terrorism)
Комитет по антитеррору и государственной готовности (Principals Committee on Counter-terrorism and National Preparedness)
Государственный координатор по безопасности, защите инфраструктуры и контртерроризму   (National Coordinator for Security, Infrastructure Protection and Counter-Terrorism)
Совет внутренней безопасности (Homeland Security Council)
Государственный контртеррористический центр (National Counterterrorism Center)
Центр по отслеживанию террористической активности (Terrorist Screening Center ( TSC))
Министерство внутренней безопасности ( Department of Homeland Security)
В Центральном разведывательном управлении (Central Intelligence Agency) — Противотеррористический центр ( Counterterrorist Center (CTC))
В Федеральном бюро расследований (Federal Bureau of Investigation) — Управление по борьбе с терроризмом ( Counterterrorism Division ( CTD))
В армейских структурах:

Объединенные группы междуведомственной координации борьбы с терроризмом ( Joint Interagency Coordination Groups ( JIACGs))
Снутри Сенткома ( U.S. Central Command (CENTCOM), — Объединенная междуведомственная оперативная группа (Joint Interagency Task Force (JIATF))
Координация

С начала 70-х годов каждой очередной американской администрации приходилось сталкиваться с неувязкой координации усилий федеральных структур в борьбе с терроризмом. И каждое правительство решало вопрос по-своему.

Эру интернационального терроризма открыло политическое убийство израильских спортсменов на Мюнхенской олимпиаде в 1972 году. Вот тогда власти сообразили, что переговоры с террористами, сотрудничество спецслужб и усилия с позиций интернационального права являются взаимосвязанными элементами противотеррористической стратегии и требуют координации действий меж Муниципальным департаментом, Министерством юстиции, Министерством обороны и ЦРУ.

Сама же контртеррористическая стратегия стала обретать первоначальную форму и содержание во времена президентов Никсона и Форда, когда вопросы координации перебежали к правительственному комитету под председательством секретаря Госдепартамента. В рамках этого комитета начала свою деятельность рабочая группа, занимавшаяся, приемущественно, неуввязками безопасности на воздушном транспорте и реформирования визового режима.

На международном уровне координация борьбы с терроризмом стала осуществляться через сделанную в 1971 году Компанию стран Америки (борьба с терроризмом, направленным против дипломатов) и в рамках Интерпола (сотрудничество правоохранительных органов). Все же, в то время терроризм не достигнул уровня критичной опасности, потому неувязкой координации противотеррористической борьбы на правительственном уровне практически не занимались.

Коренные конфигурации в этом вопросе произошли при администрации Картера. Комитет правительства по борьбе с терроризмом был упразднен, а за координацию "противотеррористических усилий" как за рубежом, так и снутри страны стали отвечать Совет государственной безопасности, Госдепартамент и ФБР соответственно.

В первый раз же своим основным муниципальным ценностью именовал борьбу с терроризмом президент Рейган. По воззрению Белоснежного дома, террористы, спонсируемые Русским Союзом и его сателлитами, "развязали реальную войну не только лишь против Соединенных Штатов, да и против всего цивилизованного мира". Для противодействия этой опасности США нужно "привлечь все свои дипломатичные, экономические, правовые, военные, разведывательные (включая спецоперации) и информационные ресурсы и способности". А для заслуги наибольшего эффекта требуется неизменная и вдумчивая координация усилий всех муниципальных структур. С этой целью был сотворен особый междуведомственный комитет, занимавшийся организацией обмена информацией, выработкой новых подходов к дилемме и подготовкой материалов для СНБ.

Эта структура сохранилась и в администрации Буша-старшего, но стала малозначимой, потому что завершилась прохладная война и угроза терроризма растеряла свою остроту и приоритетность. Междуведомственная координация стала осуществляться, приемущественно, через аппарат Координатора по контртерроризму в Госдепартаменте. (Такая практика сохранялась до середины 90-х годов).

В 1995 году президент Клинтон вновь передал главные возможности по координации контртеррористических усилий Совету государственной безопасности. Была сформирована так именуемая "Координационная группа помощников", превратившаяся позже в "Группу обеспечения безопасности от террористических угроз" (Counterterrorism Security Group). В нее вошли представители Госдепартамента, аппарата министра обороны, Генштаба, Министерства юстиции, ФБР и ЦРУ на уровне заместителя либо ассистента первого лица.

Снутри СНБ с течением времени "выкристаллизовалось" отдельное управление, отвечающее за координацию противотеррористических усилий, защиту критически принципиальной инфраструктуры и борьбу с наркотрафиком. Глава этого управления, получивший статус "Государственного координатора по антитеррору, безопасности и защите инфраструктуры" (National Coordinator for Security, Infrastructure Protection and Counter-Terrorism) получил право рассредотачивания экономных ассигнований на контртеррористическую деятельность.

Заняв Белоснежный дом, президент Буш-младший произвел реорганизацию "Группы обеспечения безопасности от террористических угроз" в "Комитет по антитеррору и государственной готовности" в cоставе Совета государственной безопасностиъ.

Реформы после терактов 11 сентября

Катастрофа 11 сентября принудила Белоснежный дом сделать "Совет по внутренней безопасности" (Homeland Security Council (HSC)), новый орган, призванный "рекомендовать и помогать президенту в выработке стратегии внутренней безопасности" и "стать инвентарем координации усилий всех структур исполнительной власти, вырабатывающих и реализующих политику безопасности снутри страны". В администрации появилась новенькая должность — ассистент президента по внутренней безопасности. В то же время NSC продолжает отвечать за координацию усилий по борьбе с терроризмом за рубежом. В его аппарате была сотворена должность заместителя советника по государственной безопасности, отвечающего за борьбу с терроризмом ( National Director / Deputy National Security Advisor for Combating Terrorism). Он находится в неизменном контакте с ассистентом пре6зидента по государственной и внутренней безопасности. В итоге все внутренние и наружные усилия по борьбе с терроризмом координируются надлежащими комитетами в структурах NSC и HSC.

После того как новые координирующие структуры заняли свое место в системе исполнительной власти, было сотворено Министерство внутренней безопасности ( Department of Homeland Security — DHS), призванное "соединить под одной крышей" огромную часть агентств и управлений, отвечающих за внутреннюю безопасность (включая ведомство по охране границ и транспорта, департамент по ЧС и государственной готовности и агентство по защите критически принципиальной инфраструктуры). Главной задачей нового министерства является предупреждение и предотвращение "террористических атак" снутри США, понижение уязвимости страны для террористов, минимизация вреда и помощь в ликвидации последствий терактов, совершенных на местности США. В то же время за расследование террористических деяний как и раньше отвечают правоохранительные органы соответственных уровней (федерального, штата, городского).

Для координации действий армейских структуру в штабах разных уровней были сделаны так именуемые "Объединенные группы междуведомственной координации борьбы с терроризмом", не считая Центкома (CENTCOM), где соответственное подразделение именуется "Объединенная междуведомственная оперативная группа". Миссией всех этих "групп" является действенная междуведомственная координация действий и обмен информацией меж штатскими и военными структурами в собственной "зоне ответственности".

Не считая того, в 2003 году был сотворен "Центр по противодействию террористическим угрозам" ( Terrorist Threat Integration Center — TTIC), отвечающий за интеграцию и анализ всей инфы по терроризму как снутри страны, так и за рубежом. В него вошли представители министерства внутренней безопасности, управления по антитеррору ФБР, центра по борьбе с терроризмом ЦРУ и Министерства обороны. Было определено, что директор Центра (на эту должность был назначен Джон Бреннан) подчиняется директору ЦРУ, сам центр расположился в штаб-квартире ЦРУ.

В апреле 2003 г. центр опубликовал очень оптимистичный отчет Patterns of Global Terrorism, судя по которому, провозглашенная президентом Бушем война с террором принесла свои плоды, и количество терактов по всему миру свалилось до рекордно низкого с 1982 года уровня — около 190 терактов, в каких погибло всего 307 человек.  Спустя более года после публикации отчета тогдашний госсекретарь Колин Пауэл заявил, что, может быть, в документ "влезла техно ошибка". Позже выяснилось, что составители отчета по каким-то не поддающимся объяснению причинам не учли в общей трудности 31 теракт, в том числе неделю взрывы в Стамбуле и Эр-Рияде, не считая того, число погибших в терактах, по сути, достигало не 307, а 625 человек — наивысший показатель с 1969 года. Джон Бреннан, управляющий TTIC, признал "некорректность" и взял всю ответственность на себя, но заявил, что "все, кто считает, что данные были специально подтасованы, серьезно ошибаются".

В сентябре 2003 года был сотворен очередной координационный центр — Центр отслеживания террористической активности ( Terrorist Screening Center ( TSC)). Его создание анонсировали генеральный прокурор, министр внутренней безопасности, госсекретарь, директор ФБР и директор ЦРУ. Центр был должен соединить все имеющиеся списки разыскиваемых террористов в единую базу данных. TSC заходит в структуру ФБР. В июне 2005 года Центр был подвергнут резкой критике за нехорошее управление компьютерными системами. А именно, выяснилось, что до августа 2004 года в нем не было головного менеджера по инфы, тогда как конкретно в этот период были приняты важные решения, определившие работу компьютерных систем центра.

В августе 2004 года президент Буш в ответ на советы Комиссии 9/11 подписал распоряжение, согласно которому должен быть сотворен Государственный контртеррористический центр — National Counterterrorism Center (NCTC), подчиненный сейчас Управлению Директора государственной разведки . 6 декабря 2004 года Центр был сотворен, и просто поменял собой TTIC, директор которого Джон Бреннан стал 1-ый управляющим NCTC.  10 июня 2005 года президент Буш посетил NCTC, и объявил о предназначении новым директором центра вице-адмирала Джона Редда (John Redd) по советы Джона Негропонте.

ЦРУ: Реформы при Буше
В итоге деятельности комиссии 9/11 в ЦРУ начались самые масштабные перемены со денька его основания. В июле 2004 года была сотворена новенькая структура, координирующая деятельность ЦРУ и других разведок — Управление Директора государственной разведки (на должность директора был назначен Джон Негропонте). В августе 2004 года был назначен новый директор ЦРУ — Портер Госс, который начал реформы ведомства (см. Реформы Портера Госса: ЦРУ меняет технику на агентов).

К лету 2005 года сформировалась новенькая стратегия ЦРУ в борьбе с терроризмом: контроль над операциями ФБР и Пентагона, внедрение личных авиакомпаний, кутузки за пределами США, право на ликвидацию, новые правила вербовки.

В октябре 2005 года была принята Стратегия государственной разведки США, согласно которой на ЦРУ были возложены дополнительные задачки, в том числе поддержка демократических перемен в других странах. Сразу было реформировано самое принципиальное подраздение ЦРУ — Оперативный директорат, отвечающий за агентурную разведку. На его базе была образована Государственная Скрытая Служба (NCS).

ЦРУ: Реформы при Обаме
В конце февраля 2009 года Комитет по разведке Сената США заявил, что начинает расследование программки задержания и допросов подозреваемых в терроризме, которая применялась ЦРУ при президенте Буше. Цель расследования — вскрыть новые факты, касающиеся внедрения этой программки, включая условия содержания заключенных в потаенных кутузках ЦРУ и способы допроса, которые применялись, чтоб получить информацию от подозреваемых в причастности к деятельности «Аль-Каиды». Подробности: Что Обама приготовил для ЦРУ.

14 марта 2009 года Администрация Обамы пересмотрела юридический статус предполагаемых террористов, содержащихся, а именно, в кутузке Гуантанамо. Согласно решению управления США, сейчас в отношении заключенных не будет применяться термин "неприятельский комбатант", обширно использовавшийся в период пребывания у власти Джорджа Буша. Сейчас, в согласовании с решением Обамы, при помещении предполагаемого террориста в кутузку будут соблюдаться нормы, установленные интернациональным военным правом. Не считая того, говорится в предписании, в кутузку Гуантанамо попадут только те, кто оказывал "существенную" поддержку террористическим движениям "Аль-Каеда" и "Талибан". Ранее в спецтюрьму на базе Гуантанамо мог быть ориентирован хоть какой человек, подозревающийся в связях с терроризмом.

10 апреля 2009 года Директор ЦРУ Леон Панетта заявил, что США закончили воспользоваться сетью скрытых тюрем, расположенных в других странах. Оставшиеся объекты, где ранее содержали подозреваемых в терроризме, будут выведены из эксплуатации. Подробности: Пленные в войне с террором / после Гуантанамо.

1 апреля 2009 был размещен отчет, критикующий работу Управления Директора Государственной разведки (Office of the Director of National Intelligence — ODNI) за бюрократизм, неискусное финансовое управление и невозможность положить конец дрязгам снутри разведсообщества США. Подробности: Правитель разведки не выполнил задание.
После найденных в деятельности американских разведслужб злоупотреблений и нарушений, в 1970 году Конгресс принял законодательный Акт (FISA), в согласовании с которым был учрежден особый Трибунал, занимающийся вопросами наружной разведки и дающий разрешение на проведение внегласных обысков и установку прослушивающих устройств "в интересах государственной безопасности США". В период прохладной войны этот законодательный Акт (FISA) работал в главном против людей, которые были бы замешаны в шпионаже в пользу зарубежных стран и, в силу достаточно ограниченной сферы внедрения, не завлекал к для себя огромного публичного внимания. В критериях "войны с терроризмом", сфера внедрения и мандат FISA значительно расширились, в том числе благодаря принятию Патриотического акта (ноябрь 2001 года).

Обычно запросы на проведение внегласных обысков и установку подслушивающих устройств поступают от агентов ФБ к собственному управлению. Потом они рассматриваются совместной комиссией, куда входят представители ФБР и Министерства   юстиции, а в ряде всевозможных случаев, связанных со шпионажем и терроризмом, и бюрократами из ЦРУ и NSC.

Сбор развединформации за пределами США

В июне 2004 года США, Англия и Австралия объявили о разработке глобальной противотеррористической сети. Задачка сети — предотвращать акции "Аль-Каиды" и союзных ей группировок на всей местности земного шара. Сначало предполагалась, что сеть будет включать три центра — южноамериканский Terrorist Threat Integration Center (в декабре 2004 года его поменял Государственный контртеррористический центр — National Counterterrorism Center (NCTC), английский The Joint Terrorism Analysis Centre (сотворен в июне 2003-го) и австралийский National Threat Assessment Centre (сотворен в октябре 2003 г.).

Но скоро сеть была расширена за счет новозеландского и канадского частей: в октябре 2004 года в Канаде был сотворен The Integrated Threat Assessment Centre (ITAC) , а в декабре 2004 года в Новейшей Зеландии появилась The Combined Threat Assessment Group (CTAG) . Таким макаром, была сотворена структура, которая на сто процентов повторяла систему глобального радиоперехвата ECHELON. Напомним, что во время 2-ой мировой войны было налажено тесное сотрудничество меж разведками 5 англосаксонских государств — США, Англии, Новейшей Зеландии, Австралии и Канады.

18 ноября 2005 года Washington Post опубликовала материал Даны Прист о том, что ЦРУ располагает отдельной сетью объединенных разведывательных центров в 2-ух дюжинах государств, в каких сотрудники спецслужб США и других стран вкупе работают над поиском подозреваемых в терроризме. Газета утверждает, что эти центры находятся в Европе, на Ближнем Востоке и Азии. Официально эти центры именуются "Контртеррористические разведывательные центры" (Counterterrorist Intelligence Centers — CTICs). Газета обмолвилась, что центры CTIC  — это не скрытые кутузки ЦРУ, которые действуют в восьми странах . При всем этом газета утверждает, что центры CTIC являтся "частью фундаментального, продолжающегося конфигурации миссии ЦРУ, которое началось скоро после терактов 11 сентября 2001 года" и воодушевленного бывшим директором Джорджем Тенетом. Газета пишет, что на закрытых слушаниях в Конгресса представители ЦРУ заявили, что объединенные разведцентры стали наибольшим фуррором агентства в борьбе с терроризмом после 11 сентября.

Меж тем, в июле 2005 года появлялась информация об одном из таких центров, расположенном в Париже. Тогда та же газета утверждала, что во французской столице с 2002 года действует скрытый разведцентр под кодовым заглавием "База Союз" (Alliance Base), учрежденный вместе ЦРУ и его французским аналогом — Генеральным директоратом наружной безопасности (DGSE). Центр возглавляет генерал французских спецслужб, но его деятельность финансируется, приемущественно, контртеррористическим отделом ЦРУ. База представляет собой уникальный проект по сотрудничеству разведок, так как сотрудники центра не только лишь обмениваются информацией со своими сотрудниками, да и вместе планируют потаенные операции. Не считая французов и янки, на "Базе Союз" также работают офицеры спецслужб из Англии, Германии, Канады и Австралии. Задачей этого проекта является отслеживание по всему миру передвижений подозреваемых в терроризме лиц, также разработка операций по их поимке.
Задачка улучшения системы информационного обмена была поставлена Конгрессом в части 1016 акта "О разведывательной реформе и предотвращении терроризма" (IRTPA) 2004 года. В августе 2004 президент выпустил Указ №13356, направленный на то, чтоб информация, связанная с терроризмом, была включена в информационный обмен меж федеральными агентствами (как на федеральном так и на местном уровене), также личным сектором. 15 апреля 2005 года президент провозгласил Джона Рассака программным диспетчером Системы информационного обмена. 2 июня президент обусловил, что управляющий программки заходит в состав Управления директора государственной разведки.

15 июня Рассак представил начальный отчет президенту и Конгрессу. В этом докладе были поставлены 5 главных задач в области информационного обмена, которые обусловят деятельность отдела на наиблежайшие два года. 25 октября президент подписал указ №13388 о разработке Совета по информационному обмену. 27 октября Директор государственной разведки Джон Негропонте разослал письма руководителям Департаментов и Агентств с просьбой навести собственных представителей в Совет. 18 августа 2005 Рассак направил информационные запросы промышленному сектору на создание Службы электрического обслуживания. От возможных разработчиков были получены 48 ответов, и сейчас они анализируются. Это дозволит сконструировать Техническое задание на проект. Институт оборонных исследовательских работ с июля 2005 по договору с отделом Рассака производит всесторонний обзор имеющегося информационного обмена. Отчет, который должен быть представлен в декабре 2005, будет служить главным отправным пт для реализации Системы.
В США зоны ответственности распределяются последующим образом — местная милиция отвечает за разрешение кризисов при местных преступных происшествиях (захват заложников при ограблении банков и т.п.). За разрешение террористических кризисов отвечает подразделение ФБР Hostage Rescue Team (FBI HRT), шеф HRT становится управляющим оперативного штаба. Таким макаром, федеральные власти всегда несут ответственность за террористические атаки.

Противотеррористическое законодательство

Сходу после 11 сентября, в конце октября 2001 года Конгресс с подачи Белоснежного Дома принял временные поправки к законодательству, получившие заглавие "Патриотический акт". Этот документ призван посодействовать правоохранительным органам отлично предупреждать теракты. Акт прирастил возможности ФБР и других спецслужб, которые получили право прослушивать телефонные переговоры, смотреть за электрической перепиской, добиваться у библиотек и книжных магазинов данные о заказанных либо приобретенных посетителями книжках. Вприбавок была введена ответственность за укрывательство террористов.

В начальном проекте акта были и поболее конструктивные нововведения. Предлагалось обязать учебные заведения предоставлять спецслужбам личные дела учащихся и разрешить задержание на неопределенный срок иноземцев по подозрению в связях с террористами. Но невзирая на то, что конгресс не поддержал эти идеи администрации Буша, "Патриотический акт" вызвал протесты общественности. Заступники либеральных свобод считали, что этот закон устанавливает в Америке режим "полицейского страны" и противоречит демократическим нормам. Но для спецслужб даже таковой урезанный закон — очень большая помеха. Так, чтоб избежать юридической волокиты и борьбы с адвокатами, пленных афганских талибов до сего времени содержат на экстерриториальной базе США в Гуантанамо, где южноамериканские законы не имеют силы.

15 декабря 2005 года Палата представителей Конгресса США большинством голосов одобрила продление сроков деяния "Патриотического акта" (его срок заканчивался в декабре 2005 года). В июле Палата представителей проголосовала за то, чтоб продлить действие 2-ух из 16 положений закона до 10 лет, а другие положения признать неизменными. Но в сентябре Сенат не одобрил это предложение и возвратил законопроект на доработку. Посреди ноября, как сообщалось, представители обоих палат Конгресса достигнули согласия в вопросе о пересмотре и продлении сроков деяния "Патриотического акта". А именно, законодатели условились продлить спорные статьи не на 10, а на 7 лет. Не считая того, конгрессмены решили не предоставлять спецслужбам право использовать в качестве улик документы, изъятые у подозреваемых без соответствующего одобрения суда. Из законопроекта также были исключены предложенные Палатой представителей статьи, расширяющие возможности суда в вынесении смертного приговора террористам.

В августе 2007 года Президент Буш поставил свою подпись под принятым в воскресенье законом, который существенно расширяет права страны на прослушивание интернациональных телефонных переговоров и просмотр электрических писем американских людей без санкции суда. При всем этом неприметные на 1-ый взор конфигурации в юридических формулировках принципно меняют правовые ограничения способностей страны по слежке за миллионами телефонных звонков и сообщений по электрической почте – как исходящими с местности США, так и "входящими".

Закон в первый раз делает юридическую базу для значимой части мероприятий по слежке без санкций суда, которые всекрете осуществлялись Министерством государственной безопасности (МНБ) вне рамок Закона о слежке за иноземцами от 1978 года (этот закон, как подразумевается, должен регулировать права страны на прослушивание личных дискуссий американских людей).

До принятия закона, если муниципальные органы желали прослушать телефонные переговоры, также знакомиться с перепиской по электрической почте и при помощи других средств коммуникации меж личными лицами в США и лицами за границей, им требовались ордера на обыск, санкционированные особенным трибуналом по вопросам слежки за иноземцами – это в этом случае, если правительство производило слежку на местности США.

Сегодня большая часть интернациональных телефонных звонков в США и из США проходит по оптически-волоконным кабелям, и самый действенный метод для их прослушивания властями – это подключение к огромным телекоммуникационным узлам в США.

В новеньком законе изменено юридическое определение понятия "электрическая слежка". Это позволяет властям прослушивать такие дискуссии без санкции суда, подключаясь к вышеупомянутым огромным узлам, если только объект слежки властей "на базе весомых доказательств" считается находящимся за границей.

К примеру, если человек, находящийся в Индианаполисе, звонит кому-то в Лондон, Министерство государственной безопасности может прослушивать этот разговор без ордера, если только объектом слежки МНБ является человек в Лондоне. Пресс-секретарь Белоснежного дома Тони Фрэтто в воскресенье заявил в интервью, что новый закон не исчерпывается улаживанием загвоздки с телефонными переговорами иноземцев меж собой и потенциально позволяет властям подслушивать звонки янки за границу.

Спешка Белоснежного дома частично разъяснялась тем, что в сегодняшнем году особенный трибунал по вопросам слежки вынес вердикт (его текст все еще не рассекречен), который говорит: для прослушивания интернациональных телефонных переговоров через южноамериканские телекоммуникационные узлы власти должны получать ордера, санкционированные трибуналом. Новый закон, загаданный как временная мера (срок его деяния исходит через 6 месяцев), также знаменует смещение "центра силы" в области организации и регулирования слежки, осуществляемой муниципальными органами.

Новый закон наделяет возможностями на санкционирование интернациональной слежки не особенный трибунал по вопросам слежки, а генерального прокурора США и директора ЦРУ. Единственной функцией суда станет проверка и одобрение процедур, использовавшихся властями при слежке после того, как эти мероприятия уже осуществлены. Трибунал не будет детально учить дела лиц, за которыми смотрят.

Закон также расширил права администрации по принуждению телекоммуникационных компаний к содействию схожему шпионажу. С этого момента такие компании можно обязывать к сотрудничеству по распоряжению генерального атторнея и директора ЦРУ. Ассистенты конгрессменов-демократов в воскресенье сказали, что некие руководители телекоммуникационных компаний выразили фаворитам Конгресса свое недовольство этой статьей закона и, может быть, будут оговаривать его в судебном порядке. По словам помощников, телекоммуникационные компании известили законодателей, что предпочли бы санкционированные трибуналом ордера, обязывающие их оказывать содействие.

источник agentura.ru

Вы должны войти, чтобы комментировать.