Пехотная «броня» нового вида

Пехотная «броня» нового обликаРусская армия готовится к массовому перевооружению. Не обойдет оно стороной и мотострелковые соединения, части, подразделения, что в особенности животрепещуще на фоне масштабных оргштатных преобразований, проводимых в войсках, и «закупочных каникул» 90-х годов. Но отлично ли мы осознаем, какие, например, боевые бронированные машины (ББМ) должна в не далеком будущем получить наша пехота?

авно не тайна, что русские Сухопутные войска пока обустроены в главном устаревшей и изношенной бронетехникой. От нее безизбежно придется равномерно избавляться, но какие ББМ поступят взамен списанных? Процесс реформирования армии с целью придания ей нового вида непременно должен сопровождаться формированием концепции «брони» последующего поколения. Совместно с тем нельзя не отметить, что до того как собирать, как будто из детского конструктора, новые эталоны, нужно ответить на вопросы о роли и месте, скажем, боевой машины пехоты в разных современных войнах и военных операциях.

Неувязка 1-ая: доктрина и география

Проанализировав доктринальные взоры стран – членов НАТО, нельзя не отметить принятого в Североатлантическом альянсе адаптивного подхода к формированию оперативных группировок, состав которых носит комбинированный нрав. Они сами по для себя рассматриваются как достаточный сдерживающий фактор в случае опасности появления конфликта на каком-либо стратегическом направлении. Если же это сделать не удалось и конфликт перебежал в «горячую» фазу, призваны локализовать его в эмбрионе.

Элементы подобного подхода к формированию оперативных группировок ясно просматриваются и в действующей Военной доктрине Русской Федерации, которая учитывает геофизические, природные и транспортные условия, характеризующие весь диапазон возможных ТВД.

С этой точки зрения Наша родина представляет собой очень разнородный конгломерат. Страна обязана строить и комплектовать свои Вооруженные Силы единым штатом ББМ, отталкиваясь от очень широкого и часто противоречивого набора требований. Нрав гипотетичных боевых действий в Кольском Заполярье разительно отличается от критерий Северного Кавказа и они имеют не достаточно общего с операциями на Восточноевропейском либо Забайкальском ТВД. Это накладывает ряд специфичных требований на свойства боевых машин пехоты.

С другой стороны – Военная доктрина РФ прямо и недвусмысленно определяет очень широкие рамки внедрения ядерного орудия, в том числе, называя вещи своими именами, ставит его во главу угла в качестве средства сдерживания, которое может быть пущено в ход и превентивно. В купе с мобильно-адаптивным (а не территориальным) подходом к построению соединений нового вида этот фактор также нужно учесть при определении требований к боевым машинам мотострелковых частей, обязанным уверенно действовать в критериях использования ЯО.

Пехотная «броня» нового облика

Задачка формирования адаптивных оперативных группировок сначала просит унификации (или универсализации) платформенных решений для бронетехники, поступающей на вооружение Русской армии. Подразделения неизменной готовности думали как высокомобильные (время перехода к выполнению поставленной боевой задачки в эталоне – около часа) и способные действовать в хоть какой зоне интересов РФ. Отказ от превалирующей ориентации подразделений неизменной готовности на операции в рамках определенного ТВД просит очень внимательного подхода к оснащению бригад нового вида боевой и вспомогательной техникой.

Таким макаром, из всего изложенного можно сделать последующие выводы: новым бронированным машинам надлежит быть готовыми к действиям во всем диапазоне обрисованных критерий, не теряя боевых и технических параметров, при комплектовании оперативных группировок состав ББМ мотострелковых частей должен носить равновесный нрав по главным функциям (подвижности, защищенности, огневой мощи) и материально-техническому обеспечению.

В рамках принятой Гос программки воору
жения на период до 2020 года предусмотрены проектирование и развертывание 3-х типов универсальных платформ для боевой техники Сухопутных войск. Мотострелки «тяжелых» бригад неизменной готовности получат гусеничную бронетехнику (БМП), «средних» – колесную (БТР), а «легких» – бронеавтомобили. В согласовании с этой линейкой необходимо унифицировать и базисные платформы для специальной и вспомогательной техники СВ, относящейся к частям материально-технического обеспечения, инженерно-саперным подразделениям, войскам химзащиты, РЭБ и т. п.

Неувязка 2-ая: сияние и бедность пуговиц

В связи с этим, естественно, в профильной военно-технической прессе не могла не пройти достаточно оживленная дискуссия о том, каким видится спецам новый вид бронированных машин. И она вправду свершилась. Но вид и содержание этой полемики вызывают ряд недоуменных вопросов.

Рассматривать многообещающий вид и его органическую связь с имеющимся парком бронетехники можно с различных сторон, но не стоит забывать, что в иерархии требований вопросы стратегии и задачки боевого внедрения ББМ занимают приоритетное место. Конкретно формы и методы их использования на поле боя и сформировывают комплекс тактико-технических черт.

Совместно с тем нельзя не отметить, что фактически весь фон современного обсуждения бронетехники мотострелков формируется профессионалами, выступающими с позиции «зампотехов», переносящих основной акцент дискуссии на вторичные инженерно-технические вопросы. Ставить ли на ББМ «Бахчу» либо какой-нибудь другой универсальный модуль вооружения? Какой конкретно комплекс оптико-электронного противодействия нужен машине и нужен ли? Не повысить ли мощность мотора и толщину броневой защиты?

За этим калейдоскопом маленьких сверкающих «пуговиц», за играми разума в технические характеристики наглухо похоронен важный вопрос: а зачем, фактически, создается машина? Какие задачки она должна решать в современном бою, как будет встраиваться в боевую систему? Какова более действенная стратегия внедрения ББМ? И уже только после получения точных и понятных ответов необходимо задавать последующий вопрос – о том, каким образом этот набор боевых функций должен отыскивать отражение в технических элементах машины и какие технологические и производственные решения для этого потребуются.

Заместо этого часто доминирует «кусочная», чисто рефлекторная логика. Необходимо усиление защищенности? Утолщаем броню, применяем новые металлокерамические композиты, навешиваем динамическую защиту. Недостаточно вооружение, есть задачи с его применением в сложных метеоусловиях? Ставим более массивное и поболее тяжелое орудие, нагружаем машину тепловизорами и иным современным оборудованием. В итоге возрос вес? Повышаем мощность мотора – и никак не для кардинального увеличения маневренных черт, а всего только, чтоб возвратить утраченную подвижность.

Бег в этом замкнутом круге может длиться нескончаемо, при всем этом не достаточно кто задается вопросом: как каждое из этих разрозненных единичных действий работает на достижение общей цели и какова же, фактически говоря, эта цель? Да, эти шаги не делаются на пустом месте, под каждым лежит определенный личный случай из практики и решение, обычно, полностью правильно – если рассматривать его изолированно от общей проблематики. Но систему нельзя основывать на личных случаях, напротив – хорошо запроектированная и управляемая система должна предотвращать возникновение таких случаев.

Как ответить на эти вопросы, не определив для начала место бронетехники в боевых порядках мотострелков? Не получив после чего выстроенный набор тактических задач, решаемых «броней» в бою? Ведь только после скрупулезного исследования и анализа данных заморочек можно приступать к формированию вида боевой машины как замкнутого организма и определению ее тактико-технических черт.

Отсутствие комбинированного подхода, недостаток грамотного системного взора на место ББМ в Сухопутных войсках усугубляются тем, что в обсуждениях фактически не ставится цель сконструировать новые тактические задачки, возникшие перед бронетехникой на поле боя. Может быть, нужно уже поменять идеологию и архитектуру комплекса вооружений? Перебегать от механического наращивания брони к другим методам защиты? Кардинально пересматривать взоры на маршевые способности мотострелков? Отыскать ответы на эти вопросы тяжело.

Неувязка 3-я: горизонты боевого внедрения

Оценивая

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 33 | 0,879 сек. | 8.79 МБ