Правда и ересь Афгана

Правда и ложь АфганаИсповедь подполковника Службы срочного обеспечения армии (Rapid Equipping Force – ARF) Дэниела Дэвиса, размещенную в Armed Forces Journal («Армейском журнале»), следовало бы перевести стопроцентно. Вот только не позволяет формат нашей газеты, ну и почти все из того, что он гласит, русскому читателю очень знакомо. Если б в свое время у некоторого подполковника Русской Армии в Афганистане была возможность опубликовать то, что он лицезрел в той стране, то вышла бы фактически та же картина. Пишет Д.Дэвис: «Моя служба в ARF была связана (в прошедшем году) с посещением всех важных мест, где наши бойцы сталкивались в врагом… Я покрыл более 9000 миль в Кандагаре, Кунаре, Газни, Хосте, Пактии, Кундузе, Нандагаре и других провинциях… И все, что я лицезрел и слышал, не имеет ничего общего с бравыми официальными заявлениями военачальников США о положении там… Сначала я от всей души возлагал надежды убедиться, что эти заявления – правда, что положение в Афганистане улучшается, его правительство и военные находятся на пути к самостоятельности. Я не ждал каких-то драматических перемен – только возлагал надежды узреть пусть малый, но поочередный прогресс. Заместо этого я стал очевидцем полного отсутствия оного фактически на любом уровне».

Это была 2-ая командировка подполковника в Афганистан. Он там уже вел войну в 2005-06 годах, ранее участвовал в иракской операции «Буря в пустыне», в 2008-09 годах вновь был в Ираке.

В собственный последний тур он был ориентирован как инспектор ARF. В его задачку входило узнать ситуацию, в какой находятся военные подразделения, их нужды. Выполняя ее, он встречался с разбросанными по стране военными патрулями, с представителями всех родов войск различного ранга, с афганскими военными и штатскими лицами, включая старейшин деревень.

«Я лицезрел неописуемые трудности, испытываемые войсками в попытках умиротворения даже отдельных районов, – пишет он, – я слышал огромное количество историй о том, что талибы держут под контролем каждый кусочек земли за пределами видимости гарнизонов войск США либо Интернациональных сил (ISAF). И я не лицезрел ни 1-го свидетельства того, что местные власти способны обеспечить нормальную жизнь людям. Многие афганские штатские гласили мне, что не желают иметь ничего общего с алчными и коррумпированными местными властями. Временами я следил, как афганские войска соединяются воединыжды с мятежниками».

Подполковник ведает, как в Кандагаре, ворачиваясь после патрулирования на базу, он услышал перестрелку. Зайдя на командный пункт базы, он увидел, что командир базы и его ассистенты наблюдают видеокартинку того, как талибы штурмуют южноамериканский блокпост всего только в миле от базы. Две машины афганской милиции перекрыли дорогу, отрезав мятежникам путь к бегству. Но вот двое талибов на байках направились в сторону машин. Командир базы по рации сказал это афганцам с тем, чтоб они приостановили талибов. Ноль внимания – афганские полицейские «не услышали» пару раз повторенное предупреждение, а картина показала, как байки медлительно проехали мимо машин и пропали.

А вот рассказ о том, как прошлым январем в провинции Кунар около границы с Пакистаном подполковник посетил 1-й эскадрон 32 кавалерийской (моторизованной) дивизии. Совместно с его патрулем он приехал на базу афганской милиции, два часа вспять атакованную талибами. Через переводчика он спросил у капитана, командира базы, откуда была совершена атака. Тот показал рукою в сторону гор. «Что вы обычно предпринимаете в схожих ситуациях? – спросил он у командира. – Организуете погоню?» Когда фраза была переведена, капитан поглядел на подполковника с удивлением и рассмеялся, а отсмеявшись, произнес: «Нет! Мы их не преследуем. Это небезопасно!» А в дивизии подтвердили, что афганские полицейские изредка даже выглядывают из собственной базы, так что талибы вольны делать что желают.

Дискутировал Дэвис с афганским советником командования американской армии в Кунаре по вопросам культуры. Вот запись беседы:

— В Афганской армии подготовлены значимые силы. Способны ли они удержать местность после того, как ее покинут южноамериканские войска?

— Нет. Полностью не способны. На данный момент тут везде войска договариваются с Талибано
м: талибы не стреляют в военных, военные – в талибов. Если какой талиб захвачен, его скоро отпускают. Ведь когда талибы возвратятся (после намеченного на 2014 год ухода янки), многим, в особенности таким, как я, работавшим с коалиционными войсками, необходимо будет с ними выжить.

Переводчик сказал подполковнику, как талибы расправляются с теми, кто сотрудничает с янки, – просто убивают, не жалея ни их, ни их близких. И никто, включая янки, не способен это предупредить. Убивают практически в 2-ух шагах от американских баз.

«И ведь это происходит не в 1-ые годы пребывания наших войск в Афганистане, а спустя более чем десятилетие, – пеняет подполковник. – Никаких перемен!»

Сказал Дэниел Дэвис и о том, как падает боевой дух американских боец. В том же Кандагаре он проверял подразделение, где несколько боец были убиты в столкновении с талибами. Какой-то из них, прошедший чуть не всю войну от начала до конца, воспользовался особенной любовью товарищей. Командир подразделения произнес Дэвису: «Как сейчас мне глядеть в глаза моим ребятам, как добиваться от их денек за деньком выходить на задания? Как мне докладывать супругам и матерям, что их сыновья и супруги погибли за нечто совсем глупое?!» А бойцы в этом подразделении откровенно признавались, что грезят, чтоб их ранило. «Я согласен утратить ногу, – произнес какой-то из них, – надеюсь – левую…»

Подполковник пишет, что все увиденное и услышанное честно отражал в собственных отчетах. То же самое делали его коллеги. Но высшее армейское управление и управление страны продолжают убеждать, что все идет по намеченному плану, все улучшается. «Наши доклады просто игнорировали!» – возмущается Дэвис. – Сколько еще людей должно погибнуть в безуспешной, невзирая на все жизнеутверждающие утверждения высшего командования в Афганистане, миссии? Никто не ждет, что планы наших фаворитов всегда успешны. Но люди, живущие, воюющие и умирающие там, должны по последней мере слышать от наших фаворитов правду о происходящем».

Эта исповедь для читателей южноамериканского военного журнальчика, может быть, в новинку, но для нас, прибывших из страны, вволю повоевавшей в Афганистане, – дежавю. И отсутствие прогресса, невзирая на усилия направленных туда войск и создание местных постоянных частей, и ересь высшего военного и политического управления, и падение боевого духа, и зря потерянные жизни, и колоссальные денежные и вещественные утраты.

Дэвис не анализирует, отчего это происходит. Мне бы хотелось высказать свои мысли по этому поводу. Афганский провал – что русский, что южноамериканский – можно разъяснить только утопическими политическими и устаревшими военными доктринами. Русский Альянс пробовал навязать социализм феодальному, живущему в клановых традициях по самым жестким нормам шариата обществу, США – демократию. Ни то, ни другое там не приживается и не может прижиться. «Запад есть Запад, Восток есть Восток…», – как ни обыденна эта цитата из Р.Киплинга. Более того, если в колониальные времена Киплинга сопротивление общества еще можно было подавлять беспощадной силой, можно было трупы мятежников оборачивать свиными шкурами, то в наши гуманистические это исключено. Означает, и не было смысла пробовать затащить тот люд в современную, да к тому же западную цивилизацию. Означает, не было смысла держать там большой контингент собственных и союзнических войск, идти на жертвы. Пусть живут как желают, как могут.

Жду вопроса: как тогда защищать интересы нашей страны в мире, как реагировать, когда нас штурмуют, и атаки могут быть страшенными, как 9/11? А это вопрос о концепции современной войны.

Последние войны, которые давали государствам-победителям достоинства, какие-то, извините, выгоды, окончились на рубеже прошедшего и позапрошлого веков. А сейчас тем паче нет никакого смысла завоевывать, пусть на время, какую-либо местность, некий люд – для себя в убыток, не говоря уже о жертвах с обеих сторон. Другое дело, что посягательства на интересы страны (общества государств) следует пресекать, а за вооруженные акции против страны агрессивно наказывать, чтоб неповадно было. Вот в чем должна быть обязанность современной и отлично вооруженной армии, вот на чем должна зиждиться концепция современной войны: в жестком разовом реагировании – когда методом краткосрочной посадки десанта спецназа, когда методом точечной бомбардировки. Средств более чем довольно.

Я скажу то, что кому-то может показаться кощунственным; но убедительным и достаточным о

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 37 | 0,911 сек. | 8.61 МБ