Наша родина — опять империя, но другая («Stratfor», США)

Россия - снова империя, но иная ("Stratfor", США)Колин Чапман: Рональд Рейган называл Русский Альянс – таковой, каким он тогда являлся, — империей зла. Сейчас современная Наша родина преподносит себя по другому. Сейчас уже не империя, очевидно, но огромная страна, возвращающая для себя сильное воздействие.

Добро пожаловать на программку Agenda с Джорджем Фридмэном. Джордж, в прошедшем году пребывание Владимира Путина на посту премьера было характеризовано разными попытками – действенными и не очень – возвратить под русское воздействие некие части бывшей русской империи.

Джордж Фридман: Давайте начнем с пробы разъяснить, что непосредственно сделал Путин. Он признал делему, которая была у царистской империи. Неувязка империи царя состояла в том, что они вполне контролировали окружающие местности. Поэтому они получали от этих земель огромное количество выгод, но были также за их несут ответственность, и поэтому достояние передавалось туда, чтоб их поддерживать, поддерживать режимы и тому схожее.

Путин сделал новейшую структуру, в какой он ограничил волю таких государств как Украина. Они были беспомощны, так сказать, они не могли стать частью НАТО, не могли принимать у себя агрессивные вооруженные силы, должны были сотрудничать по целому ряду вопросов. Но Наша родина не была несет ответственность за их будущее, и это был вправду блестящий маневр, так как это давало Москве достоинства, которыми воспользовались Русская империя и Русский Альянс, без ответственности, без пересушивания русской казны.

Что он сделал на Украине, в Казахстане, в Белоруссии — это суверенность этих государств и при всем этом подконтрольность Рф. Это превратило Россию в очень влиятельного игрока, так как в ее доме царствует порядок – в то время, как европейский дом, к примеру, пребывает в совершеннейшем кавардаке. И такие страны как Германия, например, живущие в совсем хаотичном доме на реальный момент, начинают спрашивать себя, желают они либо нет по сути проживать в таком доме, и, с учетом их зависимости от русского природного газа, с учетом способностей, которые у их есть в сфере инвестиции и передачи технологий в Рф, когда они глядят на свои дела с Грецией, к примеру, и с Россией, и на открывающиеся в связи с этим способности, они тянутся конкретно к Рф. По сути российские сделали блистательное переосмысление того, что означает быть империей: как избавиться от обязательств, поддерживать достоинства, а потом, с позиции силы, иметь дело с такими странами как Германия и Соединенные Штаты Америки.

Stratfor, возможно, было не очень мил в собственном прогнозе на 2011 год, заявляя, что Наша родина будет играть двойную игру, заботясь о том, чтоб пожинать выгоду из теплых отношений со странами, такую выгоду как инвестиции и экономические связи, и при всем этом продолжать оказывать на их давление. Это была хитрецкая игра, не так ли?

— Двойная игра это хитрецкая игра, в особенности если никто не понимает, что вы ведете двойную игру. Я вынужден огласить, что не считаю, что двойственность, двуличие страны должны подвергаться критике, так как движущая сила в интернациональных делах.

Российские много чего разным образом заявляли. На данный момент они вышли из периода конфронтации. До вторжения в Грузию, которое агрессивно всколыхнуло регион и шокировало Вашингтон, который не ждал, что Наша родина может действовать таким макаром, они были заняты тем, что старались насадить контроль такового уровня, который бы их устроил, возвратиться для себя права в сфере воздействия и представить собой противовес Западу. Потом Наша родина стала еще более покладистой, так как в рамках бывшего Русского Союза в общем и целом достигнула целей, к которым стремилась. Она стала не просто первой посреди равных, она стала доминирующей политической силой в регионе, которая занимается делами Таджикистана, занимается делами Киргизии. Трансформация произошла, так что сейчас ей нет нужды быть склонной к конфронтации, настроенной на конфронтацию. Сейчас Москва действует с позиции силы и поэтому ей не надо обосновывать свою силу. Сейчас америкосы отыскивают ее расположения, немцы отыскивают ее расположения, и это конкретно та позиция, которой Путин желал от их достигн
уть, и он это сделал.

В стране грядут президентские выборы. Путин, кажется, обладает большим воздействием и возможно, не будет очень против опять каким-то образом стать президентом.

— Мы только-только гласили о двойственности и двойной игре, и я подозреваю, что Медведев и Путин ведут двойную игру. Я никогда ни на один миг не колебался в том, что по сути государством управляет Путин. Конкретно он являлся вдохновителем всего этого, затейщиком всего этого. Но я скажу вот еще что: если б в 2000 году Путина бы сбила машина, появился бы другой Путин. Направление, в каком он принудил двигаться Россию, перестраивая аппарат безопасности с целью контроля над государством, перестраивая правительство для контроля над государством, перестраивая Россию с целью преобладания на местности бывшего Русского Союза – это было естественное направление, естественный путь, которым бы последовал хоть какой русский президент.

Русская империя и Русский Альянс не были случайностью в истории. Они не просто вдруг в один момент появились. Это были структуры, которые естественным образом выросли из глубинных экономических и политических отношений.

Так что вроде бы я ни восторгался Путиным за то, что он сделал то, что было нужно, я не думаю, что Путин как личность сам определил то, что должно было произойти. И я не думаю, что если к власти придет Медведев, и он будет нравиться Белоснежному дому больше Путина, не думаю, что это что-то коренным образом изменит. Наша родина очень велика, чтоб являть собой прихоть и блажь какого-то определенного человека. На мой взор даже Сталин представлял бескрайнюю царистскую и ленинскую традицию, доводя ее до крайности, до экстремума, возможно, но все же это была мысль персонализации правления.

Полагаете ли вы, что дела меж США и Россией движутся в направлении улучшения, и если так, сохранится ли эта тенденция?

— СМИ склонны рассуждать об улучшении и ухудшении отношений – я в таких определениях не думаю. У Рф есть свои интересы, у США есть свои интересы. Бывают периоды, когда эти интересы совпадают, бывают времена, когда эти интересы расползаются. Случается, что та либо другая страна очень занята другими делами, чтоб волноваться о другой стране. На реальный момент правда состоит в том, что США очень обеспокоены ситуацией в Ираке и Афганистане, также волнениями в арабском мире. У Штатов нет довольно времени для того, чтоб заниматься Россией, так что можно сказать, дела стали лучше. Но равным образом можно также сказать, что, когда они ухудшатся, дело будет не в том, что было принято решение об ухудшении отношений, просто естественное напряжение подросло.

Джордж, спасибо. На последующей неделе мы будем гласить о Китае.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 34 | 0,690 сек. | 8.63 МБ