Наша родина. Сила от бессилия

Россия. Сила от бессилияВоенное усиление Рф, похоже, призвано восполнить относительную слабость в других факторах силы

Наша родина взяла курс на военное усиление. При всем этом военная наружняя угроза беспримерно мала. Но курс с вариантами будет продолжен. Он вписывается в складывающиеся новые международные реалии и отвечает внутренней логике сегодняшнего развития страны. Вопрос в том, как улучшить его.
Мы — ну и, похоже, фавориты страны — сами не объясняем для себя и, может быть, до конца не знаем, для чего нам военная сила и сколько ее необходимо.
Сила теряет значение?

Принято считать, что военная сила теряет свое значение. В особенности популярен этот тезис в Европе, надорвавшейся на собственной самоедской истории войн.
Вправду, большая часть основных заморочек современного мира — изменение климата, требование большего благосостояния со стороны активизирующихся масс, состояние глобальных денег, нарастающий относительный недостаток сырья и продовольствия — не решаются при помощи военной силы. Изменившиеся политическая культура и структура хозяйства делают глупыми с экономической точки зрения захват и удержание территорий и живущего на их населения.

Применение военной силы до известной степени делегитимизируется. Если ранее война, перефразируя навязшую в зубах формулу Клаузевица, была обычным продолжением политики, то сейчас, после 2-ух глобальных войн и возникновения ядерного орудия, этические оценки сместились. Применение военной силы рассматривается как провал политики.

Тезис о ненужности и бесперспективности военной силы в современном и будущем мире и как инструмента политики, и как показателя силы и воздействия стран увеличивает и опыт последних лет. Самое массивное в военном отношении правительство — США — проигрывает попорядку две войны, которые оно инициировало (Ирак, Афганистан).

Но представлению об уменьшении роли военной силы в мире и ее обесценивании как ведущего инструмента гос политики противоречит другой набор причин и аргументов.

Ренессанс силы?

Войны все-же выигрываются. Запад одолел в Югославии и — с мутным результатом — в Ливии. Наша родина одолела, хоть и страшенной ценой, в Чечне и — уж точно — в Грузии.

Ядерное сдерживание работает, не допуская огромных войн. И никто серьезно ядерное орудие не уменьшает. А только модернизирует — и увеличивает. Новые мировые фавориты типа Китая либо Индии, как бы выигрывающие в мирном соревновании, быстро вооружаются.
Идут неизменные дискуссии о будущих войнах за ресурсы, воду.

Подобные дискуссии можно считать пережитками старенького мышления. И это так. Муниципальные и научные сферы, связанные с политикой безопасности, переполнены прошедшими собственный актуальный пик благообразными джентльменами, не умеющими и не желающими мыслить по другому как категориями времен собственной юности. И они тянут вспять. Кто — через выдумывание нескончаемых угроз. Кто — через призывы к возвращению благословенных для их времен процесса ограничения вооружений. Который был одним из моторов (хотя и приличным) продолжения гонки вооружений.

Если кто-то из читателей этой статьи сочтет и меня одним из таких джентльменов — дуться не буду. Хотя с ними по большей части и не согласен. Но назвался груздем — полезай в кузов.

Дискуссии об опасностях имеют, видимо, и конкретные основания.

Грезы — либеральные (о мировом правительстве) либо обскурантистские (о новеньком концерте массивных наций, которые управляли бы миром) — не реализуются. Мир движется к обыкновенному хаосу, усугубленному взаимозависимостью.

Подрываются многие этические нормы интернационального общежития. Нападение на Югославию, Ирак, Ливию многие оправдывали гуманитарными соображениями. Но главное — итог. Страны узрели, что слабеньких лупят. А хоть сколько-либо сильных — не лупят. Неядерный Ирак под лживыми предлогами разнесли. А еще наименее приятную с гуманитарной точки зрения, но успевшую обзавестись ядерным орудием Северную Корею не трогают.
Уходят и старенькые принципы политической морали — «своих не сдают». Поначалу «своих» сдал Русский Альянс. Сейчас «своих» мубараков стал сдавать и Запад.

В новеньком мире захват прямого контроля над территорией и находящимися на не
й ресурсами не работает. Но закрытие либо открытие доступа к ним военными способами обеспечить можно. Не случаем у «новых» чуть не главное направление наращивания вооружений — военно-морские силы. Если страны разовьют наметившуюся тенденцию к перекрытию верховьев рек, в особенности страшную для Индокитая и Индии, то эта неувязка может начать решаться и при помощи военной силы.

Ренессансу роли военной силы в интернациональных отношениях служит и издавна начавшееся распространение ядерного орудия. Новые и потенциальные ядерные державы ставят собственных соседей в уязвимое положение. Они пробуют и будут пробовать его восполнить.

В сторону большей опоры на военную мощь толкают и структурные конфигурации в интернациональной системе. Столкнувшись с глобальными вызовами при ослаблении институтов глобального управления, общества кинулись под защиту обычного института — страны. Началась ренационализация мировой политики и отчасти экономики.

Но страны ослабели. Все они меньше могут держать под контролем информационные, денежные, экономические, а означает, и политические процессы даже на собственной местности. При том что все они больше зависят от окружающего мира. Создается очередной стимул к большей опоре на тот инструмент, который страны все еще практически стопроцентно держут под контролем, — военную силу.

В среднесрочной перспективе частичной ремилитаризации мировой политики может содействовать и затягивающийся на десятилетие мировой экономический кризис. Он ограничивает аппетиты военных лобби. Но сразу увеличивает радикалов снутри государств и делает массивные стимулы для развязывания войн, чтоб отвлечь от внутренней безысходности. Война в Ливии — при всем почтении к людям, которым претил Каддафи, — смотрелась как традиционная малая победоносная война.

Наша родина и военная сила

И Наша родина начала увеличивать эту силу. При том что исходя из убеждений военной безопасности она находится в беспримерной в собственной истории ситуации. Стране, формировавшейся тысячелетие вокруг главной государственной идеи — защиты от наружной опасности и обеспечения собственного физического суверенитета, — никто не грозит и в среднесрочной перспективе грозить не сумеет.

Последняя возможность военного столкновения была до 2008 г., пока расширение НАТО грозило вовлечением в альянс Украины. Что могло сделать нетерпимую исходя из убеждений военной безопасности уязвимость Рф и было чревато появлением в Украине раскола и конфликта, в которые могла быть с высочайшей степенью вероятности втянута вся Европа.

Расширение союза было остановлено, как досадно бы это не звучало, не призывами к разуму и уговорами. А ударом военного кулака в Грузии. Москва должна быть «благодарна» сегодняшнему грузинскому управлению и тем, кто его подталкивал, за его нападение на Южную Осетию. Оно, собственной войной и поражением, предупредило еще более страшный сценарий.

Русские пропагандисты наружной опасности нередко указывают на формальное приемущество НАТО в области вооруженных сил общего предназначения. Но коварно не лицезреют того, что эти вооруженные силы и растраты на их в Европе уже два десятилетия сокращаются и конца этому не видно.
Китай, предвидя усугубление собственного соперничества, в том числе военно-политического, с США, делает все, чтоб не грозить Рф. Существует, очевидно, неувязка усиления Китая, которое может привести при отсутствии сверхэнергичной политики по новенькому освоению Забайкалья к «финляндизации» Рф. Но это не военная угроза.

Реальные опасности конфликтов умножаются по южной периферии Рф. И эти конфликты придется предотвращать либо купировать, в том числе и военной силой. Но эта угроза отменно отличается от той, экзистенциальной, которая определяла всю историю Рф.

Даже и в перспективе тривиальных обычных масштабных военных угроз не просматривается. Если, очевидно, не запугивать себя опасностью сотворения Соединенными Штатами возможности нанести по Рф массированный удар неядерными сверхточными ракетами. Даже если ракеты будут сделаны, угроза удара по русской местности смотрится забавнй. Ответ-то может быть только ядерным. Если, очевидно, не дать себя втянуть в гонку вооружений на этом заранее нерентабельном направлении.

Можно запугать себя и ЕвроПРО по примеру русских, испугавшихся полностью сказочных рейгановских звездных войн. Надеюсь, что те, кто ведет сегодняшнюю кампанию против ЕвроПРО, преследуют более оптимальные цели: п

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 35 | 1,033 сек. | 8.54 МБ