Старенькие кадры решают все

Перечислять беды нашей оборонной индустрии не имеет огромного смысла, они на виду, довольно только выискать в вебе, и они массово полезут наружу. Вести споры о том, кто же повинет во всех этих бедах никчемно. Любой из спорящих все равно остается при собственном мировоззрении, но конкретно тут собака и зарыта. Наши беды часто связаны не с техногенными факторами. Давайте попробуем посмотреть на делему через призму психологии, образования и социологии, конкретно так мы увидим много нового.Так 1 февраля неудачей завершился пуск военного спутника «Гео-ИК-2», запущенного с космодрома «Плесецк». Спутник по ошибке вывели не на ту орбиту, и сейчас спецы испытывают огромные сомнения, получится ли использовать аппарат по его прямому предназначению, может быть в процессе полета как-то не так сработал разгонный блок. Министерству обороны, которое в том числе живет и на наши с вами налоговые отчисления, данный пуск влетел в копеечку. Более любопытно в этой истории то, что в то время как мы неудачно находили спутник на данной орбите, первыми его удалось найти американо-канадскому Командованию воздушно-космической обороны Северной Америки.

А если разглядеть грустно известные всем тесты новейшей морской баллистической ракеты «Булава»? «Печально» из-за того, что данная ракета никак не вожделеет летать по-нормальному. Но решение о разработке данной ракеты было принято еще в СССР в 1988 году. Меж тем в Северодвинске, на одной из больших в Европе военных верфей, уже закончено строительство субмарины «Юрий Долгорукий» и во всю идет постройка лодок «Александр Невский» и «Владимир Мономах», которые планируется вооружать данной ракетой. По планам схожих субмарин должно быть 8. Складывается ситуация когда лодки уже делают, а ракета «Булава», которая должна стать их главным вооружением, все еще не летает. При всем этом все тесты обходятся стране в диковинные суммы.

Попробуем с этого самого места, с этой самой злосчастной «Булав» и свернуть на образование, социологию и даже психологию. От ряда ракетостроителей время от времени можно услышать слова об их недовольстве военными: дескать, не они все молвят правду собственному вышестоящему начальству. Потому из-за каких-либо собственных суждений они предъявляют безосновательные претензии к заводу по поводу данной ракеты. Может быть, некие из военных желают представить данную ракету более совершенной с технической точки зрения, чем это есть по сути.

Старые кадры решают все

В это время сами заводчане, как считают несколько видных военных, время от времени скрывают от министерства обороны настоящее положение дел с ракетой, пытаясь «сгладить» ряд «технических нюансов». При всем этом «человеческие фактор» еще никогда не встречались в открытой прессе, как источник задачи. В главном все молвят о технической стороне дела. Может быть предпосылки неудач оборонки как раз в различных подходах к данной теме! Неисключено, что предпосылкой таких разногласий служит междуведомственная разобщенность министерств и организаций, которые заняты созданием «Булавы». Может они имеют какие-то свои корпоративные интересы в затягивании процесса ее приемки?

Никто из участников процесса не заинтересован в том, чтобы власть закончила финансирование данного проекта и перебросила средства на что-то другое. В то же время все эти военные, конструкторы, индустрия в целом, очень заинтересованы в том, чтоб тесты «Булавы» проходили «до победного конца» (при всем этом никто не может сказать, когда этот «победный конец» настанет) и лоббируют создание подлодок проекта «Борей», которые выручат кораблестроение от «простоя».

В процессе таковой междуведомственной и корпоративной и разобщенности мучается обороноспособность страны, хотя все надлежащие ведомства живут в целом хорошо. Многие из числа конструкторов, военных и заводчан могут очень плохо воспринять данные слова, но конкретно они и слышаться из уст профессионалов среднего звена, которые, может быть, и не знают всех аспектов данной задачи, но повсевременно сталкиваются с ее последствиями на практике.
Кроме этого в бедах «Булавы», не считая остального играет свое значение и «человеческо-временной» факто, который в текущее время недостаточно иссле
дован, и потому не всегда принимается во внимание руководителями. Вот что на этот счет задумывается кандидат социологических наук – Сергей Орлов.

Сначала 90-х годов прошедшего века в стране по понятным всем причинам произошел суровый кадровый провал практически во всех КБ и на предприятиях. В 1990-х года их производства в силу тогдашней невостребованности «выпало» целое поколение профессионалов в возрасте 30-40 лет, которые еще помнили активное строительство флота СССР в конце 70-х начале 80-х годов XX века. На данный момент перед государством стоит неувязка выкармливания последнего поколения конструкторов и инженеров, без этого просто не вероятен процесс общероссийской модернизации. И так не только лишь в оборонной индустрии, схожая ситуация наблюдается у нас во всех наукоемких отраслях.

В пору вспомнить крылатое выражение – кадры решают все! При всем этом больше обескураживает настрой ряда чиновников от образования на какую-то кардинальную реформу системы образования в стране, в то числе и среднего. Еще во времена СССР среднее образование в стране было, можно так сказать, скоординировано со средним проф и высшим — хоть какой из числа выпускников средней школы мог стать в дальнейшем и доктором, и инженером, и другим узеньким спецом. На данный момент же появляется вопрос, скоординированы ли планы текущей реформы с более высочайшими уровнями образования? Так, на верфях Северодвинска, больших в стране, делему воспитания и подготовки кадров, к счастью, отлично понимают и прилагают все вероятные усилия для ее разрешения. Но вот от времени, как досадно бы это не звучало, никуда не деться. Сейчас непонятно, когда в нашей стране смогут вполне ликвидированы кадровые «провалы» 90-х годов.

Старые кадры решают все

Так, планы будущей (если ее все-же не притормозят) реформы среднего образования в нашей стране вправду очень необычны. Не так издавна группа учителей еще «старенькой закалки» обратилась по этому поводу с открытым письмом в адресок президента Д. Медведева и премьер-министра В. Путина, председателя Гос Думы Б. Грызлова, также к министру образования и науки А. Фурсенко. В письме учителя просили отрешиться от принятия ФГОС (Федерального муниципального образовательного эталона) для учащихся старшей школы.

В письме речь идет о том, что по новенькому эталону предвидено введение только 4-х неотклонимых предметов, другие планируется соединить в 6 образовательных областей, из которых школьник сумеет избрать только одну область. Это значит, что школьник не сумеет сразу избрать российский язык и литературу, либо физику и химию, либо алгебру и геометрию. Все это очень удивительно. Всем (по последней мере, более опытным) педагогам хоть какого технического университета ясно, что инженер — это профессия совершенно не узенькая. Инженер, который не обладает нужным уровнем познаний в других, «нетехнических», отраслях работает ужаснее собственного коллеги с более широким кругозором. Это можно отнести и к учителям, докторам. Разве не так?

Можно взять любознательные данные социологов. По заказу «Ведомостей» исследовательская компания Synovate в конце 2010 года провела опрос 1200 служащих компаний (не только лишь производственно-промышленной сферы) в 7-и регионах страны. Целью исследования было установить, почему многие предприятия работают далековато не на пределе собственной вероятной эффективности. И свойственны ли подобные препядствия и для управления Россией в целом. В итоге был составлен народный рейтинг самых видимых бед российского менеджмента. Привычку сберегать на собственных работниках 44% опрощенных окрестили главной предпосылкой низких эффективности и производительности труда, еще 35% опрощенных винят во всем безграмотность наших управленцев — от собственного собственного начальника до первых лиц страны. Каждый 5-ый из числа опрошенных считает, что развиваться компаниям в нашей стране мешает протекционизм, когда по блату продвигаются «свои» кадры (нередко родственники). 17% окрестили предпосылкой огромного количества бед отсутствие бюджета для принципиальных дел, еще 13% убеждены, что низкая эффективность — следствие нереалистичности задач, поставленных управлением. Каждый десятый отметил, что у многих сегодняшних управленцев отсутствуют
лидерские свойства, как следует, они занимают не свое место.

Из результатов опрос видна, что причина наших бед лежит конкретно в плоскости кадров. Многие наши беды в промышленной сфере связаны, с потерянным поколением 1990-х годов, которые, уйдя из отрасли в то лихое время, не подготовили для себя смены, не передали юным собственный опыт. Это, если можно так выразиться, небоевые утраты, которые понесла наша индустрия.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 34 | 1,079 сек. | 8.53 МБ