Странички истории: Его называли вторым Суворовым

Страницы истории: Его называли вторым СуворовымИмя Петра Степановича Котляревского, 1-го из выдающихся героев Кавказких войн, сейчас несправедливо позабыто большинством потомков. Меж тем, современники не напрасно окрестили его "генерал-метеор" и называли вторым Суворовым.
А лично я его считаю прадедушкой русского спецназа.

Петр Котляревский был отпрыском священника села Ольховатки Харьковской губернии. Сначало и, идя по стопам отца, учился в Харьковском духовном училище.

Случай изменил его судьбу: зимой 1792 г. их дом в Ольховатке посетил, укрываясь в дороге от бурана, подполковник И.Лазарев. Лазареву, только-только сдавшему батальон вновь создаваемого Столичного гренадерского полка, и едущего за новым предназначением, очень приглянулся остроумный отпрыск сельского священника, гостивший у отца в это время. Желая как-то отблагодарить владельца за радушие, Иван Петрович предложил взять мальчика к для себя в армию, как сам обустроится. Cтепан Яковлевич взял с офицера слово, что тот будет хлопотать о ребенке, как о своем отпрыску.

Через год с маленьким, в марте 1793 года, приехал от Лазарева сержант Кубанского егерского корпуса и забрал отрока Петра в Моздок. Лазарев командовал 4-м батальоном Кубанского егерского корпуса. Петр Котляревский был зачислен фурьером в батальон Лазарева 19 марта 1793 года. Через год, в 12 лет он получает звание сержанта. В 15 лет Котляревский, участвует в Персидском походе (1796г) российских войск и штурме Дербента.
В 1799 г. он был произведен в подпоручики и назначен адъютантом к Лазареву, тогда уже генерал-майору и шефу 17-го егерского полка, аккомпанировал его в переходе через Кавказский хребет в Грузию. Незадолго до предназначения в Грузию Иван Петрович Лазарев растерял супругу и малолетнюю дочь. Единственным близким человеком рядом оставался Петр Котляревский. Егеря форсированным маршемперейдя за 36 дней через Большой Кавказский хребет, 26 ноября 1799 года вступили в Тифлис. Встреча прибывших войск сопровождалась необыкновенной торжественностью. Грузинский правитель Жора XII совместно с принцами и бессчетной свитой лично повстречал И.П.Лазарева хлебом-солью за городскими воротами.

В 1800 г. Котляревский принял роль в отражении 20-тысячного отряда лезгин, подступивших к Тифлису, получил чин штабс-капитана. После катастрофической смерти Лазарева главнокомандующий на Кавказе князь Цицианов предложил Котляревскому быть у него адъютантом, но тот решил поменять штабную службу на строевую и достигнул собственного: получил под свою команду роту родного ему 17-го егерского полка.

Во время штурма Ганджи, наисильнейшей крепости бакинского ханства, штабс-капитан Котляревский идет впереди свей роты. В это бою он получил свое 1-ое ранение: пуля попал ему в ногу в то момент, когда он карабкался на внешнее укрепление крепости. За штурм Ганжи Котляревский получил чин майора и орден Святой Анны 3-й степени.

С началом русско-иранской войны 1804 — 1813 гг. имя Котляревского прогремело по всему Кавказу.

В 1805 г. он со собственной ротой в составе отряда полковника Карягина защищал от нашествия персов Карабах, принял роль в бою на реке Аскарани. Маленький российский отряд, численностью в 400 человек и 2 орудия, оказался отрезанным в собственном лагере. Предоставленный себе, Карягин 4 суток храбро защищался против десятитысячного отряда персов, огромные утраты ухудшились предательством: более 50 человек во главе с порутчиком Лисенко дезертировали, голод и жажда очень ослабили отряд, потерявший к тому же многих убитыми и ранеными. В этом безнадежном положении майор Котляревский предлагает дерзкий план: ночкой потаенно либо напролом пройти через персидские войска и захватить укрепленный замок Шах-Булах, находящийся под контролем персов, и там держаться до последней крайности.

План был очень рискованный. Ночные войсковые операции числятся верхушкой воинского искуства даже в наши деньки, что уж гласить про те года. Но план увенчался полным фуррором: таковой наглости от российских персы просто не ждали. Прорвавшись через персидские порядки, российский батальон вышел к крепости. Отряд слету вышиб гарнизон, состоявший из 150 персов, и занял оборону. Положение российских стало лучше.
Персы не надеясь взять замок силой, перебежали к осаде.Спустя 7 дней Карягин получил четкие сведения, что крепости движутся главные силы персов. Сознавая всю опасность оставаться в Шах-Булахе, Карягин решил пробиться в горы к крепости Мухрату. Поначалу туда потаенно были переправлены раненые, а позже выдвинулся и весь отряд вкупе с пушками. Персы увидели отступление из Шах-Булаха российского отряда только тогда, когда он был уже в 20 милях от стенок. Когда путь отряду преградил ров, егеря Котляревского, шедшие впереди, спустились в него, и из собственных тел и ружей, положенных на плечи, организовали переправу, по которой переправились их товарищи и пушки. Поблизости Мухрата отряд был настигнут персидским отрядом численностью около 1500 человек, но эта атака была просто отражена. Укрывшись в Мухрате, российские восемь суток выдерживал атаку многомилионного персидского войска, пока не подоспел наместник Грузии князь Цицианов.

Своими действиями с немногочисленным отрядом Карягин держал всю персидскую армию до того времени, пока Цицианов успел собрать столько войск, что мог двинуться сам.

В 1807 г. 25-летний Котляревский произведен в полковники. В будущем году он участвовал в походе в Нахичеванское ханство, в поражении персов при деревне Карабаб и в овладении Нахичеванью.

С 1809 г. ему была поручена безопасность всего Карабаха. В приданном под его начало батальоне насчитывается 2 штаб-офицера, 9 обер-офицеров, 20 унтер-офицеров, 8 барабанщиков, 380 егерей (всего 419 человек) и 20 казаков.

Когда в 1810 г. войска Аббас-мирзы, отпрыска персидского шаха, вторглись в пределы этого края, Котляревский с егерским батальоном двинулся им навстречу. Имея всего около 400 штыков, без орудий, он решил штурмом завладеть очень укрепленной крепостью Мигри.

Персы были на сто процентов убеждены в собственной обороне. В Мигри вело всего две дороги и обе были укреплены персами. Сама крепость кроме стенок и 2 000 человек гарнизона имела и естестевенные укрепления в виде отвесныех скал, считавшихся не проходимыми. Штурмовать таковой укрепрайончик в лоб было незапятанной воды самоубийством.

Но Котляревского это не приостановило. Оставив обозы, ночкой (вообщем ночные операции визитная карточка этого предводителя) по горным кручам он со своим отрядом обошел крепость и напал на нее с тыла. Произведя неверную атаку с 1-го фронта, он штурмовал с другого и взял ее приступом.

Результат схватки: 2 000 персов гарнизона выбито из принципиального стратегического укрепленного пт. В отряде Котляревского был убит поручик Роговцов и 6 егерей, 29 человек были ранены, в том числе и сам Котляревский получивший ранение в левую руку.

Аббас-Мирза был уязвлен: у него практически под носом егеря обуяли принципиальным стратегическим центром на Араксе. Ахмет-хану отдали приказ взять селение Мигри назад. 5 тыщ персов обложили крепость. Ахмет-хан готовился к штурму, но английские советники (куда уж без этих "заклятых друзей") отговорили его делать это. Лобовой штурм таких укрепленных позиций был безумием. К тому же русским фактически целыми достались все батареи.
Так и не решившись на штурм, Ахмет-хан отдал приказ армии двигаться назад к Араксу.

На его неудачу полковника Котляревского таковой расклад совсем не устраивал. (Как это так: неприятель не битым уйдет? Непорядок! ) Он пустился в погоню и настигнув врага на переправе, да, да снова таки ночкой напал и разбил персов наголову. Отряд Котляревского был так мал, что был отдан приказ: пленных не брать. Всю добычу и орудие Котляревский отдал приказ кидать в воду. Начавшаяся паника в персидском войске довершила разгром. За эту операцию Котляревский получил орден святого Жору 4-й степени, золотую шпагу с надписью «За храбрость» и был назначен шефом Грузинского гренадерского полка.

О секрете собственных побед Петр Степанович гласил так: "Обдумываю холодно, а действую жарко".

Рф тогда приходилось вести боевые деяния на два фронта. Не считая Персии, претендовавшей на восточное Закавказье, сильным противником была Турция, интересы которой были прикованы к Западной Грузии и Черноморскому побережью Кавказа.

В 1811 г. Котляревскому было доверено приостановить пришествие персов и турок со стороны Ахалциха, зачем он решил завладеть крепостью Ахалкалаки. Взяв с собой два батальона собственного полка и сотку казаков, Котляревский в три денька перевалил горы, покрытые глубочайшим снегом и ночкой штурмом взял Ахалкалаки.

Турки, если и ждали врага – то только с юга,
где склоны были более пологи и уж никак не ночкой. Котляревский стукнуть с севера. Ночной штурм прошел удачно. Турецкий гарнизон был застигнут врасплох и практически стопроцентно истреблен, невзирая на оказанное отчаянное сопротивление. В крепости было взято 16 орудий, 40 пудов пороха, два знамени, огромное количество орудия. С утра 20 декабря 1811 года отряд Котляревского завладел крепостью, утратив 30 человек убитыми.

Пока генерал Котляревский сражался с турками в Ахалкалаки, на персидской границе дела шли наименее удачно. В январе 1812 г. персы нахлынули на карабагское ханство и в Султан-Бада-Керче окружил батальон Троицкого полка, который, утратив старших начальников и оставшись под командою капитана Оловянишникова, сложил орудие. Вся кавказская армия была возмущена сдачей Оловянишникова, и главнокомандующий решил отправить в Карабаг Котляревского, поручив ему «восстановить доверие обитателей к русскому оружию и изгладить из их памяти зазорное дело Оловянишникова». Бич персов, Котляревский, начал с того, что очистил весь Карабаг от разбойничьих шаек и двинулся против Аббас-Мирзы. Сама известие о прибытии Котляревского в Карабах направила персов в бегство. Армия Аббас-Мирзы, награбив все, что только было можно, начала поспешно отступать за Аракс. С собой они уводили и часть мирных обитателей. Котляревский попробовал отбить у персов мирное население и их имущество. Выполнить загаданое полностью не удалось – при отступлении персы разрушили мост через Аракс, а сильные дождики воспрепятствовали переправе отряда в брод. Но Котляревскому удалось разбить два маленьких персидских отряда, взять селение Кир-Коха, считавшееся неприступным, вернуть в родные места 400 мирных обитателей и 15 голов большого рогатого скота. Хотя сам Котляревский остался экспедицией недоволен – новый главнокомандующий маркиз Паулуччи (очень удовлетворенный плодами) одарил его орденом Святой Анны 1-й степени и «премировал» каждогодним валютным пособием в 1 200 рублей.

Настал суровый 1812 г. Практически все силы страны были брошены на войну с Наполеоном, а на Кавказе российские войска в ослабленном составе продолжали борьбу с персами.

Главнокомандующий Паулуччи был отозван в Петербург, а на его место был назначен генерал-лейтенант Ртищев. Вступив в управление краем в очень тяжелое и тревожное время, Ртищев не сумел навести порядок, а напротив, стал проводить политику, которая еще более усугубила положение дел. Ртищев задумывался держать горцев в послушании средством подарков и средств. За что здесь же и огреб. Собранные в Моздоке для мирных переговоров чеченские старшины были осыпаны подарками, но в ту же ночь, ворачиваясь домой, напали за Тереком на обоз самого Ртищева и разграбили его практически на очах генерала.

Война с Наполеоном принудила Петербург находить пути мирного разрешения конфликта в Закавказье. От Ртищева добивались остановить наступательные деяния и начать переговоры.

Персы же совершенно обнаглели. Сосредоточив на границах 30 000 армию, обученную английскими инструкторами и по наущению тех же британцев, они вторгаются в пределы Талышского ханства и берут Ленкорань. Котляревский предугадал схожий сценарий развития событий, предлагал не растрачивать времени на переговоры и штурмовать персов, «ибо, — писал он, — нежели Аббас-Мирза успеет завладеть Талышским ханством, то это сделает нам таковой вред, который нереально будет поправить».

Ртищев, старавшийся всеми силами избежать кровавых столкновений, предложил персам перемирие и для ускорения переговоров сам прибыл на границу. Но по мере того, как Ртищев делался уступчивее, персы становились надменнее и требовательнее и, в конце концов, востребовали перенесения российской границы на Терек. Дело могло окончиться плохо, но Котляревский, воспользовавшись временным отъездом Ртищева в Тифлис и вытребовав у него за ранее дозволения действовать на собственный ужас и риск, перебежал к наступательным действиям. 19 октября 1812 г. со своим 2-тысячным отрядом он перебежал Аракс.

До пришествия генерал Котляревский обратился к бойцам и офицерам с речью: «Братцы! Нам должно идти за Аракс и разбить персиян. Их на 1-го 10 – но храбрый из вас стоит 10, а чем более противников, тем славнее победа. Идем братцы и разобьем».

Совершив форсированный 70 киломметровый марш он напал на главные силы персов имевшие 15 кратное численное приемущество. Так началась именитая битва при Аслаундзе.

Асландуз либо Асландузский брод через Аракс, где отряд Котляревског

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 34 | 0,700 сек. | 8.66 МБ