Тарутинское схватка 6 (18) октября 1812 года

Тарутинское сражение 6 (18) октября 1812 года

К началу октября 1812 года российская армия была полностью готова перейти в контрнаступление. Российское командование следило за действиями противника и выжидало комфортного момента. Миша Кутузов считал, что французская армия в последнее время покинет Москву. Данные разведки давали основание полагать, что Наполеон скоро перейдёт к активным действиям. Но противник старался скрыть свои намерения и в этих целях создавал неверные маневры.

1-ые признаки необыкновенного движения врага появились к вечеру 3 (15) октября. Генерал Иван Дорохов сказал о способности движении противника к Калуге. Правда, в тот же денек начальники партизанских отрядов Александр Фигнер, действовавший у Можайска, и Николай Кудашев с Рязанской дороги донесли, что оснований для беспокойства нет. Но сообщение Дорохова заставило задуматься главнокомандующего. Он отдал приказ командирам армейских партизанских отрядов усилить наблюдение, чтоб получить более четкие сведения о противнике и не пропустить его движения.

Миша Кутузов знал, что Наполеон заняв Москву, оказался в тяжелом положении. Французская армия не могла на сто процентов обеспечить себя всем нужным в Москве. Командование российской армии развернуло широкую партизанскую войну, которая препятствовала нормальному снабжению войск. Для поиска продовольствия и фуража французскому командованию приходилось направлять значимые отряды, которые несли утраты. Для охраны коммуникаций и сбора провианта Наполеон был обязан держать большие войсковые соединения далековато за пределами старой российской столицы. Пробы Наполеона начать мирные переговоры с Александром и Кутузовым провалились. Время для решения о выводе армии из Москвы стремительно приближалось.

Генералитет российской армии воспринял весть о вероятном движении противника из Москвы, как начало отступления войск Наполеона. Генерал-квартирмейстер Карл Толь предложил собственный план нападения на авангард Мюрата, что должно было существенно ослабить французскую армию. Воплощение этой цели, по воззрению Толя, не представляло особенных затруднений. Авангард Мюрата мог получить подкрепления только из Москвы, появилась возможность разбить значительную часть французской армии раздельно от главных сил. По данным разведки на реке Чернишне (приток Нары) в 90 км от Москвы, там силы Мюрата расположились с 24 сентября, следя за российской армией, было менее 45-50 тыс. человек. И, что самое главное враг расположился вольготно, плохо организовал систему охранения. В действительности под началом Мюрата было 20-26 тыс. человек: 5-й польский корпус Понятовского, 4 кавалерийских корпуса (точнее всё, что от их осталось, после Бородинского схватки французское командование не сумело вернуть свою конницу). Правда, французский авангард имел сильную артиллерию – 197 орудий. Но, по воззрению Клаузевица, они «скорее нагружали авангард, чем были бы ему полезны». Фронт и правый фланг растянутого расположения сил неаполитанского короля были защищены реками Нарой и Чернишней, левое крыло выходило на открытое место, где только лес отделял французов от российских позиций. Около 2-ух недель позиции российской и французской армий соседствовали.

Выяснилось, что левый фланг французов, упирающий в Дедневский лес, практически не охраняется. К воззрению Толя присоединился начальник Головного штаба армии Леонтий Беннигсен, дежурный генерал при главнокомандующем Пётр Коновницын и генерал-лейтенант Карл Багговут. Миша Кутузов идею одобрил и принял решение штурмовать неприятеля. В тот же вечер он утвердил диспозицию, согласно которой движение войск должно было начаться на последующий денек – 4 (16) октября, в 18 часов, а сама атака – 6 часов утра 5 (17) октября.

Днем 4 (16) октября Коновницын направил начальнику штаба армии 1-й Западной армии Ермолову приказ, который подтверждал, что выступление произойдёт «сегодня же в 6 часов пополудни». Но выступление войск в сей день не состоялось, потому что диспозицию не доставили впору в части. Миша Кутузов был обязан отменить приказ. Видимо, ответственность за срыв своевременной доставки диспозиции в войска лежит как на Беннигсене, которому было доверено командование войс

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 40 | 0,707 сек. | 8.77 МБ