Тяжкий и грациозный ИС-7

Создание 1-го из последних томных танков Русского Союза – ИС-7 – началось еще в 1944 году. Во 2-ой половине 44-го конструкторский коллектив под управлением Ж.Я. Котина вознамерился обобщить весь опыт, приобретенный при боевой эксплуатации томных танков и сделать на его базе новейшую бронированную машину. Правда, начальство этот интерес не поделило: нарком танковой индустрии В.А. Малышев не поддержал идею. Но Котин был настойчив и стал продвигать идею через управляющего НКВД Л.П. Берию. Нарком внутренних дел заинтересовался предложением и помог началу работ. Более того, зимой 45-го было развернуто сходу три проекта, которые в конечном итоге привели к созданию самого томного российского танка ИС-7. Согласно российскей традиции, все новые проекты носили наименование «Объект», но отличались номерами. Это были «Объект 257», «258» и «259». Три различных танка имели как достоинства, так и недочеты.

Тяжелый и грациозный ИС-7
ИС-7 на испытаниях

Тяжелый и грациозный ИС-7
Опытнейший эталон 1948 года во дворе завода. На этой машине отсутствуют пулеметы в корме башни и зенитная установка. Фото из коллекции М.Коломийца

Тяжелый и грациозный ИС-7
Опытнейший эталон 1948 года во дворе завода. На этой машине отсутствуют пулеметы в корме башни и зенитная установка. Фото из коллекции М.Коломийца

После анализа сделанных проектов и отбора нужных решений наилучшие выработки были собраны в «Объекте 260», разработка которого началась летом 45-го. Другим заглавием танка стал индекс ИС-7 – эта машина была призвана продолжить линейку томных танков «Иосиф Сталин». Воспользовавшись опытом не так давно окончившейся войны, конструкторы под управлением Котина смогли выполнить все инженерные работы в считанные месяцы. Уже 9 сентября был утвержден полный пакет рабочих чертежей. Большая награда в этом принадлежит ведущему конструктору Н. Шамшурину. Кроме общей координации проекта, он был одним из инициаторов сотворения узкоспециализированных конструкторских групп; конкретно этот подход к разработке дозволил проводить все работы в сравнимо малые сроки. Не считая того, разделение на группы посодействовало сделать и ввести в конструкцию ИС-7 ряд увлекательных инноваций, ранее не применявшихся в русском танкостроении.

Менее уникальной была конструкция бронированного корпуса. Катаные и литые листы брони сваривались в единую конструкцию. При всем этом ряд бронеплит устанавливался под значительными углами, до 60°. Совместно с лобовой и бортовой броней шириной до 150 мм углы наклона сулили существенное улучшение уровня защиты. Лобовая часть танка, как и на прошлых томных танках, делалась по схеме «щучий нос», но, в отличие от иных бронемашин, имела незначительно наименьший размер и не так выдавалась вперед. Башня «Объекта 260» являлась предстоящим развитием соответственного агрегата танка ИС-3. Литая башня имела толщину от 50 мм на крыше до 210 в лобовой части. К этому прилагалась 350-миллиметровая маска орудия. Снутри забронированного объема размещался экипаж из 5 человек. Рабочие места 4 из их были расположены в боевом отделении и башне.

В процессе проектирования моторно-трансмиссионной группы и ходовой части также было использовано несколько ноу-хау, хотя и не всегда совершенно точно успешных. Например, уже на ранешних стадиях проекта было предложено расположить снутри моторно-трансмиссионного отделения дополнительные баки. Ввиду наклона бортовых листов, там создавался ничем не занятый объем, в каком нельзя было расположить какие-либо агрегаты. В связи с этим свободное место под бортами и в подмоторном постаменте было занято топливом. Но скоро от баков рядом с движком пришлось
отрешиться – еще до начала строительства опытнейшего эталона выяснилось, что вибрации от мотора и коробки могут разрушать сварные швы баков и приводить к течи горючего. При определенных обстоятельствах это угрожало пожаром. Необходимо отметить, что «Объект 260» все таки получил увлекательное нововведение, связанное с топливной системой. Дело в том, что это был 1-ый российский танк, на котором применили мягенькие топливные баки. Благодаря простоте производства емкости сложной формы, возросла эффективность рассредотачивания внутренних объемов, а полное количество дизельного горючего подросло с 750 л. танка ИС-3 до 1300 л у ИС-7. Не считая того, практически вдвое возрос припас хода.

Тяжелый и грациозный ИС-7
Древесная модель танка ИС-7 в истинную величину. 1946 год. Фото из коллекции М.Коломийца
Тяжелый и грациозный ИС-7
Опытнейший эталон 1948 года во дворе завода. На этой машине отсутствуют пулеметы в корме башни и зенитная установка. Фото из коллекции Г.Петрова

Что касается фактически мотора и коробки, то их вид сформировался далековато не сходу. Сначало в процессе проекта «260» рассматривалось сходу четыре варианта комплектации и сборки моторно-трансмиссионной группы. В качестве движков предлагались дизели КЧ-30 мощностью в 1200 л.с. либо два В-12 по 600 л.с. каждый. Для взаимодействия с каждым движком предлагалось по два варианта коробки. В первом случае это были обычные механические механизмы, во 2-м – электронная система. Так, для мотора КЧ-30 предназначалась спарка из 2-ух генераторов по 323 кВт каждый, а для В-12 – два по 336 кВт. Два тяговых электродвигателя во всех вариантах с электротрансмиссией были схожими и имели мощность эквивалентную 315 л.с. Вне зависимости от используемой коробки, массивные движки добивались довольно большой объем. Дошло до того, что на днище танка просто не оставалось места для торсионов подходящей длины. Для сохранения требуемых черт подвески в первый раз в российскей практике были использованы т.н. пучковые торсионы. Заместо 1-го длинноватого стержня амортизация осуществлялась пакетом из 7, имевших наименьшие линейные размеры и сечение. Это положительным образом сказалось не только лишь на плавности хода, да и на высоте всей бронемашины. Очередное оригинальное изменение обычных схем было связано с опорными катками. В отличие от прошлых танков конструкторского бюро Ж.Я. Котина, ИС-7 оснащался крупноразмерными катками, которые не добивались установки дополнительных поддерживающих роликов – высшая часть гусеницы «бежала» прямо по опорным каткам. Особо необходимо отметить необычную конструкцию гусениц. Литые траки новейшей гусеницы имели резинометаллический шарнир, с помощью которого был осязаемо снижен износ гусениц и шум при движении. Не считая того, литье траков обходилось дешевле штамповки, хотя в таком случае требовалась дополнительная обработка технологических отверстий. И все таки расходы на литье и «на напильник» были осязаемо меньше, чем ранее. В то же время, перед пуском производства прототипов танка пришлось существенно переработать необычную идею для того, чтоб более дешевенький технологический процесс не мешал изготовлению серийных бронемашин.

Сначала 1946 года «Объект 260» был существенно доработан, но заглавие проекта осталось без конфигураций, что иногда вызывает неурядицу. Предпосылкой доработок стал ряд выявленных недочетов ранее примененных решений, также трудности у смежников. Завод №77 никак не мог довести до мозга спарку из 2-ух 600-сильных движков, из-за чего пришлось находить другие решения. Аналогичным образом обстояли дела со спец танковым дизелем на 1200 лошадиных сил. Из-за таких заморочек конструкторам Ленинградского Кировского завода в срочном порядке пришлось связываться с Заводом №500 и в сжатые сроки адаптировать для танка авиационный дизель АЧ-300. Под заглавием ТД-30 этот мотор был установлен на 1-ые макеты ИС-7.

Тяжелый и грациозный ИС-7
Представители ГБТУ и управление Кировского завода осматривают опытнейший эталон 1946 года. Фото из коллекции П.Липатова

8 сентября 1946 года 1-ый построенный «Объект 260» освеженного проекта был передан на тесты. До конца такого же года он успел проехать по полигону порядка тыщи км. Наибольшая скорость 66-тонной машины на шоссе превосходила 60 км/ч. По разбитой дороге ИС-7 разгонялся до в два раза наименьших скоростей. Для томного танка это было более чем отлично. Уникальный пучковый торсион подвески также заслужил положительные отзывы. 25 декабря 46-го на полигон выслали 2-ой макет. Несколько месяцев спустя рабочие ЛКЗ собрали два бронекорпуса, созданных для пробного обстрела. Металл корпуса и башни выдерживал попадания калиберных снарядов всех германских противотанковых пушек калибра до 128 мм. Также выполнялись тесты с обстрелом из 130-мм орудия С-70. В отчете об испытаниях говорилось, что попадания никак не сказались на состоянии собак, находившихся снутри танков-мишеней. И все таки есть определенные сомнения в том, что экипаж мог бы сохранить спокойствие либо даже работоспособность после попадания 130-мм снаряда, пусть даже и без пробития брони.

К тому времени, когда собирались 1-ые экземпляры «Объекта 260», Центральное артиллерийское конструкторское бюро вместе с пермским заводом № 172 разработало и сделало пробную партию 130-миллиметровых танковых пушек С-26. Орудие со съемным казенником и щелевым дульным тормозом обеспечивало 33-килограммовому снаряду скорость на уровне 900 метров за секунду. В укладках танка помещался 31 снаряд раздельного заряжания. Клиновой затвор с полуавтоматикой копирной системы, также механизм досылания дозволил довести скорострельность пушки до 6-8 выстрелов за минуту. Все же, по ряду обстоятельств от орудия С-26 скоро отказались. В 1946 году в том же ЦАКБ под управлением В.Г. Грабина была сотворена танковая пушка С-70 аналогичного калибра. В том же году было собрано три макета орудия, а к 1948-му сдана пробная партия из пятнадцати экземпляров. Нарезная пушка С-70 имела более высочайшие свойства, чем С-26. Так, калиберный бронебойный снаряд покидал ствол со скоростью 1030 м/с, что позволяло на расстоянии в километр пробивать до 280 мм гомогенной брони. Подкалиберный снаряд, в свою очередь, имел скорость 1800 м/с и на том же расстоянии прошивал 350-миллиметровую преграду. Снутри перекомпонованного под С-70 боевого отделения помещалось по три 10-ка снарядов и гильз.

Тяжелый и грациозный ИС-7

Начиная с третьего экземпляра ИС-7, пушка С-70 стала его основным орудием. Дополнительное вооружение танка на этом шаге имело в собственном составе приличное число пулеметов: 14,5-мм КПВ и два 7,62-мм РП-46 были установлены в одном пакете с пушкой и игрались роль спаренного вооружения. Еще четыре пулемета РП-46 располагались по бортам корпуса и башни, два на корпусе предназначались для стрельбы вперед, два других на башне – вспять. В конце концов, восьмой пулемет (КПВ) располагался на башне и употреблялся в качестве зенитного. Потом на всех вариантах «Объекта 260» количественный состав пулеметов не будет изменяться, хотя на ряде машин будут установлены не РП-46, а СГМТ. В то же время, конструкция пулеметных установок была сырой и востребовала много доработок.

Перед созданием пробной партии из 4 машин очередные конфигурации перетерпела силовая установка. Дизель ТД-30 поменяли движком М-50Т. Этот морской дизельный мотор имел 12 цилиндров и наивысшую мощность в 1050 лошадиных сил. Естественно, это было меньше, чем у требовавшейся спарки, но выбирать не приходилось – создание новых движков шло очень медлительно и без особенных фурроров. Броско, что при установке мотора М-50Т понадобились ранешние выработки по пучковым торсионам: с помощью их не потребовалось существенно переделывать внутренний объем моторно-трансмиссионного отделения.

За 1948 год из цехов Ленинградского Кировского завода вышло четыре новых танка ИС-7 с пушками С-70. После недолгих промышленных испытаний их передали испытателям от министерства обороны. Испытатель Е. Кульчицкий, которому было поручено начать ходовые тесты новых танк
ов, очень положительно откликался о свойствах «Объекта 260». По его словам, даже на наибольшей скорости в 60 км в час тяжкий танк просто слушался рычагов: «машина полностью покорлива водителю». Последующие пробеги под управлением водителей Е. Кульчицкого, В. Ляшко и К. Ковша вполне подтвердили все отзывы, также посодействовали собрать ряд принципиальной инфы относительно рекомендуемых режимов работы мотора. Пробные стрельбы также прошли, в целом, успешно. Трудности начались мало позднее.

Тяжелый и грациозный ИС-7
ИС-7. Опытнейший, сделан в 1948 г. Масса — 68т., экипаж — 5 человек, длина — 7380 мм, ширина — 3400 мм, высота — 2480 мм. Вооружение — 130-мм пушка (боекомплект 28 снарядов), 12,7-мм спаренный с нею пулемет, 6 7,62-мм пулеметов (четыре установлены впереди, на гусеничных полках и на бортах башни, управлялись дистанционно), 12,7-мм зенитный пулемет на крыше башни (в походном положении складывался на левый борт). Бронирование — лоб башни — 210 мм, лоб корпуса — 150 мм. Мощность мотора — 1050 л.с., скорость — 59 км/ч, припас хода — 300 км. Рис. Миши Петровского (Историческая серия "Техники-Молодежи" 1990 года)
Тяжелый и грациозный ИС-7
Любителям ассоциировать — ИС-7 (68 т., экипаж — 5 чел, высота -2600 мм, 130-мм пушка, боекомплект 28 снарядов, лоб корпуса — 150 мм, лоб башни — 210мм) и T-VIB (68 т., экипаж — 5 чел, высота — 3090 мм, 88-мм пушка, боекомплект 72 выстрела, лоб корпуса — 150 мм, лоб башни — 180 мм) Картинки М.Петровского

Поначалу при обстреле из противотанкового орудия снаряд срикошетил от борта вниз и попал в крепление катка. Тот отвалился и отлетел на солидное расстояние. Разумеется, что подобные попадания в боевой обстановке являются последней редкостью. Да только некие ответственные лица стали ехидничать на тему «колосса на глиняных ногах». Последующий противный инцидент привел к потере 1-го из прототипов. Во время пробега по полигону зажегся движок. Автоматическая система пожаротушения два раза подавала в моторное отделение гасящую смесь, но потушить возгорание не смогла. Третьего срабатывания (наибольший припас – три порции консистенции) не было. Экипаж был обязан покинуть танк и глядеть, как он догорает. При расследовании пожара выяснилось, что несколько топливных баков танков-прототипов для экономии веса были сделаны из резины, а не из металла. По этой причине емкости стремительно прогорели и в прямом смысле подлили «масла» в огнь.

И все таки, похоже, не эти инциденты стали предпосылкой грустной судьбы танка ИС-7. Ходовые и боевые свойства «Объекта 260» были, как минимум, не ниже, чем у забугорных бронемашин такого же класса. Последние макеты ИС-7 весили 68 тонн, что очень не понравилось военным. Далековато не каждый мост Русского Союза мог выдержать такую нагрузку. Как следствие, очень ухудшалась мобильность подразделений, вооруженных томными танками. Та же неувязка появлялась и с перевозкой по стальной дороге. Весовые ограничения транспортной инфраструктуры потом скажутся на развитии всей российскей бронетехники, сначала, на томных танках. Стоит признать, забугорные танкостроители тоже столкнулись с этой неувязкой. В 70-х годах английские и германские конструкторы разрабатывали многообещающий танк MBT-80 и отыскали достаточно увлекательное решение заморочек:

Как и при проектировании «Чифтена». одной из более критичных стала неувязка массы. Спецификация генерального штаба ограничивала массу многообещающего танка значением в 54,8 т (масса танка «Чифтен» Mk.5), но еще в процессе проработок проекта МВТ-80 английские спецы сделали вывод о невозможности усиления бронезащиты при условии сохранения массы нового танка на уровне массы «Чифтена» Mk.5. Массу нужно было прирастить до 60-62 т, в данном случае появлялась возможность усилить бронирование лобовой части корпуса и башни, также бортов.

Инженеры MVEE в качестве обоснования способности роста массы выдвинули тезис о малозначительной разнице меж 50- и 60-тонными танками. Так, при равных у
дельной мощности и давлении на грунт подвижность, средняя скорость движения, приемистость и проходимость будут приблизительно схожими. Одним из критериев, ограничивающих массу танка, является грузоподъемность дорожных мостов. Британцы провели анализ рассредотачивания на Европейском ТВД инженерных сооружений, ограничивающих подвижность танков; оказалось, что большая часть мостов рассчитано на нагрузку в 20 т, другими словами они с схожим фуррором провалятся и под 50-тонным танком, и под танком массой 60 т, а мосты грузоподъемностью 50 и 60 т «размазаны» по местности Европы приблизительно умеренно. В итоге подобного рода исследовательских работ и анализов удалось уверить военных поднять планку верхнего ограничения по массе до требуемых 60- 62т.

Тяжелый и грациозный ИС-7
Сопоставление ИС-7 и германского Е-100

Ряд историков танкостроения отмечают, что военные с самого начала относились к ИС-7 с определенной толикой подозрений, а с течением времени скептицизм только усиливался. Может быть, предпосылкой этого стали беды томного танка ИС-4, который имел потрясающее бронирование, но очень огромную боевую массу и, как следствие, нехорошую проходимость. Другое увлекательное разъяснение отказа от принятия на вооружение «Объекта 260» касается конфигурации мнений на будущую войну. В конце 40-х и начале 50-х сформировалась точка зрения, согласно которой в больших войнах наиблежайшего грядущего пригодится резвое и общее развертывание огромного количества танковых подразделений. Не считая того, ядерные удары в 1-ые часы войны могли просто вывести из строя до трети всей бронетехники. Разумеется, что тяжкий, малоприспособленный к перевозкам и дорогой танк, при всех собственных преимуществах, не подходит для схожих конфликтов.

В конце концов, создание нового томного танка могло серьезно воздействовать на темпы строительства освоенных типов. Ленинградский и Челябинский фабрики не могли совладать с этой задачей, ничем не жертвуя. Потому проект «Объект 260» был закрыт. До нашего времени самый тяжкий российский танк дожил исключительно в одном экземпляре, который экспонируется в танковом музее городка Кубинка.

Тяжелый и грациозный ИС-7
Тяжелый и грациозный ИС-7
Тяжелый и грациозный ИС-7
Тяжелый и грациозный ИС-7

По материалам веб-сайтов:
http://armor.kiev.ua/
http://pro-tank.ru/
http://vadimvswar.narod.ru/
http://otvaga2004.narod.ru/

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 40 | 0,861 сек. | 8.88 МБ