Книги катастроф

Катастрофические наводнения начала XXI века

Когда сотрясается земля

Цунами

Землетрясения, цунами, катастрофы

Без авианосцев не обойтись

Без авианосцев не обойтись
Сейчас российскому ВМФ необходимы по последней мере четыре современных корабля с настоящей авиагруппой
Константин Сивков
Спор о том, строить ли Рф авианосцы, не прекращается в протяжении всего периода существования этого класса кораблей. Объективный анализ указывает: ВМФ в перспективе не сумеет отлично решать возлагаемые на него принципиальные задачки в далекой морской и океанской зонах, если в составе его группировок не будет хотя бы 1-го авианосца, может быть, с атомной энергетической установкой, с 70–90 летательными аппаратами на борту. Среднее количество – более 2-ух на любой из океанских флотов.

Фактически во всех странах мира ответ на этот вопрос был конкретный: одни, которые ориентировались на сухопутные войны, отрешались от таких кораблей, другие, стремящиеся к расширению сферы собственного преобладания в мире, увеличивали в составе собственного флота количество авианосцев как основного военного инструмента проведения собственной наружной политики.

А авианосцев и не было

В составе Правительского флота Рф авианесущие корабли появились практически сразу с другими странами мира – во время Первой мировой войны. На Черном и Балтийском морях в гидроавиатранспорты были переоборудованы два торговых судна. После Октябрьской революции в русском флоте была принята концепция малой войны, в какой места авианосцам не нашлось. Но уже к концу 30-х годов осознание необходимости иметь в составе ВМФ СССР авианосцы имелось.

" Современное противостояние корабельных группировок осуществляется фактически только в воздушной среде ”
В согласовании с кораблестроительной программкой к концу 40-х годов в составе океанских флотов должны были быть авианосцы. Более того, в конце 30-х годов русским правительством предпринимались пробы приобрести в Германии недостроенный авианосец «Граф Цеппелин». Но Берлин отказался от сделки. Все же конкретно этот корабль стал первым русским авианосцем. В согласовании с контрактом о разделе флота Германии «Граф Цеппелин», находившийся в 92-процентной готовности к вводу в строй, был передан СССР и официально зачислен в состав флота. Его внедрение позволило бы начать формирование своей авианосной школы. Большой энтузиазм этот корабль представлял и с инженерной точки зрения, так как германское судостроение в тот период было одним из самых передовых в мире. Под воздействием разных подковерных течений вопреки воззрению управления ВМФ было принято политическое решение об ликвидировании этого корабля. С того времени и до середины 60-х годов к авианосцам в СССР отношение было негативное. Официально они числились орудием злости.

С выходом русского Военно-морского флота в океан стало ясно, что без авианосцев обеспечить реализацию активной наружной политики в далеких районах мира очень проблемно. Ну и группировкам флота на огромных удалениях от собственных баз выдержать массированные авиационные удары без авиационного истребительного прикрытия будет очень проблематично. Началось проектирование всеполноценных авианосцев. Но снова вмешались малокомпетентные, но очень влиятельные люди, которые достигнули строительства некоторых гибридов – авианесущих крейсеров, сочетавших внутри себя свойства ракетных крейсеров и носителей самолетов вертикального взлета и посадки.


Коллаж Андрея Седоватых
Это были корабли проекта 1143, которых выстроили четыре единицы. При этом последний значительно отличался от первых 3-х вооружением, в особенности радиоэлектронным. Состав авиагруппы был схож – 36 летательных аппаратов. В том числе одна эскадрилья самолетов вертикального взлета и посадки Як-38 либо Як-38М, эскадрилья противолодочных вертолетов Ка-27ПЛ и несколько поисково-спасательных вертолетов. Опыт их эксплуатации показал неэффективность таких самолетов в современной войне на море.

Потому было запланировано строительство серии авианесущих кораблей с самолетами «нормального» взлета. Всего, судя по материалам открытой печати, их предполагалось выстроить как минимум четыре. Из их два с обыкновенной энергетической установкой. Это «Адмирал Флота Русского Союза Кузнецов» и «Варяг». А два других – с атомной, 1-ый из которых был заложен под заглавием «Ульяновск». «Кузнецов» в 1990 году принят в состав ВМФ СССР и ориентирован на Северный флот. А другие достроены не были в связи с распадом страны.

Начиная с перестройки против развития авианосцев в нашей стране была развернута кампания в прессе. Ряд малокомпетентных в военно-морских дилеммах людей навязывал популяции и политикам позицию о том, что авианосцы нашей стране не необходимы. Одними из первых были уничтожены доставшиеся Рф от СССР авианесущие крейсеры. К 1993 году в составе нашего флота осталось только два из 5 кораблей этого класса. После реализации Индии авианесущего крейсера «Адмирал Горшков» в русском ВМФ всего один таковой корабль – «Адмирал Флота Русского Союза Кузнецов».

Сейчас, судя по материалам открытой печати и высказываниям видных военных и политических управляющих, конкретного представления – необходимы ли авианосцы в русском флоте – до сего времени не существует. Только за период с 2007 по 2012 год взоры два раза изменялись на обратные.

Сценарии мирного времени

Не вдаваясь в детали, все задачки ВМФ РФ можно свести к главным – защите муниципальных интересов военными средствами в мирное время, в том числе поддержке русской дипломатии и собственных людей, отражению злости с морских направлений – в военное.

География интересов Рф, сначала экономических, очень пространна и простирается на огромную часть Мирового океана. Это развитие экономических отношений в рамках БРИКС, добыча морепродуктов, включая удаленные от наших берегов районы, добыча нужных ископаемых и энергоресурсов на морском и океанском деньке, транспортировка грузов и почти все другое.


Прирастить
В числе главных задач, требующих вербования для их действенного решения авианосцев, необходимо подчеркнуть роль в миротворческих действиях, защиту людей Рф в зонах военных конфликтов и их эвакуацию из их, также из районов техногенных и природных катастроф. Выделяемые для решения этих задач, в особенности в зонах военных конфликтов, группировки сил флота должны быть способны отражать ограниченные неожиданные удары малых групп и отдельных катеров либо малых боевых кораблей и подводных лодок, также боевых самолетов и ракет. Это может потребоваться в интересах обороны корабельных соединений, защиты штатских воздушных судов русской либо зарубежной принадлежности и разных наземных объектов, обеспечения безопасности людей Рф от атак агрессивных войсковых формирований (в большей степени иррегулярных) в процессе эвакуации.

Последняя может осуществляться как конкретно посадкой на корабли и суда в порту либо с необорудованного побережья, так и воздушным методом – вертолетами и транспортными самолетами. Их безопасность также нужно будет обеспечивать как от угроз наземных средств ПВО, так и от вероятных атак истребителей. Без роли боевой авиации эти задачки в принципе не могут быть решены, в особенности те, что связаны с противодействием авиации и наземным войсковым формированиям в глубине зарубежной местности выше нескольких км.

Для прикрытия эвакуации людей Рф, обороны корабельных соединений, защиты штатских воздушных судов русской либо зарубежной принадлежности и разных наземных объектов от неожиданных атак отдельных боевых самолетов и ракет либо малых групп будет нужно патрулирование парами и звеньями истребителей обороняемого района вместе с одним-двумя самолетами ДРЛО и У. Зависимо от удаленности района патрулирования от авианосца нужны круглые сутки от 12–15 до 24–30 самолетов истребительной авиации и от 4 до восьми самолетов ДРЛО и У.

Нельзя исключить в неблагоприятных критериях и возможность атаки больших групп авиации, приемущественно против соединений надводных кораблей, особо принципиальных объектов либо скопления большой массы людей. Численность таких групп может достигать 30 единиц. Для их отражения будет нужно выделять соответственное количество истребительной авиации – 12–18 машин и, может быть, дополнительный самолет ДРЛО и У.

Для контроля подводной среды в районе нахождения корабельной группы в интересах своевременного обнаружения подводных лодок до выхода их в атаку ракетами малой дальности либо торпедным орудием будет нужно на угрожаемых направлениях более 2-ух – 4 вертолетов. Для этого нужно будет иметь в составе авиагруппы авианосца более 12 вертолетов.

Для противодействия группам наземных войск и иррегулярных формирований также нужна корабельная авиация. Деяния малых групп иррегулярных формирований, наносящих неожиданные удары, парируются только своевременным наведением на их групп авиации из положения дежурства в воздухе. Аналогичным образом отражаются неожиданные атаки малых групп катеров, в особенности ракетных. Потому как минимум одна ударная группа корабельной авиации численностью два – четыре самолета должна патрулировать воздушное место. Наряд сил – также от 12–15 до 24–30 самолетов.

Критическая эвакуация людей из небезопасной зоны в глубине местности может востребовать вербования для этого 10-ка и поболее транспортных вертолетов. При неблагоприятных критериях их обеспечивают группами истребительной и ударной авиации по четыре – восемь машин. Не считая этого, нужны самолеты обеспечения – один-два – РЭБ и хотя бы один – ДРЛО и У. При отсутствии такового прикрытия решение этих задач может востребовать огромных дипломатичных усилий, сопровождаться значительными вещественными и политическими потерями и даже, может быть, большенными жертвами или оказаться вообщем невозможным.

Таким макаром, для неопасного воплощения внешнеполитической деятельности Рф в мирное время нужен довольно мощнейший авианосец в составе нашего флота.

Во время войны

Одной из важных задач ВМФ Рф станет нанесение поражения ударным авианосным и ракетным группировкам противника. Главные районы боевых действий последних – участки далекой морской и океанской зон, удаленных от нашего побережья на 400–600 км. Отсюда они будут наносить удары по объектам на местности нашей страны и кораблям в море и на базах.

Общеизвестно, что приемущество на море нереально без заслуги господства в воздухе. Современное противостояние корабельных группировок осуществляется фактически только в воздушной среде. Удары противокорабельных ракет и ударной авиации отражаются истребителями и зенитными огневыми средствами кораблей. Малые группы и одиночные надводные корабли подвергаются атакам 2-ух – 4 крылатых ракет либо самолетов. В ударах по большим соединениям надводных кораблей могут быть использованы 30–40 и поболее ПКР с ракетных кораблей и подводных лодок либо до 40–50 самолетов палубной либо тактической авиации.

Только корабельными средствами ПВО, сколь бы сильными они ни были, отразить такие удары фактически нереально. В особенности если средства воздушного нападения подходят фактически сразу, прикрываются самолетами РЭБ и удар противокорабельных ракет предваряется действиями самолетов огневого поражения средств ПВО.

Истребительная авиация не только лишь уничтожает часть атакующих самолетов противника, да и дезорганизует их атаку. В конечном итоге последняя растягивается по времени – средства воздушного нападения подходят относительно маленькими группами, которые корабельная ПВО удачно уничтожает. Нарушается целераспределение в ударной группе противника, срываются его пробы прикрыть свои средства воздушного нападения радиоэлектронными помехами и подавить противорадиолокационными ракетами корабельную ПВО.

Конкретно дезорганизация групп атакующих самолетов является основным вкладом истребительной авиации в ПВО корабельных соединений при отражении ударов тактической и палубной авиации противника.

Могут внести приметный вклад в ПВО корабельных соединений истребители и при отражении крылатых ракет, уничтожая более небезопасные цели за пределами досягаемости корабельных средств ПВО.

Для отражения больших групп тактической авиации либо палубной авиации будет нужно выделить от 24 до 32 самолетов истребительной авиации, основная часть которых будет действовать из положения дежурства на аэродроме (на палубе) при обеспечении их управления с самолетов ДРЛО и У. За пределами 100–150 миль от берега это может быть только с авианосца.

Не считая более больших корабельных групп в боевом порядке ударного соединения имеются малые группы и одиночные корабли, решающие разные обеспечивающие задачки. Для их прикрытия также нужна истребительная авиация, которая будет способна их прикрыть от неожиданных ударов малых групп средств воздушного нападения, приемущественно из положения дежурства в воздухе.

Имеет ряд преимуществ по сопоставлению с крылатыми ракетами и внедрение корабельной авиации для ударов по соединениям больших надводных кораблей противника. Превосходя крылатые ракеты по дальности деяния (800 и поболее км против 450–500 для ракет большой дальности), группы корабельной авиации, имея в собственном составе кроме ударных самолеты РЭБ, разведки, ДРЛО и У, также истребители, способны с более высочайшей надежностью обеспечить выявление назначенных целей и их поразить. Фуррор прорыва к цели ударных самолетов и их ракет достигается угнетением системы ПВО противника и отражением атак его истребителей.

Очень важны корабельные истребители и для прикрытия действий ударных групп далекой (морской ракетоносной) авиации против авианосных и других больших корабельных соединений противника в далекой морской и океанской зонах. Сопровождение их корабельными истребителями дозволит если не убрать опасность со стороны палубных и береговых истребителей противника, то по последней мере минимизировать утраты от их действий до применимого уровня. При всем этом эффективность действий нашей авиации значительно вырастет.

Многообещающий вид

Группировкам ВМФ Рф предстоит решать задачки и в мирное, и в военное время далековато за пределами досягаемости самолетов истребительной и бомбардировочной авиации берегового базирования. Может быть ли решить эти задачки без поддержки авиации берегового базирования, сначала истребительной и штурмовой? С авианосцами – да. Они не блажь моряков, а насущная необходимость.

Проведенный анализ указывает, что авиагруппа русских авианосцев должна быть довольно многочисленна. Для выполнения всего круга задач в ее составе нужно будет иметь более 40–60 самолетов, способных биться с надводными и наземными целями, также с воздушным противником, включая и крылатые ракеты. Не считая их в составе авиагруппы нужно иметь четыре – восемь самолетов ДРЛО и У, два – четыре самолета РЭБ и два – четыре самолета-разведчика, также минимум 12 противолодочных и два поисково-спасательных вертолета. Всего от 70 до 90 летательных аппаратов. Другими словами это авианосец огромного класса, полным водоизмещением 75–85 тыщ тонн, может быть, с атомной энергетической установкой. Его система ПВО должна включать средства самообороны, способные отражать малые группы СВН (до 4 единиц) в критериях помех. Для этого система ПВО на каждый борт обязана иметь более восьми мотивированных каналов ЗРК малой дальности и два – четыре канала мелкокалиберной артиллерии.

Кроме этого в комплексе средств самообороны корабля нужно предугадать средства противоторпедной защиты и РЭБ, способные подавить ГСН противокорабельных ракет.

БИУС и другое радиоэлектронное оборудование в качестве важного требования должно обеспечивать возможность решения задач управления оперативным соединением, корабельной и взаимодействующей авиацией на всю глубину ее внедрения в интересах корабельного соединения.

Таких кораблей нужно иметь более 2-ух на каждом из океанских флотов Рф. Это дозволит с учетом проведения плановых ремонтов и других мер поддержания этих кораблей в боеспособном состоянии всегда иметь более 1-го боеспособного авианосца на каждом из океанских ТВД.

Константин Сивков,
1-ый вице-президент Академии геополитических заморочек, доктор военных наук

Вы должны войти, чтобы комментировать.