Фальсификация германских потерь

В связи с 70-ти летием неудачных для Красноватой армии боёв под Харьковом и на Крымфронте в 1942 году наверное снова начнут в массовом порядке появляться статьи и передачи. А в этих статьях и передачах создатели, не терзаясь ненадобными сомнениями, будут ассоциировать полностью достоверные сведения о потерях русских войск с очевидно фальсифицированными сведениями о германских потерях. Для верной оценки тех событий читатели и зрители должны без помощи других находить правду об истории собственной страны, не надеясь на проф историков.

Числа военных утрат вермахта из его военного дневника либо фленсбургского архива, 2 млн. погибших и 1,9 млн. пропавших до конца 44 года либо 2,9 млн. пропавших за войну. Либо 2 млн. погибших и 1,7 млн. погибших из числа пропавших, объединённые в балансе 56 года в общую графу 3,7 млн. погибших на войне боец. Эти числа были непонятны с самого момента их опубликования, потому вместе с ними была и другая оценка, приверженцем которой был и Урланис, в 4,5 млн. погибших. Да и эти числа были так очевидно занижены, что востребовали пересмотра.
Потом появились оценки Оверманса в 5,3 млн. погибших, Кривошеева в 4,457 млн. погибших германцев и 0,67 млн. их союзников, Гареева и Литвиненко в 8 млн. погибших одних только германцев. Разглядим особенности этих оценок.

Официальная статистика вермахта хороша тем, что она подробна, составлена очевидно в период войны сходу по результатам недавнешних событий, находит отражение в бессчетных сохранившихся документах времён войны, по форме графика соответствует аналогичной статистике русских войск и главным событиям войны. Другими словами, если были огромные схватки, то утрат больше, были мелкие, то утрат меньше. Где на русском графике утрат пик, там и на германском пик, где на русском графике утрат спад, там и на германском также. Чего ни как не скажешь про Оверманса, хотя он, по его словам, воспользовался материалами поимённого учёта времён войны, карточками военнослужащих и половинками смертных медальонов. Но график утрат у него таковой, что вся его работа отпадает сходу, пока не стало понятно, где он ошибся либо смухлевал. Либо может быть, он показал полностью радиво только сохранившуюся часть поимённого учёта, но в любом случае работа Оверманса непонятна и подлежит переделке. А вот официальная статистика вермахта смотрится достоверно, вопрос только во сколько раз они её занизили.

Цифра Кривошеева смотрится обоснованной, она основывается на приведённых Гиллебрантом данных о численности армии и числе мобилизованных. Все же, это обоснование очень предварительное, его нельзя признать достаточным, так как и численность германской армии и мобилизации в немецкую армию плохо исследованы историками. А Гиллебрант — лицо так заинтересованное в подтасовках, что его применение, хоть и принужденное за неимением наилучшего, должно быть очень усмотрительным и кропотливо проверяться. Оценка Гареева является эмпирической на самом деле, но имеет также своё обоснование. Количество официальных германских военных захоронений на местности СССР сначала 90-х годов существенно превышало 2 млн., а неофициальных было более 4 млн. человек. Добавив к ним тех, кто умер за пределами СССР и тех, чьи могилы не обнаружены, можно получить эмпирическую оценку в 8 млн. человек. Работа Владимира Литвиненко более подробна, она базирована на многосторонних оценках. Более увлекательным его рассуждением является вариант баланса германского населения. Там он, ссылаясь на работу П.Поляна, определяет численность переселившихся в Германию после войны в 8 млн. человек. Соответственно и утраты германской армии у него уже не 4, а 8 млн. Его статья была размещена в газете "Дуэль" №17-18(417) от 3 мая 2005 года под заголовком "Были ли утраты Красноватой армии чрезмерными?", эта статья есть и в вебе.

Ещё во времена Урланиса появилось предположение, что пропавшие без вести немцы по сути должны быть отнесены к погибшим. Но тогда появляется вопрос, куда вносить германцев попавших в плен? Дело в том, что в процессе боевых действий было взято в плен практически столько же германцев, сколько обозначено в германской статистике пропавших без вести и даже больше. Другими словами пропавшие вначале еле вмещают в себя всех взятых в плен, поточнее сказать вообщем не вмещают, а если их ещё и отнести на счёт погибших, то пленные в германском учёте совсем повиснут в воздухе. Единственно правильным будет признать, что число пропавших содержит в себе как погибших, так и пленных, но при всем этом занижено, как и все германские числа утрат на определённый коэффициент. Но подобрать таковой коэффициент, который давал бы при умножении на него всех частей германской статистики правдоподобную цифру утрат трудно.
Например, мы представим, что этот коэффициент 2. Тогда пропавших без вести будет наименее 6 млн. и убитых будет около 4 млн., что практически согласуется с догадками Урланиса, даже превосходит, приближаясь к цифре Оверманса. Вот почему Оверманс и привёл слухи о том, что германская статистика утрат занижена в 2 раза. И вправду, утраты в 39 году Польше и в 40 году во Франции по данным Оверманса в 2 раза выше, чем официальные данные. Но в 43 году эта идиллия завершится, в этом году утраты по Овермансу в 3 раза превысят официальные, а в 44 году в 5 раз затмят официальное число убитых. В 45 году по Овермансу среднемесячные утраты убитыми более чем в 2 раза затмят даже характеристики рекордного 44 года, и это таинственное возрастание утрат по экспоненте разъяснить вразумительно никак нельзя. Все же, если отвлечься от рассредотачивания утрат по годам войны, коэффициент 2 имеет право претендовать на внедрение при пересчёте официальных германских утрат в реальные, только Оверманс при всем этом на сто процентов отпадает. Покалеченых при таком коэффициенте пересчёта будет около 11 млн. на 5-6 млн. убитых с учётом убитых из числа пропавших. А это на пару-тройку миллионов меньше, чем должно быть при соотношении убитых и раненных 1 к 2,5.
Примем коэффициент 3. Тогда пропавших будет наименее 9 млн. и из их более 4 млн. пленных и поболее 4 млн. убитых. А фактически убитых будет до 6 млн., а тем мы уже намного превысим числа и Оверманса и Кривошеева, так как практически убитых у нас будет до 10-11 млн., больше, чем у Гареева и Литвиненко. И раненных у нас тогда будет до 15 млн., а погибших от ран будет до 1,5 млн., что не соответствует числу практически убитых по соотношению убитых и раненных.

По сути, если вдаваться в подробности, то следует признать, что все части германской статистики утрат множить на какой-нибудь коэффициент нельзя.
К примеру, количество взятых в плен военнослужащих германской армии полностью поддаётся независящему от фальсификаторов учету, их число следует выделять из числа пропавших без вести и коэффициенты пересчёта к ним не использовать.
Потом, утраты лётного и технического состава ВВС, утраты на домашнем фронте, утраты плавсостава ВМС, утраты берегового состава ВМС, все они могут быть оценены независимо, раздельно от других утрат вооружённых сил и их лучше бросить без разделения на уменьшающий коэффициент. Их правдивость послужит доказательством правдивости остальной статистики.
Не считая этого, нужно бросить без уменьшения утраты на западе. Так как с лета 1940 года Германия стремилась к миру на западе, осложнять дела излишней ложью было бы тупо. Тем паче интенсивность боевых действий на западе была так мала, что фальсификацию утрат тяжело было бы скрыть. И снова же, для доказательства остальной статистики полезно часть сведений бросить нефальсифицированными.
Не считая того, число погибших от заболеваний и происшествий фальсифицировать не имело смысла. Это не означает, что это число не могло фальсифицироваться командирами подразделений для улучшения отчётности собственных подразделений, но централизованным порядком это число фальсифицировать смысла не было.
Зато требовалось фальсифицировать число уволенных из армии по ранениям и непригодности к службе, так как это число прямо связано с числом раненных.

Всё это не исключает того, что в 39 и 40 годах утраты делились на 2, очень может быть, что коэффициент 2 для уменьшения статистики утрат был традиционен для Германии ещё со времён кайзера.
Но к лету 1941 года было не тяжело проинструктировать офицеров ведущих военные дневники по отделам 1а и 1б, в тех частях, которые были выделены для нападения на СССР, о новеньком порядке фальсификации отчётности. Я полагаю, что проще всего им было указать считать десятками, это проще, чем разделять на 2. В качестве примера схожих инструктажей можно привести случаи из германской авиации, где ротам пропаганды летом 1941 года в войне против СССР полагалось считать утраты только того корпуса, в каком они были большими. Эта аннотация стала известна в СССР из допроса пленных. Но вот аннотация определяющая считать утраты самолётов в процентах повреждений, до сего времени нигде не размещена. А ведь огромное количество людей в германской армии считали эти проценты и направляли отчёты генерал-квартийместеру и вся эта, глупая на 1-ый взор, отчётность имела некий таинственный смысл для него и, возможно, для всей германской авиационной службы тыла. Может быть, эти проценты повреждений как-то связаны с потребностями в запчастях. Может быть, что процент повреждений самолёта значит количество запчастей на повреждённой машине, которые не стали снимать с неё из-за их негодности, в процентах к полному списку подлежащих снятию с повреждённого самолёта данного типа запчастей перед его списанием. Такая трактовка подтверждается тем, что подполковник Греффрат в книжке "Война в воздухе" повреждения в 10% уже относит к невозвратным.

Может быть, что аннотации о фальсификации утрат получали только штабы корпусов и армий сухопутных сил на восточном фронте. При таком положении дел существенно сокращалось количество лиц причастных к фальсификациям утрат, и повышалась достоверность всей статистики. Вообщем, выяснить на каком уровне выполнялась фальсификация утрат можно по относительно обычной, хотя и трудоёмкой, методике. Следует взять донесения о потерях за некий период от частей и соединений, входивших в некий корпус, сложить и сопоставить с донесениями корпуса о потерях за тот же период, также сложить донесения корпусов и сопоставить с донесениями армий. Таким макаром, можно будет осознать на корпусном либо армейском уровне выполнялись подтасовки, либо начиная с уровня дивизий. Причём лучше сделать это для нескольких корпусных объединений в различные годы войны, так как в различные годы и в различных местах дела могли обстоять по различному.
Таким макаром, можно не только лишь установить, кто проводил фальсификации и где, да и оценить коэффициент пересчёта германских утрат, поглядеть изменялся ли этот коэффициент в протяжении войны. При всем этом коэффициент 2 имеет то достоинство, что смотрится достовернее, а коэффициент 10 лучше простотой пересчёта. В любом случае, утрата значений при пересчёте была много меньше погрешности учёта. При всем этом индивидуальный учёт вёлся раздельно и работа Оверманса с индивидуальной картотекой военнослужащих могла бы иметь смысл, если бы знать, где он там напортачил.

Так какой коэффициент пересчёта применялся? Я считаю, что считали десятками, другими словами разделяли на 10, другие люди считают, что разделяли на 2 либо 4. Есть ли метод разобраться? Нужно подробнее разглядеть статистику утрат и не только лишь германских.

На веб-сайте http://poteryww2.narod.ru в разделе "Приложение 1" приведены данные германской статистики. Они стопроцентно совпадают с данными о германских потерях из Мюлера Гиллебранта "Сухопутная армия Германии". Не считая того, подекадные сводки стопроцентно совпадают с данными из дневника Гальдера. Так, что даже недостающие данные за июнь-июль 1941 года в их можно смело подменять данными из Гальдера, но уже без разбивки по армиям, очевидно.
С учётом произнесенного выше о том, что уменьшающий коэффициент не мог применяться ко всей статистике сразу, конкретно подекадные сводки утрат сухопутных войск на восточном фронте и следует рассматривать для определения уменьшающего коэффициента, так как конкретно к ним он и применялся.
При всем этом, следует осознавать так, что в это число утрат входят утраты всех приданных сухопутным силам частей и подразделений других родов войск и военизированных формирований. Включая имперскую трудовую повинность в числе тех подразделений, которые были приданы армейскому командованию и работали в зонах его ответственности, аналогично и подразделения Тодта, части связи, зенитные, строй и охранные из состава Люфтваффе, транспортные и тому схожее. Вообщем все оперативно подчинённые армейскому командованию силы должны в эту статистику заходить, ведь армейское командование их использовало.
Также нужно осознавать, что если число погибших и раненных могло просто делиться на уменьшающий коэффициент, то из числа пропавших без вести должно выделяться количество людей предположительно попавших в плен, от этого на графике утрат должны появляться соответствующие резкие всплески пропавших. Построив график утрат их можно узреть.
Для сопоставления следует выстроить график подобных утрат русских войск. Ассоциировать графики следует по аналогичным характеристикам, это убитые и умершие от ран на шагах санитарной эвакуации, раненные отправленные в тыловые лазареты, пропавшие без вести и попавшие в плен.
Графики утрат следует строить поквартальные, так как у Кривошеева они конкретно такие.

Таблица военных утрат по кварталам войны на советско-германском фронте с 22.06.41 по 30.04.45 гг., германские данные взяты без конфигураций из официальных германских документов:

Фальсификация немецких потерь

Оверманс за два последних квартала войны не сумел разобраться, кто на каком фронте погибал, что очень неблагопристойно смотрится и просит особых объяснений.

Фальсификация немецких потерь

Для начала разглядим график утрат Красноватой армии:

Фальсификация немецких потерь

На графике видно, что пик кровавых утрат приходится на 3 квартал 1943 года, ранее времени кровавые утраты в целом росли, после чего времени уменьшались. Амплитуда утрат убитыми относительно малых значений около 200 тыс. человек и исключительно в 43 году до 450 тыс. человек.
Сейчас поглядим, что предлагает Оверманс:

Фальсификация немецких потерь

Общая тенденция графика — очевидное возрастание. При всем этом кривая тренда явственно смахивает на экспоненту. Хотя данные за 45 год Оверманс не сумел поделить по направлениям, понятно, что если их добавить, как раз получится тенденция к возрастанию утрат по экспоненте. На этом основании график можно считать очевидно неправильным.
Сейчас поглядим, что предлагает официальная германская статистика:

Фальсификация немецких потерь

 

Видно, что кровавые утраты 41 года выше, чем в 43 году, чего быть не может. Возможно, утраты 41 года фальсифицировались не потому что в другие годы, ещё шло отлаживание технологий фальсификации. Потому утраты 41 года мне придётся разглядеть раздельно в следующем. Видно что, как и ожидалось, утраты пропавшими имеют более выраженные пики, чем на русском графике утрат. Видно, что кроме 1941 года пик кровавых утрат приходится на 3 квартал 1943 года и в целом, если исключить 41 год, график имеет тенденцию повышаться к этому кварталу, а потом линия тренда снижается. Амплитуда утрат убитыми относительно полосы минимумов составляет около 20-30 тыс., а разница меж 2 и 3 кварталами 43 года около 60 тыс. фрицев.
Сейчас сравним эти графики меж собой.

Фальсификация немецких потерь

Видно, что график Оверманса до 2 квартала 1942 года вообщем противоречит реальному ходу событий. Общая тенденция графика Оверманса противоречит реальному описываемому им процессу и амплитуда утрат убитыми относительно полосы минимумов очень меняется на различных участках, противореча реальным графикам военных утрат. Полное воспоминание того, что Оверманс распределял утраты во времени искусственно, руководствуясь прозаической логикой и познанием главных событий войны из книг германских мемуаристов, не вдаваясь при всем этом глубоко в природу описываемого им процесса. Или его начальные данные очень не полные.

Другое дело график утрат убитыми из официальной германской статистики. Так как утраты 1941 года я рассмотрю позднее, про остальную часть графика в сопоставлении его с русским графиком утрат, можно сказать, что эти графики сходны, только германский график ниже и амплитуда отклонений от полосы минимумов у него меньше, чем у русского графика. Причём амплитуда этих отклонений меньше приблизительно во столько раз, во сколько он сам ниже русских данных о числе убитых русских бойцов. Для инженера имевшего дело с обработкой экспериментальных данных ясно, что этот график сглажен путём деления всех данных на коэффициент от 5 до 10, коэффициент 2 уже из рассмотрения исключается. Есть ли возможность это обосновать? Есть.
Дело в том, что такие разные графики откликов на однообразное наружное воздействие могут получиться, если измеряемая величина находится в зависимости от некого характеристики, общего для всей системы подвергающейся воздействию. К примеру, величина растяжения пружины находится в зависимости от её жёсткости. Под одним и этим же грузом слабенькая пружина растянется больше, а жёсткая меньше. Таким макаром, меняя нагрузку во времени, для слабенькой пружины можно получить график растяжений схожий на график утрат русских войск. А для жёсткой пружины график растяжений будет похож на график германских утрат при схожей нагрузке, где роль нагрузки делает интенсивность боевых действий. Это мы и лицезреем на графиках.
Но этого быть не должно, так как такая физическая модель будет неверна в применении к армии.
Армия является системой дискретной в плане структуры. Она состоит из отдельных людей на физическом уровне вместе не связанных, только информационно. И если для германского бойца, как убеждают некие историки, возможность погибнуть в единичном боевом эпизоде много меньше таковой же вероятности реализующейся для русского бойца, то при интенсификации боевых действий эта возможность будет повышаться для германцев посильнее, чем для русской стороны. Это значит, что амплитуда отклонений у германского графика должна быть больше, чем у русского. Кто обладает арифметикой, тот знает, что в серии испытаний возможность независящего действия увеличивается с числом испытаний в согласовании с степенной функцией, скажем приближённая формула Пуассона имеет натуральное основание степени, также и формула Стирлинга и интеграл Гаусса. Другими словами, если подкинул монету 100 раз, и каждый раз выпадала решка, то возможность выпадения сокола очень повысилась и приближается к 100% наибольшей вероятности. Причём, при первых подкидываниях монеты возможность выпадения сокола будет расти очень очень. А с ростом числа подкидываний скорость роста этой вероятности будет замедляться очень очень, по мере того, как сама возможность будет асимптотически приближаться к лимиту наибольшей 100% вероятности.
Так же и с потерями. В периоды затишья на фронтах, в периоды малой интенсивности боевых действий, для германцев их низкая средняя возможность смерти в бою становится ещё намного ниже, фактически нулевой, а для русских бойцов разница будет наименее приметной. В периоды насыщенных боёв возможность смерти для германцев резко растет, еще резче, чем для русских войск, соответственно и амплитуда графика утрат у германцев должна быть больше. Для русских бойцов, как убеждают некие историки, возможность смерти в бою всегда высочайшая, соответственно утраты русских войск должны не много зависеть от интенсивности боевых действий, во всяком случае, меньше, чем у германцев и амплитуда колебаний графика утрат относительно полосы минимумов должна быть меньше. Так как речь идёт о 2-ух армиях воевавших в одной и той же войне и бывших в этой войне противниками, то рост числа боевых эпизодов и рост интенсивности боёв, для обеих армий схож. Соответственно для той стороны, у которой кривая графика кровавых утрат размещена ниже, амплитуда этого графика должна быть больше.
Так как на практике картина совершенно другая, то можно уверенно и доказательно гласить о том, что конкретно германский график сглажен, конкретно германские утраты сфальсифицированы. Коэффициент сглаживания определяется приблизительно 10 кратной различием в амплитудах графиков, так как числа 7, 8, 9, на роль такового коэффициента не годятся, они не комфортны и не логичны, а числа 5 и меньше очень малы.
Сейчас можно выстроить график утрат вермахта с применением коэффициента 10.

Фальсификация немецких потерь

Вот так, приблизительно, должен смотреться график утрат германских войск. Тут утраты убитыми на советско-германском фронте больше 10 млн., утраты пропавшими, включая попавших в плен, больше 10 млн., утраты раненными чуток меньше 40 млн., ещё сюда нужно добавить погибших от ран около 3-4 млн. и утраты на других фронтах. Но это ориентировочный график, для получения окончательного графика германских утрат нужно учитывать много различных событий, которые я учёл только вчерне, очень грубо. К примеру, утраты 1941 года я просто помножил на 10, а по сути их следует разглядеть раздельно. Есть и другие упрощения.

Сравним утраты убитыми:

Фальсификация немецких потерь

Видно, что сейчас у германских войск амплитуда утрат убитыми несколько больше, чем у русских войск. Навряд ли это значит, что следует использовать наименьший коэффициент пересчёта, скажем 7 либо 8, вероятнее всего, для некого количества частей вермахта вошедших в число утрат на этом графике, продолжала действовать древняя система фальсификации утрат с коэффициентом 2, либо некая часть данных совсем не сфальсифицирована, но основная часть данных, непременно, сфальсифицирована. Таким макаром, настоящий график можно получить пересчётом с наименьшим понижающим коэффициентом, к примеру 8 либо 9, но это не будет означать, что конкретно этот коэффициент применялся для фальсификации. Наверное для уменьшения утрат применялся коэффициент 10, просто не ко всем частям, но к большинству частей и соединений, воевавших на советско-германском фронте.

Для примера поглядим сравнительные графики по убитым, в каких для германских войск применялись коэффициенты 7 и 8:

Фальсификация немецких потерь
Фальсификация немецких потерь

Тут видно, что коэффициенты пересчёта 7 и 8 смотрятся более реальными, чем коэффициент 10, так как при их амплитуда колебаний графика германских утрат, как ей и положено при более высочайшем положении графика, меньше, чем на русском графике утрат. При применении коэффициента 8 количество убитых будет чуток больше 8 млн., при коэффициенте 7 будет чуток больше 7 млн. убитых. Но сюда также нужно добавить погибших из числа пропавших и погибших от ран в лазаретах. При всем этом коэффициент 8 смотрится, на мой взор, реальнее.

Отчего так? Ведь применялся конкретно коэффициент 10? А это вышло из-за сложного устройства германской армии. Если почитать ежедневник Гальдера, то там он определяет численность войск "восточного фронта" от 2,5 до 3,2-3,6 млн. человек. Причём он обращается к этой цифре так, что не остаётся никаких колебаний в том, что фальсифицировались конкретно утраты этой категории военнослужащих вермахта. Но это только численность 150-250 дивизий плюс несколько отдельных частей. И только к этой части войск "восточного фронта" Гальдер и использовал коэффициент 10. Другие войска "восточного фронта", оперативно приданные части ВВС, ВМС, Тодта, трудовой повинности, и остальные военизированные формирования, имели численность на фронте около 2-3 млн. человек мгновенно и были подчинены армейским объединениям оперативно. Это означает, что армейские штабы их использовали, не всегда как тыловиков, и об их потерях отчитывались, но на 10 их уже не разделяли, вобщем, у их и утраты были меньше, чем у сухопутных войск. Их утраты просто прибавлялись к потерям армий. Утраты армии резерва также не делились на 10, до того времени, пока эти резервы не поступят в войска и не будут распределены по запасным батальонам и боевым частям в составе армейских объединений на фронте.
Всё это значит, что если есть желание составить четкий график германских утрат, то для этого нужно много трудиться в германских архивах. Это работа для проф историка войны, если такой когда-нибудь у нас в стране отыщется.
Сейчас нужно поведать, какие упрощения я допустил в графике германских утрат пропавшими:

Фальсификация немецких потерь

 Этот график очень ориентировочный. Я вычел из 1 квартала 1943 года 100 тыс., остаток помножил на 10, потом прибавил 100 тыс., из 3 квартала 1944 года вычел 200 тыс., остаток помножил на 10, позже прибавил 200 тыс. Это очень ориентировочный расчёт. По сути следует тщательно рассматривать данные о потерях каждой германской армии и соотнося с реальным ходом боевых действий стараться представить для себя, сколько германские фальсификаторы могли из их отнять перед делением на 10. Снова же, может быть не для всех частей коэффициент 10 применялся, может быть, тут тоже следует использовать коэффициент 8 либо 9.
Но для начала следует узнать, кто этим занимался, может быть, что на уровне армий либо корпусов никаких вычитаний не делалось, просто разделяли всех пропавших чохом на 10 и всё. Другими словами просто считали в 10-ках штук. А уже на уровне штаба ОКХ некто доводил эти числа до уровня правдоподобных. Всё это можно проверить по документам, но просит огромного объёма кропотливой работы в германских архивах с германскими документами.

Итак, у историков имеется возможность не только лишь обосновать сам факт занижения германцами собственных утрат, да и вернуть настоящую картину германских утрат. Для этого нужно проявить заинтригованность, выучить германский язык и залезть в германские архивы. Это работа для экспертов. А мне, любителю, остаётся только ожидать, когда такая работа будет проведена, похоже, что никогда.

Видно, что моя оценка утрат германских войск даже и не очень отличается от утрат по Гарееву и Литвиненко, и число убитых и погибших от ран на шагах санитарной эвакуации я определяю в 8 млн. фрицев. Но тут ещё нужно скорректировать данные о потерях 1941 года. Не считая того следует учитывать 3 млн. погибших от ран в лазаретах, убитых в числе пропавших без вести, погибших на второстепенных фронтах тогда и получится, что демографические утраты германской армии будут около 15 млн. фашистов.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 34 | 0,728 сек. | 8.64 МБ