Чем бойцы и офицеры отличаются от военнослужащих

Чем солдаты и офицеры отличаются от военнослужащихКаждый денек привносит в наш лексикон что-то новое. Некие зарубежные слова приметны и нередко вызывают подсознательный протест. А вот новые слова, сработанные из родных запчастей, обычно особенных чувств не вызывают. Потому и привыкают к ним резвее. Даже если они на 1-ый взор смотрятся не совершенно натурально.

Не много кто не знает слова "иномарка". Слово еще из русской эры – из числа тех времен, когда на всю страну была одна полузакрытая мастерская, где чинили эти самые иномарки хоть какой породы. Слово понятное, сработанное по этим же правилам языка, что иноземец. Если иноземец был человеком почище, которому и живется лучше, то иномарка – это машина лучше. Но о ней и грезить не приходилось. Выдумано это искусственное слово было в некий казенной дыре, способом механического склеивания, чтобы никто вроде бы и не додумался, о чем здесь вообщем идет речь. Но продукт, предназначенный для внутреннего потребления в ведомственных гаражах, внезапно крепко угнездился в речи.

Грубовато сработанных из средств находящихся под рукой родного языка посреди и во 2-ой половине ХХ века, таких собственных слов для чужих либо новых вещей на удивление много.

Вот, к примеру, "военнослужащий". В нормативный словарь Ушакова он попадает перед самой войной в пику "офицеру" и "бойцу", о которых было сказано, что они "дореволюционные" и "зарубежные". Рука об руку с совторгслужащими военнослужащие должны быть отлаженными винтиками госмашины. В разгар Величавой Российскей войны офицерские звания возвратятся. Да и после войны их владельцы так и останутся "военнослужащими".

Для чего? А чтоб овеянный славой ветеран 2-ой мировой, более узнаваемый как "российский боец" ™, знал свое место в строю – сзади бойцов партийного и невидимого фронтов. И чтоб после войны офицерский корпус, — те же воины-освободители, — не очень задавался. Здесь для тебя, небось, не Турция, здесь армия не сама по для себя, а понятливая служанка партийно-государственного аппарата.

Так неловкое древесное слово "военнослужащий", из старенькых, позапрошлого века еще, "воинских служителей" слепленное, перевалило через две эры. Нет, остались у нас и бойцы и матросы, и офицеры, генералы и адмиралы. Даже маршалы были. Но только родовое наименование всех их совместно, общее официальное имя – это не "военные", не "бойцы" и не "офицеры", а неприметный канцеляризм – "военнослужащие".

Естественно, когда нужно, кое-где там, за кордоном, они могли преобразовываться в пропагандистских целях то в "воинов-интернационалистов", то в "воинов-освободителей". Последнее было в ходу для памятников. А для домашнего потребления все так и оставались военнослужащими.

Военнослужащему от этих понятий оставлена только одна мантра: приказы не дискуссируются. Ну и за неуставные дела с боец и офицеров спросили бы, а с военнослужащих и спроса нет. Комфортное управленческое слово, чтобы без оглядки на "солдатский долг" и "офицерскую честь".

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 33 | 0,160 сек. | 6.88 МБ