Чудо-танки в июне 40 первого. Фиаско чудо-танков

Чудо-танки в июне сорок первого. Фиаско чудо-танков

Незначительно в истории войны настолько таинственных и противоречивых страничек, как внедрение русских танков новых типов летом 1941 года. В эпических сказаниях Т-34 и КВ получают сотки отметин от попаданий снарядов без одного пробития, танк КВ в одиночку останавливает танковую группу, 26-тонные танки Т-34 несутся, чуть касаясь земли и сокрушая все на собственном пути

Обратной стороной эпических сказаний стало устойчивое мировоззрение, что красивые машины становились жертвами собственных командиров и что их массово кидали без боя. При правильном применении чудо-танки должны могли быть сокрушить противника еще до прорыва германских танковых групп к Днепру.

В незнании…

1-ая загадка – сам факт полного отсутствия инфы о новых русских танках в вермахте. Т-34 и КВ поступали в танковые соединения приграничных округов с конца 1940 года. К июню 1941-го счет шел уже на сотки. В Алитусе они стояли в открытых парках неподалеку от стальной дороги, по которой прогуливались поезда из Восточной Пруссии. Более того, в Ленинграде танки КВ ездили на заводские тесты у всех на виду. Можно было даже оценить объемы их производства. Все же в изданном в июне 1941 года карманном справочнике для вермахта по русской бронетехнике танки Т-34 и КВ не упоминаются. Кроме Т-38, Т-26, Т-28, Т-35 и БТ там находится только опытнейший тяжкий танк СМК под заглавием Т-35С. Информация об этой машине поступила к германцам от финнов– в декабре 1939 года СМК подорвался на фугасе в глубине финской обороны. В документах OKH/FHO (Отдела исследования армий востока ОКХ) есть танк Т-32, не вошедший в справочник. Как мы знаем, так в СССР назывался один из опытнейших образцов «тридцатьчетверки». Но ТТХ танка «Т-32» по версии OKH/FHO не имеют ничего общего с Т-34 и реальным А-32. Пред нами стает все тот же Т-35: одна 76,2-мм пушка, две 45-мм пушки, 5 пулеметов, броня 30 мм. При всем этом масса обозначена заранее заниженная для пятибашенного гиганта – 35 т.

…но во всеоружии

Но неведение не всегда значит неготовность к встрече с новыми танками противника. Речь даже не об опыте французской кампании и встречах германцев с томными B1bis. Кроме справочников по русским танкам ввермахте имелись скрытые графики бронепробиваемости снарядов противотанковых, танковых и зенитных пушек. Полосы графиков начинались еще выше самой толстой брони, которая могла германцам повстречаться в СССР, по их довоенным данным. Они оценивали броню Т-35С (СМК) в 60 мм. Зенитка калибром 88 мм брала 100-мм броню даже с 1 км. Подкалиберный снаряд к 50-мм противотанковой пушке ПАК-38 пробивал на 100 м в два раза больше– 120 мм брони. Соответственно, 50-мм танковой пушке с маленьким стволом на 100 м при стрельбе подкалиберным снарядом оказывалась «по зубам» броня шириной более 90 мм. Вобщем, следует отметить, что танков стакими пушками в вермахте было незначительно.

Без особенных чувств

Итак, ранешным днем 22 июня 1941 года войска 3-х германских групп армий пересекли советскую границу. Где же немцы в первый раз повстречались с Т-34 и КВ? Больше всего новых танков было в Киевском особенном военном окружении, но 1-ая встреча германцев с ними произошла не на Украине, а под Алитусом в Прибалтике и в районе Гродно.

Во 2-ой половине денька 22 июня под Алитусом (Олитой) состоялось танковое схватка меж 5-й танковой дивизией полковника Ф.Ф.Федорова и 7-й и 20-й танковыми дивизиями 3-й танковой группы (ТГр) германцев. Русская версия говорит, что дивизия полковника Федорова встретила противника в обороне, но исследование документов приводит к другому выводу. Германцами были захвачены плацдармы на Немане, а потом последовала контратака русских танков на ощетинившиеся зенитками и противотанковыми пушками позиции. В вечернем донесении 3-й танковой группы бой под Алитусом был оценен как «крупнейшая танковая битва за период этой войны» (другими словами 2-ой мировой) для 7-й танковой дивизии. Собственные утраты, по донесению 3-й ТГр, составили 11 танков, включая четыре «тяжелых» (Pz.IV). По русским данным, из 24 участвовавших в бою танков Т-28 было потеряно 16, из 44 Т-34 – 27, из 45БТ-7 – 30. Как мы лицезреем, за один раз было потеряно практически три 10-ка Т-34. При этом никаких особенных чувств столкновение с «тридцать
четверками» под Алитусом у германского командования не вызвало.

Чудо-танки в июне сорок первого. Фиаско чудо-танков

KB-2
Германские бойцы осматривают подбитый танк КВ-2 с орудием в установке МТ-1. На башне и маске орудия видно более дюжины следов от попаданий снарядов. Танк из состава 2-й танковой дивизии 11-й армии. Прибалтика, лето 1941 года.

Куда девались КВ?

Под Гродно танки 11-го механизированного корпуса генерала Д.К. Мостовенко 22 июня были применены в контрударе против наступавшей на город германской пехоты. Танкистам удалось предупредить незамедлительный разрушение обороны стрелковых частей, но ценой томных утрат. Всего, по германским данным, в боях на подступах к Гродно в 1-ый денек войны было уничтожено 180 русских танков.

В 1-ый же денек войны отважилась судьба всех 3-х танков КВ 11-го мехкорпуса. Один опрокинулся и затонул в болоте. 2-ой был обездвижен попаданиями в ходовую часть. Это был 1-ый танк КВ, с которым немцы столкнулись в боях. Как ни удивительно, донесений об этом столкновении не последовало. Видимо, танк был выведен из строя, до того как показал свою неуязвимость. 3-ий КВ из-за неисправности остался в мастерских, позже его подорвали при отходе. В этом эпизоде содержится ответ на вопрос, куда делись КВ и Т-34 летом 1941 года.

По итогам боев немцы отметили, что русские танкисты действовали «энергично и упрямо группами по 20–40 боевых машин». С другой стороны указывалось, что «эффективность 3,7-см противотанкового орудия достаточна против всех встреченных типов танков».

Новые резвые танки

По итогам боев под Гродно с частями корпуса Мостовенко немцы получили 1-ые достоверные сведения о новейших русских танках Т-34. Попавшие в плен танкисты сказали, что у их на вооружении состоит «два типа танков: Т-26 с 4,5-см противотанковым орудием и 2-мя пулеметами, бронирование– 15мм, и Т-34 с 7,62-см орудием и 2-мя пулеметами. Бронирование– минимум 30 мм». На вооружении 11-го мехкорпуса вправду были Т-26 и Т-34 (28 единиц). Последний имел схожие связи с БТ. Четкое число потерянных 22 июня «тридцатьчетверок», к огорчению, непонятно.

На 2-ой денек войны к процессу знакомства германцев с новейшей русской бронетехникой подключился Киевский особенный военный округ, ставший Юго-Западным фронтом. У местечка Радзехов неподалеку от границы вышло столкновение русских передовых отрядов и 11-й танковой дивизии германцев. Итогом боя стала утрата русской стороной 37 танков, в том числе как минимум 6 Т-34, германская сторона признает невозвратные утраты 7 танков. Под Радзеховом немцы «тридцатьчетверку» увидели и оценили: «Появились очень резвые томные неприятельские танки с 7,62-см орудием, которые отлично стреляют с далеких дистанций. Наши танки им очевидно уступают». При всем этом указывалось, что на ближней дистанции 37-мм пушки все таки поражают «быстрые танки». В целом же картина «типичный бой новых танков» вырисовывалась все яснее. Важным участником боев с германской стороны становилась артиллерия– как полевая, так и зенитная. Ее огнь поражал танки, отсекал от их пехоту и практически срывал русские атаки. Русская же артиллерия не поспевала за танками– стандартные для мехкорпусов тягачи СТЗ-5 не достаточно подходили для маневренного схватки.

Неуязвимый таран

Куда более драматично прошла встреча германцев с танками КВ в количестве больше 1-го. Они вступали в бой на различных участках фронта и вправду вызывали у противника шок. Первой вновь была Прибалтика. Передовой отряд 6-й танковой дивизии 4-й ТГр с утра 24 июня захватил плацдарм на реке Дубиссе рядом с городком Расейняй. Скоро плацдарм оказался под ударом танков русской 2-й танковой дивизии, в том числе томных КВ-1 и КВ-2. Стремительно выяснилось, что они «полностью неуязвимы для противотанковых средств калибром до 3,7 см». Русское контрнаступление перекатилось через Дубиссу и танковый удар обвалился на главные силы боевой группы Зекендорфа 6-й танковой дивизии. У нее не оказалось спасительных зениток, и для борьбы с новыми танками использовались рядовая артиллерия и реактивные минометы. В 13:00 1-ый КВ в Прибалтике был подбит 150-мм снарядом полевой гаубицы. Все же КВ давили позиции артиллерии, расстреливали и таранили легкие танки 35(t) чехословацкого п
роизводства.

В 17:30 в район действий боевой группы Зекендорфа прибыли «ахт-комма-ахты» – 88-мм зенитки. Германцам удалось приостановить и даже повернуть назад советскую танковую атаку и убить несколько железных гигантов. Исследование оставшихся на поле боя подбитых русских танков и допрос взятых в плен танкистов отдал им довольно полное представление о технических свойствах КВ-1 и КВ-2.

Неописуемый калибр

24 июня 1941 года стало деньком массового вступления в бой новых танков – разница во времени составляла считанные часы. Последовали совет-ские контрудары под Гродно (6-й мехкорпус), Немировом (4-й мехкорпус). Но атаки Т-34 и КВ не стали всеразрушающими. Позже командир воевавшей под Гродно 4-й танковой дивизии генерал Потатурчев на допросе в плену гласил: «Легкие германские противотанковые орудия были неэффективны против томных российских танков (50–68т), сдругими танками, в том числе Т-34, они боролись успешно».

Конкретно 24 июня в дневнике генерала Гальдера появилась запись: «На фронте групп армий ‘Юг’ и ‘Север’ появился российский тяжкий танк нового типа, который, видимо, имеет орудие калибра 80 мм (согласно донесению штаба группы армий ‘Север’ – даже 150мм, что, вобщем, маловероятно)». По сути это было незапятанной правдой: под Расейняем действовали танки КВ-2 со 152-мм орудиями в установке МТ-1.

25–26 июня масштабы использования новых танков возросли. Они контратаковали немецкую пехоту, танки и самоходки на Нареве, на подступах к Львову, у Расейняя, под Бродами – Дубно и Радзеховом. «Неуязвимость» новых танков оказывалась довольно условной. Так, утраты боевых машин 12-й танковой дивизии в контрударе под Бродами 26 июня составили 33 танка, в том числе 5 КВ и восемнадцать Т-34. 26 июня был поставлен типичный рекорд: под Радзеховом в одном бою было подбито сходу девять танков КВ. Сказывался и маневренный нрав приграничного схватки, что приводило к постепенному выходу Т-34 и КВ из строя по техническим причинам. Их надежность и моторесурс в то время оставляли вожделеть наилучшего.

Почему не вышло чуда?

Но не следует мыслить, что русские танковые контратаки были совсем никчемными. Они только не достигали эффекта, ожидаемого от чудо-танков. Даже контрудары с внедрением легких танков заставляли германские части останавливаться. Без этого разрушение обороны растянутых по фронту стрелковых дивизий приграничных армий был бы еще стремительнее. Неизменная угроза танковых контратак вынуждала германцев волноваться озащите флангов и осторожно двигаться вперед. Особо действенными оказывались контрудары, в каких участвовали танки КВ. К примеру, в журнальчике боевых действий группы армий «Юг» 29 июня прямо указывалось, что продвижение германских войск на Львов «сдерживалось контратаками, проводимыми при поддержке томных танков».

Появляется закономерный вопрос: была ли принятая командованием Красноватой армии стратегия целесообразной? Посиживать и поджидать противника в засаде летом 1941 года было более либо наименее никчемно – хотя бы так как не было понятно, где и в каком направлении немцы нанесут последующий удар. Более того, немцы меняли направление удара практически на ходу. Навязывалось одно решение – контратаковать. Слабенькие стороны организации мехкорпусов и тактические промахи русских командиров приводили к атакам при слабенькой поддержке артиллерии и пехоты. Это развязывало германцам руки в использовании против новых танков томных орудий, начиная от 88-мм зениток и заканчивая 105-мм пушками и 150-мм гаубицами, также позволяло им вести огнь по бортам новых танков. Если для КВ направление стрельбы не имело решающего значения, то для Т-34 выстрелы в борт из «дверных молотков» нередко становились смертельными.

Сделали все что смогли

В конце июня 1941 года в Белоруссии танки КВ стали тараном для прорывов из окружения в районе Белостока. С помощью их группам окруженцев удавалось вырваться из «котла». В танковом сражении под Дубно германская 16-я танковая дивизия понесла томные утраты. Главным средством борьбы с КВ оставались 88-мм зенитки. В конце июня и начале июля ввиду ухудшения обстановки начался общий отход русских войск на старенькую границу. Покоробленные и вышедшие из строя КВ и Т-34 приходилось кидать.

Ясно, что Т-34 вызвал у германцев летом 1941 года куда меньше чувств, чем КВ. Фактически, когда германские мемуаристы в 1950–1960-х пишут о «Т-34» в 1-ые месяцы войны, идет речь почти всегда о КВ. В документах же в качестве головного героя проходят «52-тонные» и «сверхтяжелые» танк
и. Позднее в воспоминаниях они стали усредненным русским танком, каким огромную часть войны был Т-34-76. Прозвище «дверной молоток» 37-мм противотанковая пушка получила за свое бессилие против КВ.

Настоящая история жутко далека от легенд и сказаний о чудо-технике. Все же Т-34 и КВ занесли приметный вклад в срыв плана «Барбаросса». В сентябре 1941-го у ворот Ленинграда, осознавая невозможность взять город штурмом, германский штабист из 41-го моторизованного корпуса написал фразу, которая идеальнее всего охарактеризовывает внедрение новых русских танков: «У него [противника] нет достаточного количества пехоты, но томные танки представляют собой препятствие, борьба скоторым отбирает много времени».

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 35 | 1,163 сек. | 8.74 МБ