Экспериментальная САУ «Объект 327». Пушка за пределами башни

Одной из основных заморочек в танкостроении с самого возникновения этого направления техники являлась загазованность боевого отделения. Время текло, появлялись новые танки, движки, орудия и другие системы. Но кардинального улучшения критерий в боевом отделении не было. Естественно, показавшиеся сначала 2-ой половине XX века эжекторы пушек и старенькые добрые вентиляторы улучшали условия работы экипажа, но не могли поменять ситуацию в корне.

Экспериментальная САУ «Объект 327». Пушка за пределами башни

Значимого улучшения обстановки в боевом отделении можно было достигнуть только 2-мя способами: или сделать его стопроцентно автоматическим и необитаемым, или вынести орудие за границы внутреннего объема танка. Конкретно 2-ая мысль была выработана и воплощена в металле инженерами конструкторского бюро свердловского завода «Уралтрансмаш». В 70-х годах в отделе специального оборудования этого КБ под управлением конструктора Н.С. Тупицына шла разработка новейшей самоходной артиллерийской установки «Объект 237». Целью работ было создание новейшей самоходки, которая поначалу дополнила бы в войсках САУ 2С3 «Акация», а позже и вполне заменила ее.

В качестве экспериментального вооружения для новейшей самоходной артустановки были выбраны 152-миллиметровое орудие 2А36, устанавливавшееся на самоходки «Гиацинт-С», и пушка 2А33 такого же калибра. Габариты, вес и отдача обеих пушек востребовали сделать новейшую ходовую часть. Основой для нее стал соответственный узел танка Т-72. Нормальную работу многокалиберного орудия должна была обеспечивать новенькая схема расположения опорных катков. Они как и раньше монтировались по 6 на борт, но сейчас фронтальные три катка и задние три размещались поближе друг к другу. Также большая отдача 152-мм орудия вынудила инженеров осязаемо переработать подвеску бронемашины. Все же, все доработки ходовой части танка Т-72, хотя и были значительными, все таки наименее приметны, ежели метод установки орудия.

Свердловские инженеры в первый раз в русской практике вынесли казенную часть пушки за границы боевого отделения. В конструктивном смысле это смотрелось последующим образом. На родное место посадки башни танка Т-72 ставилась особая башня особенной формы. За форму конструкторы окрестили ее шайбой. Эта «шайба» могла поворачиваться на 360° в горизонтальной плоскости. Снутри уникальной башни располагалась автоматика подачи снарядов и гильз, также рабочие места наводчика и командира самоходки. Особенный энтузиазм представляет система крепления пушки. Для того чтоб не помещать казенную часть вовнутрь боевого отделения и при всем этом сохранить возможность вертикальной наводки на значимые углы, ось подъемного механизма была помещена практически у самой задней части казенника. В конечном итоге вышло обеспечить новейшую самоходку хорошими углами наводки: вкруговую по горизонтали и около 30° по вертикали.

Пушки 2А33 и 2А36 были стопроцентно изолированы от экипажа и самоходка «Объект 327» стала первым российским типом бронетехники, в каком по определению не появлялось задачи вентиляции обитаемого объема. Не считая того, возросло свободное место снутри машины: при традиционной установке пушки 2А33 снутри боевого отделения ее казенник занимал бы порядка 70-75% от общего объема башни. Как будто не хотя «баловать» экипаж, инженеры «Уралтрансмаша» установили на освободившееся место автомат подачи боеприпасов и механизированную укладку. Выстрелы раздельного заряжания автоматом извлекались из укладки, подавались наверх, к орудию, и автоматом же досылались в камору. Для прицеливания при стрельбе прямой наводкой конструкторы под управлением Тупицына разработали новый прицел своей конструкции. От прошлых видов подобного оборудования он отличался «заточенностью» под внедрение с вынесенным на верх башни орудием.

В общем, «Объект 327» был очень и очень увлекательным проектом. Может быть, пойдя в серию, он сумел бы поменять вид самоходных артустановок всего мира. Но, как обычно, не вышло без заморочек. Больше всего неудобств доставило то самое оригинальное размещение пушки. Из-за высочайшей точки приложения усилия отдачи в неких случаях машину могло
трясти, если даже не опрокидывать. Из-за этого уверенный огнь был вероятен исключительно в сравнимо маленьких секторах впереди и сзади машины. Естественно, по мере надобности доворот может быть осуществлен и с помощью гусениц, но в таком случае поворотная башня становится принципно никчемной. 2-ая неувязка «Объекта 327» крылась в необходимости заряжания орудия при огромных углах возвышения. Новенькая механизация подачи снарядов и автомат заряжания часто не работали подабающим образом, что приводило к задержкам в стрельбе. Более того, при отсутствии решения этой задачи проблемы механик подачи и заряжания могли привести к тому, что экипажу пришлось бы выбираться из-под броневой защиты и своими руками вытаскивать заклинивший снаряд либо гильзу. В конце концов, вызывало сомнения отсутствие какой-нибудь защиты казенной части орудия, размещенной за пределами бронекорпуса. Инженеры рассматривали возможность установки специального бронекороба, но на опытнейших экземплярах он не устанавливался.

Задачи автоматики заряжания имелись у обоих опытнейших экземпляров «Объекта 327». Какой-то из них был обустроен орудием «Гиацинт», 2-ой – 2А33. В обоих случаях появлялись проблемы при подъеме боеприпасов и их досылании. Тесты 2-ух самоходок проявили все достоинства и недочеты примененного метода установки орудия и давали надежды на успешное окончание проекта. Все же, по состоянию на начало 80-х самоходка «327» все еще имела ряд заморочек. Невзирая на все усилия служащих конструкторского бюро и рабочих «Уралтрансмаша», размеренной работы всей механики достигнуть не удавалось. В принципе, можно было продолжать работу и все-же довести автоматику до мозга. Но времени у Тупицина и его товарищей уже не было. Разработке отдела специального оборудования практически наступала на пятки другая многообещающая САУ. В том же конструкторском бюро завода «Уралтрансмаш» под управлением Ю. В. Томашова уже полным ходом создавалась самоходка 2С19 «Мста-С». Куда более обычная конструкция 2С19 привела к тому, что из 2-ух проектов – необычного, но проблемного и «банального», зато обычного в производстве – был избран 2-ой.

Посреди 80-х проект «Объект 327» был совсем закрыт. За прошедшие с того времени годы один из опытнейших экземпляров САУ, предположительно, был утилизирован. 2-ой экземпляр, несший на для себя пушку 2А36, в 2004 году после долгого наличия на полигоне был выслан в музей «Уралтрансмаша». Мысль бронемашины с вывешенным над обитаемым отделением орудием до сего времени считается уникальной и многообещающей. Все же, и доныне ни одной схожей самоходке не удалось дойти до большого серийного производства.

По материалам веб-сайтов:
http://krasnaya-zvezda.com/
http://vestnik-rm.ru/
http://redstar.ru/

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 34 | 0,829 сек. | 8.49 МБ