Юрий Крупнов: Дмитрий Анатольевич, Вы неправы

Юрий Крупнов: Дмитрий Анатольевич, Вы неправыНе применив свое право вето в СБ ООН, Наша родина оказалась в очень неприглядной позиции.

Не применив свое право вето в Совбезе ООН неделю вспять, коварно воздержавшись, Наша родина оказалась в очень неприглядной позиции мещанина, который, посодействовав общественному бандитскому нападению на суверенное правительство Ливию со стороны натовской коалиции, сейчас «выражает озабоченность».

Есть еще возможность и поболее того, последняя необходимость кардинально пересмотреть официальную позицию Русской Федерации.

И когда Владимир Владимирович Путин порекомендовал вчера в Словении «тем, кто это все устроил», молиться о спасении собственной души, то принципиально, чтоб спаслась в конечном итоге сначала наша, русская душа, и Наша родина не была бы навечно причислена к этим устроителям-насильникам либо, как минимум, их умиротворителям.

Но правильное дипломатичное действие Рф нереально до того времени, пока президент Рф в собственных решениях будет исходить из непонятных, на мой взор, предпосылок и данных.

В этой ситуации не вижу никакого другого выхода, как обратиться впрямую к президенту Русской Федерации как к гражданину и как к человеку.

Почетаемый Дмитрий Анатольевич!

Обращаюсь к Для вас как личное лицо к личному лицу.

Считаю, что Вы полностью неправы в оценке событий вокруг Ливии и действий Рф в Совбезе ООН.

Справедливость моих слов явна уже даже в самом ординарном, «детском» моменте.

В собственном заявлении в пн Вы призываете меня и всех людей Рф и мира «помнить, что… поводом для принятия резолюций были деяния ливийских властей», что «все, что происходит в Ливии, связано с полностью отвратительным поведением, которое производилось управлением Ливии, и теми злодеяниями, которые были совершены против собственного народа», и «все остальное является последствиями».

Оставляя в стороне важный вопрос, на основании каких имеющихся в Вашем распоряжении фактических данных Вы делаете подобные суждения о Каддафи, хотелось бы осознать, где в Ваших поступках простая последовательность и принципы?

1 февраля Вы торжественно открыли в Екатеринбурге монумент Борису Николаевичу Ельцину, который был зачинателем не только лишь кровопролитной Чеченской войны, да и под телекамерами всего мира расстрелял Белоснежный дом. А в ночь перед расстрелом парламента кинжальным огнем из многокалиберных пулеметов БТР расстрелял полностью мирных людей, безысходно метавшихся на открытом асфальте около телецентра со ужасным именованием «Останкино».

4 октября 1993 года я шел на работу в полутора километрах от Белоснежного дома. Уже начали ухать выстрелы танковых орудий, а в переулках в центре Москвы нервно стояли какие-то странноватые люди в трениках и с автоматами в руках.

Не наемниками ли были эти автоматчики, набранные для зачистки мирных людей? Не при помощи ли наемников-танкистов расстреливали депутатов и других мирных людей в Белоснежном доме? Не наемные ли снайперы своими изощренно-подлыми выстрелами даже по «своим» провоцировали бойню, а именно, стреляли сзади в неширокую полоску под шлемом и над бронежилетом «альфовца», чтоб вынудить бойцов «Альфы» рассвирепеть и пойти на штурм строения парламента?

Не призываю Вас осуждать Ельцина, но как можно, при настолько высочайшей Вашей чувствительности к жертвам ливийского народа в итоге типо имевших место действий «нерукопожатного» Каддафи, заявлять на открытии монумента Ельцину, полностью достоверно расстрелявшего русский парламент и тыщи невооруженных людей, что «нынешняя Наша родина должна быть признательна президенту Ельцину за то, что в самый непростой период нашей истории наша страна не свернула с пути конфигураций, провела очень сложные преобразования и сейчас движется вперед», что Ельцину удалось «с честью выдержать все эти испытания»?!

Где Вы принципны как человек, Дмитрий Анатольевич: в случае с «нерукопожатым» Каддафи либо «искренним руководителем» Ельциным? И где принципиальность, если сравнить оба эти варианта?

Либо кровь ливийского народа – другой смеси и цены, чем кровь российского народа, расстрелянного не в песках либо горах, а в центре Москвы во время просм
отра телезрителями всего мира?

Либо другой настолько же возмутительный пример утери верности принципам. Как можно клеймить Каддафи и в то же время награждать самой высшей гос заслугой Рф – орденом Святого Андрея Первозванного – Миши Сергеевича Горбачева?

Не буду вспоминать Вильнюс либо другие приказы Горбачева выступать с орудием против мирных людей. И, снова же, не призываю Вас осуждать Горбачева: каждый вправе иметь свои симпатии. Но ничтожность Горбачева привела к развалу огромного страны и прямой либо косвенной смерти 10-ов и 10-ов тыщ человек. Как можно награждать этого человека наивысшей гос заслугой, из ничтожного человека делать икону служителя народа? В чем людская разница в отношении мирных людей меж Каддафи, Ельциным и Горбачевым?

Есть простая непоследовательность и в Вашей оценке самих начавшихся и полным ходом идущих военных действий ряда стран НАТО против Ливии.

Не зная всех событий и уровня давления Запада на президента Рф, не имею права осуждать Вас за директиву МИД отрешиться от ветирования той резолюции. Но для чего и на каком основании Вы громозвучно специально выдаете это решение чуть не в качестве эталона гос мудрости и даже нравственной победы Рф? И как Вы сейчас, на 3-ий денек бомбардировок, сможете считать ту резолюцию правильной и «в целом отражающей… наше осознание происходящего в Ливии»?

Отлично. Вы считаете, что Вы правы в ситуации с Резолюцией 1973. Но тогда как Вы сможете гласить о том, что нельзя допускать «реальные боевые действия»? О том, что «закрытие воздушного пространства» Ливии значит неизбежные ракетно-бомбовые удары, министр обороны США Гейтс тщательно говорил в Конгрессе еще три недели вспять. У Вас есть Генштаб и ГРУ, и не знать этой причинно-следственной связи нереально. Да Вы же и сами заявили, что этот Ваш «квалифицированный отказ от ветирования» был «с полностью понятными последствиями»!

И для чего сейчас делать недоуменный вид? И, как это было вчера в процессе Вашей встречи с министром обороны США Робертом Гейтсом, сводить делему Резолюции 1973 к тому, как она производится?

Разве принципно и человечно, ясно зная, что такое режим бесполетной зоны, выражать озабоченность «возможностью жертв посреди штатского населения» и прикрывать это типо «неизбирательным применением сил авиации»? Какое такое избирательное применение сил авиации может быть даже при самом сверхточном оружии, Дмитрий Анатольевич? Не являются ли такового рода замысловатые фразы всего только прикрытием Вашего упорствования с защитой неверного отказа от вето?

В пн Вы, сведя ситуацию к плохому Каддафи, заявили: «Все, что происходит в Ливии, связано с отвратительным поведением, которое производилось управлением Ливии, и злодеяниями, которые были совершены против собственного народа. Об этом не надо забывать, все другое является последствиями». Разве 10-ки убитых «томагавками» мирных обитателей Ливии – это «остальное» и просто «последствия»?!!

Дмитрий Анатольевич, пока не поздно, следует тормознуть!

Со денька на денек уже не заокеанский Каддафи, а Вы (лично Вы!) будете повинны в убийстве такими «неизбирательными» ракетами определенных мирных ливийцев, включая малышей и дам.

На данный момент пришел момент, Дмитрий Анатольевич, когда нужно и еще может быть полностью проявить Вашу принципиальность и гуманизм, и приостановить бойню.

Я уверен, Дмитрий Анатольевич, что, в отличие от «цивилизованных» янки и англичан, высокопоставленные представители которых уже с недостижимым цинизмом заявили, что они «не располагают сведениями о смерти мирных людей от ракетно-бомбовых ударов», Вы надлежащими фактами располагаете.

Дмитрий Анатольевич, уверен, что Вы обладаете тем редчайшим мужеством, которое позволяет на публике пересмотреть свои взоры и в этой критичной ситуации реабилитировать Россию и организовать вправду нравственные дипломатичные деяния.

Навряд ли стоит рассчитывать на то, что Россию пригласят к «посреднической миссии для мирного урегулирования конфликта в Ливии». Не для того продавливали обе резолюции (в особенности последнюю), чтоб останавливаться и не доводить дело до конца. Ну и в случае маловероятного решения Запада притормозить ни с какой стороны посредничество и миротворчество Рф им уже не надо. Наша родина уже сделала для их свое дело, Наша родина может «уходить».

Потому нужно поновой проектировать русское дипломатичное действие. Тут необходимы творчество и большой разум.

Считаю, что схожее де

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 33 | 0,557 сек. | 8.73 МБ