Как могут развиваться действия в Рф при проникновении на её местность организованных групп боевиков

Создателем данного текста является Василий Павлов и найден он был у известного блогера Zergulio. Мы не можем сказать, что схожий сценарий ожидает Россию как об этом утверждает создатель. У нас другое мировоззрение на данный счет. В статье увлекательна сама механика этого нюанса сетецентрических войн, которая довольно подробна описана в этом тексте. Текст приведен вполне.

Представлюcь для начала. Я подполковник припаса. Чуток более одного года провёл в Сирии вкупе с войсками республиканской гвардии в качестве волонтёра, военного репортёра. Занимался съёмкой и, естественно, того, как действует сирийская армия, какие трудности появились и… я уже озвучивал ранее и желал поведать чтоб обсудили люди, которые может быть не связанны с данной темой плотно, со стороны поглядели на вероятные опасности на базе сирийского опыта, опасности, которые могут появиться у нас. Посмотреть на актуальность заморочек на базе ливийско-сирийского, а на данный момент уже на базе ливийско-сирийско-украинского опыта.

Один из военных наших теоретиков произнес, «Сегодня русская военная наука не даёт нам чёткого осознания того, что из себя может представлять нынешняя война. Потому мы будем готовиться к чему-нибудь.» В 2-ух словах кое-где так. По сути, если военная наука нам такового ответа не даёт, то это очень грустно. По сути ответ этот есть – полностью понятно какого типа война более возможна сейчас.

Концепция современной войны сейчас полностью поменялась и вызвано это последующими причинами: развитие противоборства СССР и США привело к тому, что средства поражения повсевременно совершенствовались и усложнялись. Появилась ситуация, когда средства поражения стали стоить дороже объектов поражений и война в том виде в русское и постсоветское время война при помощи больших технологий и армий высочайшего уровня не прибыльна. Думаю, все согласятся с тем, что война – экономическое понятие, она имеет экономические корешки. В итоге войны неважно какая сторона пробует добиться какого-то результата, который можно будет потом преобразовать в экономику.

И сейчас ситуация такая, что современная армия при злости против какого-нибудь страны не способна с применимыми затратами одолеть. Утраты агрессора, даже не говоря уже о том, что вероятен ответный удар — орудие массового поражения у нас обширно распространенно, которое совершенно точно сделает утраты неприемлемыми – даже злость сильной страны против слабенькой экономически нерентабельна. Утраты так значительны (экономические конкретно), что весь смысл войны пропадает. Это показала Югославия, где НАТО понесло расходы такие, как-будто оно проиграло войну. Пример: около 2 тыщ крылатых ракет, боле 3 тыщ самолётовылетов не сумело убить хиленькую ПВО Югославии. Войска НАТО не смогли начать [наземную] операцию до того, как политическими методами эта неувязка не была решена.

— Сколько стоит крылатая ракета? Кое-где миллион баксов, а на данный момент наверняка 10.
— Точно не знаю, но кое-где так. Бронетранспортёр подбитый таковой ракетой стоит кое-где 300 тысяч…. Они могли одолеть, но последствия таковой победы свели на нет итог.

И потому была сотворена концепция нового метода ведения войны – террористическая война при помощи дешёвой массовой силы, нанимаемой на месте и в сопредельных государствах. Тыща необученных боевиков дешевле 1-го приготовленного бойца с современными средствами ведения войны. Джевелин (FGM-148 Javelin – южноамериканский переносной противотанковый комплекс) стоит как тыща боевиков. Урон от тыщи боевиков очевидно превосходит урон от такового комплекса.

Террористические армии дёшевы, массовы, эффективны, плюс нет способности нанести ответный удар. Так как террористическая армия никому не принадлежит, не по кому наносить удар. Все знают владельцев армии, кто её спонсирует, но формально претензий никаких не предъявить. Такая террористическая война складывается из нескольких компонент:

1. понижение актуального уровня сопредельных государств и сотворения в их точек непостоянности, мест, где можно набирать боевиков, где конфликт вялотекущий позволяет просачиваться через границу, где орудие на руках у населения. И это позволяет на границе страны сделать повсевременно действующий источник боевиков. Понижение актуального уровня в примыкающих странах приводит к понижению цены боевиков. Развязывание религиозной либо государственной истерии, работа СМИ и потом спонсирование и обеспечение орудием. Украина по сути на мой взор подходит по характеристикам и по происходящему в ней как страны подготовки в ней плацдарма. Мы лицезреем что на данный момент происходит на Украине. Вот этот сам процесс и был задачей [целью].

То же самое в Сирии. Всем полностью понятно, что боевики одолеть не могут. Но это не цель – одолеть. Победа [цель] – это непостоянность, процесс войны. У нас в качестве источника живой силы могут быть гастарбайтеры (если у их жизнь не задалась – там не нашёл себя, и тут тоже), местные прибывающие ваххабиты. Ваххабизм, к огорчению, у нас стал очень продвигаться – это течение, которое не признаёт полутонов, они готовы дохнуть на само деле. Плюс большущим подспорьем вероятному агрессору будут вернувшиеся из Сирии наши боевики из Чечни. Они совершенно точно молвят о том, что в Сирии они готовятся к войне тут. И националисты, как ни удивительно, российские. Так как они будут источником, вероятнее всего, сотворения столкновений и как «мясо» для обратной стороны.

Мне очень многие гласили, что у нас такое нереально как в Сирии так как у нас нет такового массового ваххабизма. Но вот на Украине оказалось вероятным развязать войну в недлинные сроки с наименьшими затратами. У нас повод отыскать всегда можно. Совсем без различия – религия это, государственный вопрос, экономика либо другое. Повод это всего только повод, я «мясо» для неё всегда найдётся.

Чем небезопасна террористическая война в отличии от обыкновенной? Если в обыкновенной войне армия ведет войну против армии, то в террористической, где цель не победа, а сама война – боевики ведут войну против населения. И ни одна армия мира защитить своё население от боевиков не в состоянии. Всё армии, полностью все – не имеет значения ни уровень развития страны, ни технические способности – все армии созданы для того, чтоб противостоять таковой же армии.

Маленький пример. Тыща боевиков в Джобаре способна занять местность, для выбивания с которой их нужно более 50 тыщ боец. Почему? Как армия может защитить население? Это нужно защитить каждого человека на этой местности. Необходимо накрепко оцепить эту местность так, чтоб боевики не прорвались (а боевики могут поруха/прорваться с хоть какого направления), и насытить войсками местность снутри.

Т.е. ни одно правительство не способно содержать армию, способную защитить более одного-двух населённых пт сразу от боевиков. Если привлечь все вооружённые силы Рф, то они сумеют защитить Москву – насытить её войсками так, что боевики не сумеют действовать. Либо Ленинград. Либо Новосибирск плюс Хабаровск. Всё

Многие удивляются – почему армия Сирии уже дошла до 600 тыщ и не в состоянии одолеть. Армия не способна одолеть в этой войне так как задачка обороны всех населённых пт сразу неосуществима. А боевики в отличии от традиционной армии могут штурмовать несколько всех пункт в хоть какое время и при всем этом сразу. Если при наличии фронта [в традиционной войне] есть линия соприкосновения, то в случае террористической войны вся территория страны стопроцентно является линией фронта. Никаких войск принципно не хватит.

Норд-Ост показал нам, что 20 фактически невооружённых боевиков (лёгкое стрелковое орудие) в течении трёх суток уничтожались фактически всеми котртеррористическими силами страны. При всем этом были жертвы населения. Кинозал – это не самый непростой в плане чистки объект. Дом куда труднее препядствия вызывает. Если таких групп будет, допустим, 50 (а тыщу человек это тривиально набрать), то они сумеют не много того, что обездвиживать таковой город как Питер (ну, на Москву может 1,5 тыщи необходимо), плюс убить большущее кол-во населения и без разрушения объекта их нападения их убить нельзя.

Примеры в Сирии очень наглядны – там где армия пробует без помощи других уничтожать боевиков, город в итоге всё равно сносится. Ещё со времён Величавой Российскей войны понятно, что город взять нельзя, если он обороняется, пока он не разрушен. Все городка либо сдаются, чтоб избежать разрушения – противник отступает, видя преимущество [обратной стороны], либо разрушаются. Сталинград, Берлин [Воронеж] – калоритные примеры городов, которые оборонялись.

В случае с террористами всё ещё намного труднее. Так как их задачка – терроризировать местное население, им не надо вступать в противодействие с армией, напротив они пробуют этого избежать. Их цель – невооруженные граждане. А полиция у нас является объектом, который поможет боевикам. (Я всё на примере Сирии рассказываю). Где боевикам взять орудие? Им необходимо малое вооружение с которым они штурмуют участки милиции, которые не защищены полностью. Набирают орудие там. Потом они с этим орудием штурмуют армейские склады, которые находятся в тылу и потому незащищены, набирают тяжёлое вооружение.

Т.е. даже без наружной подпитки в течении нескольких суток неважно какая террористическая армия способна вооружиться. Ни армия, ни полиция, ни контртеррористические подразделения совладать не в состоянии. Решение есть, но к огорчению, очень трудно [довести его до сознания принимающих решения], Не знаю предпосылки, по которой об этом никто не гласит, и никто не задумывается об этом посреди нашего командования. Но Сирия очевидно показала, что единственным вариантом защиты населённых пт – это наличие в их ополчения. Только ополчение, опирающееся на армию, способно обеспечить защиту населённых пт.

Что предполагается под ополчением?
Это не прогуливающие по улицам мужчины с автоматами.

Что изготовлено в Сирии?
Это штатские люди, большая часть из которых служило в армии (хотя это не непременно), которые знают как связаться с командиром в случае чего. Командир – это офицер армейский. Действующий либо в припасе. Он временами их собирает (они знают друг дружку), слаживает их. При всем этом они живут обыкновенной мирной жизнью. Они знают сигнал, командир знает где получить орудие. Преимущество таких отрядов перед армией и боевиками в том, что все они ведут войну в отличии от армии на собственной местности, которую знают.

Отряд ополчения не должен повсевременно быть в боевой готовности, но он обязан иметь возможность собраться, быть управляемым и иметь координацию с силовиками. Без этого ни 1-го варианта нападения бандитов в Сирии не был предотвращён там где не было взаимодействия ополчения с силовиками. Если ополчение действует без помощи других, без взаимодействия с силовыми структурами, то это никчемно. Пример атаки деревни. У их был хороший отряд, но тыща обитателей круглые сутки может выставить менее 10-15 человек – им необходимо работать, им необходимо спать. И группа боевиков в 100 штыков его опрокидывает. А если боевиков 2 тыщи, то они даже не замечают такового ополчения.

Задачка ополчения – не армейская функция приостановить противника на полосы фронта, задачка как можно резвее перекрыть противника, который уже ворвался, закончить его «распространение» и уничтожать способами контрпартизанской борьбы (если считать, что боевики/бандиты действуют партизанскими способами). А армия нужна только для того, чтоб поддержать огнём, так как мощность армейских сил, понятно, существенно выше. Т.е. в главном действуют ополченцы и у их на плечах посиживает армия, достреливающая бандитов. Только при таковой организации реально боевики страшатся заходить либо очень стремительно уничтожаются. В других случаях, к огорчению, имеем только отрицательный опыт.

— Взрыв троллейбуса не наносит огромного вреда.
— Взрыв троллейбуса – это мелочи. Террористическая война – это несколько другое. Взрыв троллейбуса — это разовая акция. Это не имеет значения в качестве опасности. А вот если сразу в 10 городках по 30-50 террористических групп просто начинают уничтожать население… Вот высотный дом. Группа идёт, выбивает двери, и расстреливает население. Где не выбиваются двери, там из гранатомёта. За два часа таковой дом будет вырезан. Весь. Перебежали в последующий дом. Представьте 50 таких групп в Питере, которые глупо идут и уничтожают население.

Уязвимость очень высочайшая. Вот спрашивают, почему в Мариуполе не создалось ополчение? Граждане реально не способны самоорганизоваться в боевую, боеспособную структуру. Они могут организоваться в массу, которую 100 организованных боевиков расстреляют, независимо от наличия у людей орудия. Ополчение отличается от толпы тем, что командир их собирает, производит боевое слаживание, стрельбы, заблаговременно определяют как они действуют на местности в разных определенных ситуациях. Проводят обучения азам.

Население без помощи других не способно организоваться. Под управлением армии (силовых структур) до начала боевых действий может. В этом и неувязка. Когда начинаются боевые деяния, тогда уже поздно организовывать что-либо. Во-1-х, нет времени на обучение, слаживание, на взаимодействие с наружным управлением (командованием). Во-2-х, если в населёном пт уже появились боевики, то они не дадут сделать ополчение. Они не дадут собираться, трениться. Только собрались двое – 1-го здесь же застрелил снайпер. Они [боевики] очень жёстко действуют.

— Что желают неидеологизированные боевики, не ваххабиты?
— Средств. 50 баксов за месяц. Некие 100. Совершенно мечтатели – 150.

— Желал перенести разговор на Россию. Вы исключаете такую ситуацию для Рф? Либо у нас гарантированно состоится?
— Я не оракул. Но возможность высока. Я считаю, что всё идёт к этому. По последней мере, происходящее в мире очевидно указывает, что война уже началась. На мой взор.

— С Россией?
— Да, глобальная война уже началась. Действия на Украине оцениваю как предварительный шаг вторжения. Один из [вариантов]. Не говорю, что прям завтра…

— Т.е. сценарий подразумевается таковой же?
— Я думаю, что да. Он удачно [себя зарекомендовал].

— Путина поддерживают 80%…
— Ассада тоже поддерживают 80%.

— Превентивные меры типа «закручивания гаек», которые мы смотрим в России… законы о высказываниях против российскей войны либо об отделении от России… Если население не поддерживает боевиков…
— Они полностью неэффективны. В Сирии население не поддерживает боевиков. Боевики не спрашивают население что оно там поддерживает либо нет. Они приходят и грабят его, убивают. Никакая поддержка населения боевикам не нужна. Они приходят убивать население. Боевикам не надо поменять власть. Им не надо завоёвывать страну. Сущность террористической войны в том, чтоб убить страну, как экономическую единицу. Цель войны – хаос, а не захват страны. Террористическая война – самый резвый и дешёвый метод поражения страны. Ожидать, пока Наша родина сама развалится никто не желает, желают на данный момент получить итог. Сирия может быть тоже когда-нибудь «сама развалилась». Но никто не желает ожидать ни тыщу лет, ни 100, ни 10.

Концепция террористической войны применима не только лишь для малеханьких государств. Сирия, к примеру, 25 миллионов населения. Украина – 45. Довольно огромные страны. Сущность террористической войны не в завоевании, а в разрушении. Так как разрушенная страна является применимой целью. Просто физическое разрушение экономики. Чтоб это стало ничейной безхозной хаотизированной территорией.

Действия на Украине меня ужаснули не столько из-за жертв, сколько из-за проводимого сценария, что подтверждает мои самые худшие опаски – подготовка ведётся и возможность [развязывания террористической войны против Рф] очень велика. Как мы отреагируем? Время ещё есть, но… Не так давно ещё я задумывался, что у нас года 3 либо 4… На данный момент я не знаю, предсказывать трудно, на Украине ещё не завершилось, не знаю как там будут развиваться действия.

Как могут развиваться действия в Рф при проникновении на её местность организованных групп боевиков
Никита Темнозорь

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
SQL - 31 | 0,508 сек. | 8.75 МБ