Альберто Сорди

Альберто Сорди

После «Журналиста из Рима», «Бума», «Учителя из Виджевано», «Уличного регулировщи­ка», «Залога успеха» — италь­янских фильмов, прошедших в советском прокате, — Альберто Сорди приобрел у нас в стране большую попу­лярность. Актер и по сей день продолжа­ет активно сниматься. Новая его рабо­та – фильм «Всех—в тюрьму!», где Сор­ди играет роль следователя. Он уже обращался к теме разоблачения буржуаз­ного судопроизводства в картине «Задер­жан в ожидании суда» сыграв роль чело­века, несправедливо обвиненного в мо­шенничестве.

—Как вы стали комедийным актером?

— Я не мог стать никем другим. Ничто иное меня не притягивало. И ничто не в силах заставить меня свернуть с раз и навсегда избранного пути. Я актер по призванию, актер от рождения. Четырехлетним карапузом при гостях я по соб­ственной инициативе взбирался на стул и декламировал стихи. Вот видите, какой у меня стаж!

Вначале мечтал об амплуа героя-любовника, пытался играть в таком клю­че, но это вызывало смех зрителей. И тогда я довольно быстро понял, в чем мое призвание. Фильм «Белый шейх», снятый в начале пятидесятых годов Федерико Феллини, где я сыграл одну из главных ролей, оказался одновременно и филь­мом, давшим начало «комедии по-итальянски». Я продолжил эту комедий­ную линию, а Феллини пошел другим путем. Правда, мы часто обсуждаем сов­местные проекты но, никогда их не осуществляем. Однако кто знает, может мы все-таки после тридцатилетнего пере­рыва снова сделаем совместный фильм…

—В чем, по вашему мнению, заклю­чается основное назначение кино? И кинокомедии, в частности?

—Кино способно распространять идеи. И, на мой взгляд, оно делает это успеш­нее, чем литература. Что касается лично меня как кинематографиста то моя цель — приносить людям пользу. Ведь к популярному человеку прислушиваются внимательнее. И нельзя обманывать веру людей. Свою задачу я вижу в том, чтобы высмеивать пороки и недостатки и помо­гать людям избавляться от них. Но я не люблю риторики и избегаю читать публи­ке мораль. Мой девиз: развлекая, подвер­гать критике то, что нуждается в ней. Я считаю кинокомедию очень нужным жан­ром. Она помогает изменять мир к лучше­му. То, что делаю в кино, я рассматриваю как скромное продолжение неореалисти­ческих поисков таких замечательных ре­жиссеров, как Роберто Росселлини, Вит­торио Де Сика.

«Комедия по-итальянски»— это са­тирическая комедия нравов, комедия социальная. Продолжая традиции нео­реализма, она откликается на актуаль­ные проблемы итальянской жизни. В «Комедии по-итальянски» причудливо переплетаются и гротеск, и фарс, и фантастика. Но, пожалуй, наиболее ти­пичная ее особенность—трагикомедийность. Веселый смех и горь­кое раздумье тесно соседствуют друг с другом. И в этом жанре Сорди достиг творческих вершин. Известный италь­янский режиссер и писатель Марио Сольдати после фильма «Учитель из Виджевано» писал: «Сорди… беспо­щадно расправился со всеми нами в своем «Учителе из Виджевано»… Он душераздирающе трагичен и вместе с тем смешон, благороден и жалок, глу­пец и в то же время герой. Ничего не может быть более совершенного, ниче­го более революционного. Мы можем даже вспомнить Гоголя и Чехо­ва…»

Режиссер Витторио Де Сика: «Никто другой, кроме Сорди, не мог бы так хорошо охарактеризовать среднего итальянца… Сорди сумел выставить напоказ непривлекательную, смешную сторону итальянского характера и по­пал прямо в цель… Он возмущается при виде пороков и хотел бы, чтобы они исчезли. Поэтому он их обличает, с наслаждением бичует, и. хотя его сати­ра довольно зла, она оказывает мора­лизующее воздействие».

— Часто говорят о «большой четвер­ке» итальянских комических актеров, в которую наряду с вами включают Вит­торио Гассмана, Нино Манфреди и Уго Тоньяцци. Существует ли между вами соперничество?

— Нет и быть не может! Мы глубоко уважаем друг друга. Разумеется, есть творческое соревнование, но оно лишь на пользу нам. Хорошо стимулирует, придает энергию и задор.

— Напомню высказывание Феллини: «Альберто обладает качествами замечательного мима и прекрасно мог бы создавать характеры вечных ма­сок-персонажей Плавта, Мольера…» И вот мы узнали, что вы сыграли в «Мнимом больном» Мольера. Не явля­ется ли это началом поворота от совре­менной темы к классике?

— Никоим образом. Современная тема для меня остается главной. Между про­чим, я перенес действие мольеровской пьесы в Италию. Правда, сохранил время. Но речь идет там о том, что вполне злободневно и сегодня. Так что это, можно сказать, современный фильм, за­трагивающий весьма актуальные пробле­мы.

— Вы все чаще выступаете в каче­стве режиссёра-постановщика. Соби­раетесь полностью посвятить себя ре­жиссуре?

— Нет. Я, прежде всего, актер. Раньше снимался очень много. Случалось по фильму в месяц. Мне было не до режиссу­ры. Теперь снимаюсь меньше. Могу позво­лить себе все делать самому…

— Вы не раз приезжали на Москов­ский международный кинофестиваль. Вероятно, это не случайно?..

— Разумеется. С Московским кинофе­стивалем у меня связано много приятных воспоминаний. На одном из ваших смот­ров я был даже членом жюри. А на XIII Московский фестиваль я привез свой режиссерский фильм "Я знаю, что ты знаешь что я знаю", где вместе с Мони­кой Витти мы играем главные роли. Я рад, что мне присужден специальный приз жюри за вклад в развитие мирового киноискусства. Очень нравится реакция москвичей на мои фильмы, их расположе­ние ко мне, сердечность. Трогательна прочная привязанность советской публи­ки к итальянскому кино. При моей любви к путешествиям я исколесил весь свет, но лишь в Москве я чувствую себя как дома. Такого ощущения у меня не бывает ни в одной другой стране! Мне кажется, русские очень похожи на итальянцев. И лишь одно вызывает затруднение и меша­ет более непосредственному общению с москвичами — незнание русского языка.

— В прошлый свой приезд вы выска­зали пожелание сыграть в советско-итальянском фильме…

— С этой мечтой не расстаюсь

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
SQL - 31 | 0,853 сек. | 8.55 МБ