Во Имя Будущего

Во Имя Будущего

Профессор, руководитель клиники гинекологии и новых репродуктивных технологий Анатолий Иванович Ищенко главной своей заслугой считает то, что за многие годы врачебной практики ему удалось стать тем «передаточным механизмом», который помогает сохранить женское здоровье во имя общего будущего: ведь именно женщина, в чреве которой зарождается жизнь, — его носительница.

Первый Московский медицинский университет — наследник Московского университета. Именно там в 1760-е гг. состоялось рождение первого в стране меди­цинского факультета. Первым профессором этого фа­культета стал известный московский акушер Иоганн Фридрих Эразмус. Он читал лекции по анатомии, хи­рургии и «бабичьему делу». Эразмус был опытным вра­чом-практиком и прекрасным педагогом, автором перво­го в России учебника по повивальному искусству. Имен­но он впервые в России применил акушерские щипцы. В свободное от основной работы время он проводил заня­тия с городскими акушерками в своей квартире на Новой Басманной улице.

Систематическое преподавание акушерства в Москов­ском университете было продолжено Вильгельмом Ми­хайловичем Рихтером, который, помимо всего прочего, был директором созданного им Повивального института при Московском императорском воспитательном доме.

Открытие факультетских клиник Московского уни­верситета ознаменовало собой важный этап в жизни медицинского факультета. С тех пор клинический ме­тод преподавания стал основой всего учебного процес­са. В 1851 г. клиника Московского университета пере­шла под руководство профессора Владимира Ивановича Коха, одновременно бывшего директором родовспомо­гательного заведения при Московском императорском воспитательном доме. В.И. Кох стал первым профессо­ром акушерства в Москве, начавшим читать лекции не на латыни, а на русском языке. При нем стали защи­щать первые написанные по-русски диссертации.

Наша клиника была построена в 1889 г. на пожерт­вования меценатов — в частности, Варвары Морозовой и Елизаветы Пасхаловой. Здание сначала было двухэ­тажным. Строительство клиники, начавшееся в 1886 г., было закончено в 1889 г. Специальность тогда была раз­делена на акушерство и гинекологию. Первым директо­ром акушерской части клиники был профессор Алек­сандр Матвеевич Макеев, известный московский аку­шер, который ввел антисептику в акушерстве. С первых же дней своей педагогической деятельности он учил сту­дентов, что «родильная горячка» — не эпидемия, а энде­мия и сепсис. В клинике широко пользовались различ­ными антисептическими средствами (йодоформ, сулема, карболовая кислота, креолин). А.П. Матвеев предложил профилактику опасного заболевания новорожденных — офтальмобленнореи — путем введения в конъюнкти-вальные мешки 2% раствора ляписа. Это способствова­ло почти полной ликвидации этой патологии.

Директором гинекологической части стал профес­сор Владимир Федорович Снегирев, чье имя сейчас но­сит наша клиника. Его портрет, написанный художни­ком Владимиром Маковским, находится в нашем музее. Следом пришел другой выдающийся акушер — профес­сор Николай Иванович Побединский. Эта фамилия свя­зана с историей клиники достаточно тесно: в дальней­шем внук Николая Ивановича Николай Михайлович Побединский в течение 26 лет возглавлял кафедру аку­шерства и гинекологии №1 Первого медицинского ин­ститута. При нем состоялась вторая реконструкция клиники, когда устаревшее внутреннее технологиче­ское оборудование было заменено новым, произведена реконструкция палат, увеличен коечный фонд, клини­ка была оснащена новым современным оборудовани­ем. Активное участие в этом процессе приняла Татья­на Андреевна Старостина, профессор кафедры, одно­временно главный акушер-гинеколог Советского Союза, а также депутат Верховного Совета СССР. Благодаря ее деятельности и были изысканы финансовые средства на восстановление клиники.

БЕЗ КРОВИ И БОЛИ

Еще в 30-е гг. прошлого века акушерство и гинекология были объединены в одну специальность. Тогда клинику возглавлял профессор Михаил Сергеевич Малиновский, один из выдающихся акушеров-гинекологов, при кото­ром была осуществлена первая реконструкция клиники. Именно в те годы она приобрела свой современный вид пятиэтажного здания: на первых четырех этажах — кли­нические отделения, а пятый этаж — послеоперационное отделение и операционный блок.

Наша история связана с целым рядом выдающих­ся имен. Кроме уже названных, это известный гинеко­лог профессор А.П. Губарев, активно развивавший опе­ративную гинекологию в Москве, профессора Л.С. Пер-сианинов, К.Н. Жмакин и многие другие. Это имена, которые составили славу отечественных акушерства и гинекологии. Для нас очень важна преемственность поколений, поэтому мы стараемся не забывать, что сто­им на плечах гигантов.

— КАКИЕ ЖЕНСКИЕ ПРОБЛЕМЫ В ТЕ ДАЛЕКИЕ ГОДЫ БЫЛИ НА ПЕРВОМ МЕСТЕ, И КАК ИХ УДАВАЛОСЬ РЕШАТЬ?

— Профессор Н.И. Побединский был пионером кесаре­ва сечения в Москве: в 1885 г. он впервые осуществил эту операцию. Раньше женщины при подобных осложнени­ях, как правило, умирали. Процент выживших был ми­нимален. Профессор В.Ф. Снегирев, выдающийся гинеко­лог, по статистике провел более 2 тыс. операций. По тем временам это колоссальный клинический опыт, соче­тавшийся с высочайшим мастерством хирурга. Извест­ны его работы по маточным кровотечениям, оперативной гинекологии — миомэктомии, прошиванию маточных со­судов. Он внес также большой вклад в диагностику и ле­чение онкологических заболеваний. Он был основателем первого ракового общества в Москве, внедрял лучевую те­рапию, полагая, что ее включение в комплекс противора­ковых мер приведет к благоприятным результатам.

— НАВЕРНЯКА НЫНЕШНИЕ ПРОБЛЕМЫ — ИНЫЕ, ЧЕМ В ТЕ ГОДЫ. КАКИХ СТАЛО МЕНЬШЕ, КАКИХ БОЛЬШЕ?

— Онкологические заболевания сегодня, безуслов­но, лидируют, поэтому они выделены в особую структу­ру— онкогинекологию. Наша клиника акушерства и ги­некологии этим узко не занимается, т.к. есть свои «фир­менные» направления. В оперативном плане это прежде всего внедрение и совершенствование эндоскопических операций. После реконструкции клиники эта часть хи­рургической помощи развивалась широко. Мы актив­но внедряем лазерные технологии. Сегодня 70% опера­ций выполняем эндоскопически. Это операции любого объема. Группа ученых, профессоров— В.И.Кулаков, В.И. Краснопольский, Л.В. Адамян, Г.М Савельева, ваш покорный слуга и многие другие — в 2000 г. стали лау­реатами премии Правительства России как раз за разра­ботку эндоскопических методов для диагностики и лече­ния гинекологических заболеваний. В настоящее время это направление продолжает интенсивно развиваться.

Из больших разделов хирургической деятельности ак­туальна тазовая хирургия. Это весьма болезненная со­циальная проблема, связанная с особенностями женско­го организма, когда требуется реконструкция тазового дна. Происходит это на фоне таких патологий, как недер­жание мочи, опущение или выпадение матки. С возрас­том все это, к сожалению, становится серьезной пробле­мой, хотя процент молодых женщин, страдающих тако­го рода заболеваниями, увеличивается. Соответственно, требуются современные методы коррекции.

ЭНДОМЕТРИОЗ — БОЛЕЗНЬ ВЕКА

Для проведения внутриматочных хирургических вмеша­тельств внедряются лазерные технологии. Целесообраз­нее использовать эти технологии прежде всего потому, что они более щадящие. Они нужны при аденомиозе, внутри­маточных изменениях различного генеза, как врожден­ных, так и приобретенных. При использовании лазеров травма тканей минимальна, а значит, меньше и процент послеоперационных осложнений. Лазерные технологии показаны и при лапароскопических вмешательствах, осо­бенно при лечении эндометриоза: лазер позволяет выпа­ривать сам очаг эндометриоза без последующих тяжелых Рубцовых и спаечных изменений в органах малого таза.

— ЧТО МОЖНО НАЗВАТЬ ВАШЕЙ «ИЗЮМИНКОЙ», ЗНАКОМ ОТЛИЧИЯ КЛИНИКИ?

— Если говорить лично обо мне, то я всю жизнь зани­мался эндометриозом, его тяжелыми, осложненными фор­мами. Это болезнь века. Эндометриоз — доброкачествен­ное заболевание, которое локализуется в женских половых органах, но может распространяться и на соседние орга­ны. При этом могут поражаться кишечник, органы моче­вой системы. Запущенные процессы могут приводить, на­пример, к потере почки или поражению мочеточника.

— ПОЧЕМУ РАЗВИВАЕТСЯ ЭНДОМЕТРИОЗ?

— Если бы я это знал, то мог бы претендовать на Нобе­левскую премию. Это многофакторное заболевание, и до сих пор мы не имеем достаточно точного представления о его природе. Ведутся молекулярно-биологические ис­следования, которые позволяют глубже проникнуть в по­нимание патогенеза этого заболевания, но от точного знания мы пока далеки.

— КАКОВЫ ЕГО ПРОЯВЛЕНИЯ?

— Чаще всего это болевой синдром во время менстру­ации, обильные, длительные кровотечения со сгустка­ми. Если у женщины присутствует вся эта симптома­тика, не следует терпеть, надо обратиться к врачу. При этом важно подчеркнуть, что внедрение лапароскопи­ческих технологий привело к снижению тяжелых форм эндометриоза. Вначале это была только диагности­ка, которая постепенно переросла в хирургическую по­мощь. Все это позволило выявлять заболевание на бо­лее ранних стадиях и успешно его лечить. В то же время, если не лечить эту патологию, эндометриоз часто при­водит к появлению различных образований — эндометриозных кист, инфильтратов, очагов на брюшине ма­лого таза, которые могут захватывать также соседние органы. Кисты опасны тем, что за счет микроперфорации и излития содержимого они провоцируют «острый живот», и такие пациентки зачастую попадают в хирур­гический стационар. При тяжелом поражении дистальных отделов толстой кишки формируется стеноз, возни­кает частичная непроходимость толстой кишки. Заболе­вание достаточно сложное — в плане как диагностики, так и лечения. В настоящее время общепринятым счита­ется комбинированный подход: хирургическое удаление очага эндометриоза и последующая противорецидивная гормональная терапия. Чтобы не довести себя до такого состояния, призываю всех женщин более тщательно от­носиться к своему здоровью и не забывать, что женщи­на — носительница нашего будущего.

ТАК ГОВОРИЛ ГИППОКРАТ

— ПО ПОВОДУ БУДУЩЕГО. ВЫ ТОЖЕ ПОТОМСТВЕННЫЙ ГИ­НЕКОЛОГ?

— Нет, я из семьи военного. Мать — учительница. Правда, кто-то из предков, по рассказам бабушки, заго­варивал кровь, и со всевозможными травмами, порезами и кровотечениями бежали к нему.

—А ВЫ НЕ УМЕЕТЕ ОСТАНАВЛИВАТЬ КРОВОТЕЧЕНИЕ СИ­ЛОЙ МЫСЛИ?

— Нет, я приверженец традиционных технологий.

— КАК ЖЕ ПОЛУЧИЛОСЬ, ЧТО ВЫ РЕШИЛИ СТАТЬ ВРА­ЧОМ?

— В юности я много читал, и что-то из жизни врачей меня впечатлило. Это юношеское впечатление и привело меня в профессию, а не то, что я мечтал об этом с детских лет. Жалеть никогда не приходилось. Детские фантазии и реальность совпали. Однако уже следующее поколение частично пошло по медицинской линии: старший сын — хирург-гинеколог, старшая дочь — психиатр.

— НАВЕРНЯКА У ВАС ЕСТЬ ПАЦИЕНТКИ, ЧТО НАЗЫВАЕТСЯ, ЗАПАВШИЕ В ДУШУ, КОТОРЫХ УДАЛОСЬ СПАСТИ ОТ КАКОГО-ТО ОЧЕНЬ ТЯЖЕЛОГО ЗАБОЛЕВАНИЯ.

— Да, такие есть. Вспоминается случай, когда я впер­вые столкнулся с тем же тяжелым эндометриозом. Это была пациентка из Московской области. Тогда судьба свела меня с моим учителем в гинекологии, профессо­ром, а ныне академиком РАМН Владиславом Ивановичем Краснопольским, директором Московского областного института акушерства и гинекологии. Это была молодая женщина с тяжелым поражением толстой кишки, и мне довелось ее оперировать. Именно эта операция дала тол­чок моему дальнейшему интересу к данному заболева­нию. К сожалению, операция была радикальная, при­шлось удалить часть кишки и матку, однако речь шла о спасении жизни. При этом нам удалось обойтись без наложения стомы. Женщина выздоровела, хотя послео­перационный период потребовал значительных усилий.

— НАСКОЛЬКО ЧАСТО ПРИХОДИТСЯ СТАЛКИВАТЬСЯ С ПО­ДОБНЫМИ ТЯЖЕЛЫМИ СЛУЧАЯМИ СЕЙЧАС?

— Значительно реже, чем раньше, но приходится. Речь идет о 10-15 случаях в год.

— И СРЕДИ ТАКИХ ПАЦИЕНТОК В ТОМ ЧИСЛЕ МОЛОДЫЕ, НЕРОЖАВШИЕ ЖЕНЩИНЫ? А ВЕДЬ СТОЛЬ ТЯЖЕЛЫЕ СЛУ­ЧАИ ЭНДОМЕТРИОЗА МОГУТ ПРИВОДИТЬ К НЕВОЗМОЖНОСТИ ИМЕТЬ ДЕТЕЙ В ДАЛЬНЕЙШЕМ.

— У молодых женщин мы стараемся сохранить репро­дуктивные возможности. К тому же сейчас этому способ­ствуют новые репродуктивные технологии, которые вне­дрены во всем мире и в том числе у нас.

— ВЕДЬ ВАШЕ ОТДЕЛЕНИЕ ЭКО СТАРЕЙШЕЕ В МОСКВЕ, А МОЖЕТ БЫТЬ, И В СТРАНЕ.

— Родоначальником отделения в клинике была Елена Андреевна Калинина. Она стала «мамой» первого в СССР «ребенка из пробирки». Был еще «папа» — профессор Бо­рис Васильевич Леонов. Родилась девочка. Несколько лет назад она сама стала мамой — у нас пошли внуки. Сей­час мы продолжаем успешно работать в этом направле­нии. Те пациентки, которым по причине того же эндо­метриоза вынуждены были произвести удаление матки, могут обратиться к суррогатному материнству. У нас не­редко рожают суррогатные матери, и это один из спосо­бов решения проблемы.

— У ВАС НЕМАЛО ПАЦИЕНТОК, КОТОРЫМ ВЫ ПРОВЕЛИ ПО­ДОБНОГО РОДА ОПЕРАЦИЮ, А ПОТОМ ПОМОГЛИ СТАТЬ МАМА­МИ. ПРИВОДЯТ ЛИ ОНИ К ВАМ СВОИХ ДЕТЕЙ, И ЧТО ВЫ ЧУВ­СТВУЕТЕ, ВИДЯ СТОЛЬ КОНКРЕТНЫЙ РЕЗУЛЬТАТ, В ТОМ ЧИС­ЛЕ СВОИХ УСИЛИЙ?

— Я радуюсь. Это же здорово, когда человек счастлив, когда у него появляется ребенок, а я стал передаточным механизмом, который этому поспособствовал.

— У ВАС, КАК И ПОЛОЖЕНО В ПОДОБНОЙ КЛИНИКЕ, МНО­ЖЕСТВО БЕРЕМЕННЫХ ЖЕНЩИН. К ВАМ ПОПАДАЮТ ЛЮБЫЕ ЖЕНЩИНЫ ИЛИ ПРЕИМУЩЕСТВЕННО ТЯЖЕЛЫЕ?

— Мы федеральное учреждение здравоохранения, но при этом мы не обычный роддом, который имеет сеть консультаций. У нас есть только одно консультативное отделение, куда приходят беременные пациентки, чаще всего с определенной проблемой. Это различные заболе­вания, которые периодически сопутствуют беременно­сти, а вообще любая женщина в стране, если захочет ро­жать в нашей клинике, может сюда прийти.

— Я ПОСМОТРЕЛА ОТЗЫВЫ О ВАС В ИНТЕРНЕТЕ. НЕ НА­ШЛА НИ ОДНОГО ПЛОХОГО. МНОГО ТАКИХ: «РОЖАЛА ЗДЕСЬ СВОЮ ДОЧЬ. ВТОРОГО РЕБЕНКА ПРНДУ РОЖАТЬ ТОЛЬКО СЮДА». КАК ВАМ УДАЕТСЯ ЭТОГО ДОБИТЬСЯ?

— В медицине, как и в армии, должно преобладать еди­ноначалие. От плохих врачей нужно избавляться. Я до­статочно жесткий руководитель, и это, наверное, гене­тически заложено. Я ведь сын военного. Правда, избав­ляться почти ни от кого не пришлось: те, кто не вписался в нашу систему работы, ушли сами. Остальное выглядит довольно рутинно: каждодневное воспитание коллекти­ва, личный пример, работа над ошибками, беседы с каж­дым заведующим отделением. Все это, надеюсь, и спо­собствуют сохранению доброго имени нашей клиники.

—А ЕЩЕ ВЫ ЗАВЕДУЮЩИЙ КАФЕДРОЙ АКУШЕРСТВА И ГИ­НЕКОЛОГИИ НОМЕР ОДИН, И ЭТО ОБЯЗЫВАЕТ. СЕГОДНЯШ­НИЕ СТУДЕНТЫ ОТЛИЧАЮТСЯ ОТ ТЕХ, КАКИМИ ОНИ БЫЛИ ДЕСЯТЬ ЛЕТ НАЗАД?

— Отличаются. Теперешнее поколение вновь обрати­лось к профессии врача. В 1990-е гг. врачебное образо­вание многие получали, стремясь уйти в фармацевтиче­ские фирмы. При откровенном разговоре со студентами выяснялось, что основная часть группы не имеет пла­нов заниматься лечебной практикой. Сейчас общение со студентами показывает, что престиж профессии вновь растет.

— ОЧЕВИДНО, ВМЕСТЕ С ЗАРПЛАТОЙ? ВЕДЬ В ФАРМФИР-МЫ УХОДИЛИ НЕ ОТ ХОРОШЕЙ ЖИЗНИ.

— Естественно. Очень важно, чтобы было на что кор­мить свою семью. И сегодня средняя зарплата врача при­ближается к заработку работников тех же фармфирм или компаний, торгующих медицинским оборудовани­ем, поэтому если человек собирался связать свою жизнь с врачебной деятельностью, то у него это должно полу­читься. Сегодня уже семь-восемь человек в группе хотят стать врачами, а человека два-три все-таки планируют что-то более легкое. Ведь профессия врача по-прежнему непроста.

— ПРЯМО НАПРОТИВ ВХОДА В ВАШУ КЛИНИКУ Я УВИДЕЛА РЕКЛАМНУЮ МАШИНУ «РОДЫ В МАЙАМИ. ДВОЙНОЕ ГРАЖ­ДАНСТВО ДЛЯ ВАШЕГО МАЛЫША». НЕ ХОТЕЛОСЬ БЫ ВАМ ЭТУ МАШИНУ УБРАТЬ КУДА-НИБУДЬ ПОДАЛЬШЕ?

— Нет, пусть стоит. Они нам не конкуренты. Это психо­логия человека, во многом связанная с большими деньга­ми. Им кажется, что, заплатив ту или иную сумму, мож­но получить гарантию лучшего ухода. Но в том же Майа­ми рожают под присмотром акушерки, а врач приходит, только если случаются какие-то сложности, а у нас на ме­сте вся дежурная бригада—несколько врачей.

— ОДНАКО НЕКОТОРОЕ ВРЕМЯ НАЗАД В НАШЕЙ СТРАНЕ БЫЛА СИЛЬНА ТЕНДЕНЦИЯ УЕЗЖАТЬ РОЖАТЬ ЗА РУБЕЖ. СЧИ­ТАЛОСЬ, ЧТО ТАМ НАМНОГО ВЫШЕ УРОВЕНЬ МЕДИЦИНСКОГО ОБСЛУЖИВАНИЯ, В ТО ВРЕМЯ КАК У НАС СПЛОШНОЙ РИСК ДЛЯ МАТЕРИ И РЕБЕНКА. ИЗМЕНИЛАСЬ ЛИ СИТУАЦИЯ СЕЙЧАС?

— Сегодня эта тенденция пошла на спад. Большинство женщин доверяют отечественным акушерам. На все слу­чаи жизни есть пословицы и поговорки. Одна из них — «Дома и стены помогают». Это правда. Другое дело, если человек не планирует жить в нашей стране и хочет сде­лать сына или дочь гражданином США, тогда есть смысл рожать в Майами.

— У ВАС НА СТЕНЕ ВИСИТ КРАСИВО ОФОРМЛЕННАЯ КЛЯТ­ВА ГИППОКРАТА НА ГРЕЧЕСКОМ ЯЗЫКЕ. ЧТО ДЛЯ ВАС ЭТО ЗНАЧИТ — ПРОСТО СУВЕНИР ИЛИ НЕЧТО БОЛЬШЕЕ?

— По окончании института мы читали не клятву Гип­пократа, а клятву советского врача. Она была более иде­ологизирована, но по сути ничем не отличалась — не на­вреди и т.д. Во все времена были свои сообщества врачей, которые определяли позицию людей этой профессии, и обычно она была однозначной. У меня одна из паци­енток была архивариусом, и однажды она принесла мне любопытный документ. В Византии был свой союз вра­чей, и там существовал устав, где провозглашалась та­кая истина: «Любая благодарность должна быть доста­точной для тебя». Это все та же клятва Гиппократа.

— ДЛЯ ВАС ЭТО ВЕРНЫЙ АФОРИЗМ?

—Да, я стою именно на таких принципах. На них я вы­рос и стараюсь внушить их своим ученикам и коллегам.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
SQL - 30 | 0,838 сек. | 8.77 МБ