Магазин

Календарь

Декабрь 2015
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя   Янв »
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031  

Книги катастроф

Как чуть не взорвались гномы

Как чуть не взорвались гномы

В моей жизни был такой эпизод. Я тогда работала в детском саду, в экспериментальной группе. Как-то мы с коллегами сходили на лекцию о вальдорфской игрушке. Игрушка, объяснили нам, — духовный хлеб ребенка. Мы стремимся кормить ребенка хорошей едой, так же мы должны заботиться о его игрушках. Чтобы материалы были натуральные, «теплые». Чтобы форма предметов способствовала развитию эстетического чувства. Вальдорфская игрушка, вся закругленная и как бы слегка незавершенная, создана по «принципу эмбриона». Куклы, например, без глаз — чтобы ребенок мог додумывать их лица, их эмоциональное выражение в разные моменты игры.

Взрослых вальдорфская эстетика поражает — как любой выдержанный стиль. Легко веришь, что и ребенку будет хорошо. И главное — как просто здесь решается проблема игрушек, культивирующих агрессию: убери орудие убийства, и нечем будет убивать! А мы-то все мозги сломали, как нам тушить детскую агрессию!

И вот, вернувшись с лекции, мы решили перестроить свою жизнь. Взяли и вынесли из группы все старые игрушки. Правду сказать, не очень жалко было, шел 1991 год. Игрушки все были старые и страшные. Строительный материал — такие большие синие деревянные блоки, из которых если и строить, то как на стройке коммунизма — что-то глобальное, размером в половину группы.

Иными словами, мы одномоментно избавились от всего нашего «неправильного духовного хлеба»: огромных деревянных кубов, пластмассовых кукол и конструкторов, способствующих «расчлененному восприятию мира».

Вместо этого мы решили создать совершенно НОВЫЙ игрушечный мир — мягкий, теплый, округлый. Короче — гуманный. Как учили.

Моя зажигательная речь привела в движение родительские массы. Мамы пришли на субботник, наделали гномов и принцев, папы настругали сказочные рощи из коряг. И все любовались созданным миром, предвкушая, что понедельник положит начало новой детской жизни.

Понедельник наступил. С утра дети ходили притихшие, озирались с любопытством, примеривались к новым игрушкам. Но уже во второй половине дня мужская часть детского общества проявила свое привычное желание — играть в войну. Так как оружие было конфисковано, изобретательные «боевики» быстро перевернули вверх ногами волшебные деревья — их подставки вполне сошли за приклад автомата, а кудрявые ветви — за дула и курки, — легли на пол и поползли…

Вообще-то надо было ликовать: какое воображение! Как ловко они создали себе заменители. Но я в ужасе бросилась спасать гномов: вдруг их решат превратить в гранаты?

Вещи, вещи! Где же ваша воспитательная сила? Где духовное ваше влияние?

Может, все не так просто?

Детская игра складывается из двух составляющих: первая — это личный опыт ребенка, то, что ему требуется отыграть. Вторая составляющая — это возможности игровой среды, которые могут быть бедными или богатыми, но их функциональность связана с тем, насколько они позволяют ребенку отыгрывать свое внутреннее. А вот что у ребенка внутри, можно определить лишь в общих чертах. И это очень индивидуально. Очень.

Дерево, конечно, теплый материал. Но паровоз — он принципиально должен быть сделан из металла! Иначе умный современный мальчишка сразу решит: паровоз — «ненастоящий». (И в жизни моих воспитанников и моих собственных сыновей так оно и случилось.) И машина должна быть из металла (или в крайнем случае — из «металловидной» пластмассы). А во время игры требуется представлять, как все это тарахтит и выбрасывает в воздух пары. Мягкая кукла без лица и «фигуры» — реалия фольклорной жизни. В каких-то случаях хороша она и только она! Но, возможно, в других ситуациях этого недостаточно. Кукла чем-то должна напоминать ребенку его самого или его такого, каким он мечтает быть. Хорошие это мечты или плохие — не важно.

То есть важно, только это и важно. Но это уже другой разговор.

Обсуждение закрыто.