КИНА НЕ БУДЕТ?

КИНА НЕ БУДЕТ?

КИНОКРИТИК ЮРИЙ ГЛАДИЛЬЩИКОВ ПО ДОЛГУ СЛУЖБЫ ИНТЕРЕСУЕТСЯ ВСЕМ, ЧТО СВЯЗАНО С КИНО, ВКЛЮЧАЯ И ПИРАТСТВО В ИНТЕРНЕТЕ. ОДНАКО МОЖНО ЛИ СЧИТАТЬ РАСПРОСТРАНЕНИЕ ТОРРЕНТОВ ПРОСТЫМ ВОРОВСТВОМ И НЕ КРОЕТСЯ ЛИ В БОРЬБЕ С НИМИ ЧТО-ТО ЕЩЕ, КУДА ХУДШЕЕ?

В стране вступил в силу закон, защищающий права создателей кино- и видеопродукции в Интернете. Насколько понимаю, его не могли не принять после вступления России в ВТО. С пиратами сражаться нужно. Франция первой в мире ввела уголовную ответственность: не только за распространение, но и за незаконное скачивание в Интернете. К Франции присоединились Германия, Япония. В России кошмарить тех, кто скачивает фильмы с торрентов, пока вроде не собираются. А вот сайты, на которых выложен пиратский продукт, могут теперь прижать к ногтю.

Возникают, однако, два сомнения. Первое. Если в стране ограничат доступ к торрентам, то где вообще брать и смотреть хорошее кино? Почувствуйте разницу: Франция, Германия, Япония вкладывают миллионы в музеи, кино и синематеки, в кинотеатры, демонстрирующие неформатные фильмы. В одном Париже таких кинотеатров более сотни, а во всей Франции — полторы тысячи. Французы — синефилы, знамо дело. В Канаде есть крупные мультиплексы. где с утра до вечера крутят фильмы фон Триера, Ханеке, Звягинцева, Сокурова.

В Москве же, считай, убит Музей кино, располагавший до середины 2000-х семью залами для ежедневного показа классики и артхауса. Кинотеатров для продвинутых киноманов раз-два и обчелся. И это не только мое мнение: недавно обнаружил, что эту позицию разделяет такой мастер, как Юрий Арабов (сценарист фильмов Сокурова и не только). Он заявил, что «рутрекер» сейчас — главный распространитель кинопродукции, и ценность его в том, что он обращен именно к киноманам. Если его задушат, сказал Арабов, то у авторского кино в России вообще нет перспектив.

Замечу, кстати, что владельцы торрент-сайтов ведут себя крайне щепетильно. Если фильм новый и кто-то в России владеет правами на него, его на торрентах не сыщешь.

Перехожу к сомнению №2. Оно серьезнее: а с пиратством ли у нас бодаются или с независимостью Интернета? С торрентами или, например, соцсетями? Теперь, чтобы начать репрессии против любого сайта, достаточно подкинуть на него пиратский контент. Сделать это проще простого. Ведь трудятся специальные люди, нанятые различными структурами, работа которых — вести страницы под липовыми фамилиями и никами, писать комментарии, продвигать определенные товары или идеи. Знатоки утверждают, что многостаночники умудряются обслуживать в соцсетях по две-три сотни фальшивых никое.

Антипиратский закон никого у нас не насторожил — по крайней мере, среди моих знакомых. Не породил волн на фейсбуке — в отличие от двух других недавних печально знаменитых законов о защите чувств верующих и запрете пропаганды гомосексуализма. Между тем кажется не случайным, что все три закона были приняты спешно, один за другим, в мае-июне, под занавес политического сезона. Они логично дополняют друг друга: этакая запретительная крючкотворная трилогия. Все три закона так или иначе ограничивают личные свободы. Позволяют государству контролировать твой кабинет, твой компьютер, твою спальню, твой образ мысли. Ляпнул не то в соцсети — получай. А заодно получит и соцсеть. Начинается новый политсезон — а мы и не заметили, что вмиг оказались этим летом «под колпаком у Мюллера».

Возможно, я чересчур увлекся теориями заговора. Но сижу и задаюсь вопросами: может, никого наверху не волнуют борьба с пиратством и защита интеллектуальной собственности во имя ВТО? Может, властям попросту требуются легальные основания, чтобы ликвидировать соцсети?

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
SQL - 30 | 0,637 сек. | 8.72 МБ