Книги катастроф

Катастрофические наводнения начала XXI века

Когда сотрясается земля

Цунами

Землетрясения, цунами, катастрофы

Жестокий ринг автор сценария — ИОАН ГРИГОРЕСКУ режиссер — СЕРДЖИУ НИКОЛАЕСКУ операторы — НИКОЛАЕ ДЖИРАРДИ, МАРИАН СТАНЧУ художник — АДРИАНА ПЭУН композитор — АДРИАН ЭНЕСКУ

В ролях:

СЕРДЖИУ НИКОЛАЕСКУ, КОН­СТАНТИН БРЫНЗЯ, МАРИН МОРАРУ, МИХАИ ВАСИЛЕ БОГИЦЭ, МАРИАН КУЛИНЯК, МИХАИЛ ФОГЛЕР, ЛЕТИЦИЯ ГАБРИЕЛЛИ, ЮРИЕ ДАРИВ, СЕБАСТЬЯН ПАПАЯНИ

«БУХАРЕСТ», РУМЫНИЯ

Фильм дублирован на киностудии имени М. Горького

Режиссер дубляжа — В. ЧАЕВА

Цветной. 9 частей, 2-183 м. Р/у

№ 18003985.

— /5. ДОП.

Этот фильм — о справедливом воз­мездии, которое настигло одного из тех, кто в годы второй мировой войны истязал людей, посылал их на висе­лицы и в газовые камеры, издевался и унижал бесправных. О возмездии, которое свершилось на боксерском ринге, где сошлись в жестоком пое­динке спустя много лет после войны бывший узник фашистского концла­геря и его заклятый враг — в прошлом эсэсовец, охранник того же лагеря.

Палач и жертва. Они встретились впервые в лагере: молодой, холеный унтерштурмфюрер Гэбауэр, боксер профессионал, и такой же молодой, красивый румын Андрей, не успев­ший из-за войны стать профессиональ­ным боксером. Немец бредил короной чемпиона мира и тренировался усерд­но. Но не хватало практики боев из-за отсутствия достойных соперников. И вдруг такая удача! Лучшего спар­ринг-партнера, чем этот сильный ру­мын, вряд ли найдешь. Правда, он истощен лагерной жизнью, но ничего, его можно подкормить. И начались почти каждодневные боксерские схватки, в которых Андрею крепко доставалось от его натренированного жестокого соперника. Однако это было все-таки лучше, чем лагерная работа, да и относительно привилегированное положение спортсмена давало воз­можность помогать лагерному под­полью. Его участницей была и девуш­ка, мывшая полы в боксерском зале. Они не сказали друг другу ни слова, но Андрей на всю жизнь запомнил ее лицо, и не раз оно приходило ему на память и в мирное время. В ги­бели этой девушки была прямая вина Гэбауэра — он выдал ее лагерным властям. Сам унтерштурмфюрер ни­кого самолично не расстреливал, не вешал, не пытал, но, сколько было расстрелянных, повешенных, заму­ченных по его указанию! Встречаясь с ним на ринге, Андрей вкладывал в свои удары всю ненависть к этому убийце, но силы были неравны. В короткие ночные часы отдыха юноша мечтал о реванше, о боксерском пое­динке в равных условиях. И все же именно Гэбауэр дал ему шанс для побега, шанс скорее издевательский, призрачный, чем реальный, но парню удалось использовать его.

Вся эта лагерная одиссея с особой остротой и отчетливостью вспоминалась вновь уже немолодому Андрею, когда судьба шофера, работающего на международной автолинии, занесла его и Западный Берлин. Там в одном из участников боксерских поединков проводившихся за крупные наличные суммы, он узнал унтерштурмфюрера выступавшего под именем Голлема Видно, судьба оказалась не столь благосклонна к нему, коли на старости лет он вынужден был таким образом зарабатывать деньги. Правда, проти­востояли ему смельчаки, как правило, мало знакомые с боксом, и бывший унтерштурмфюрер был с ними так же беспощаден, как с лагерными бок­серами. Убедившись, что Голлем это не кто иной, как Гэбауэр, Андрей решился выйти на ринг. Выйти для того, чтобы свершить справедливый акт возмездия над палачом…

Фильм «Жестокий ринг» поставил один из самых известных румынских режиссеров СЕРДЖИУ НИКОЛАЕСКУ, сыгравший в нем роль пожи­лого Андрея. В августовском выпуске «Новых фильмов» в связи с повторным выходом на экраны фильма «Даки» — режиссерского дебюта С. Николаеску — мы рассказали о твор­честве этого интересного режиссера и актера.

Обсуждение закрыто.