ЗВОНЯТ КОЛОКОЛА ВЕЧЕВЫЕ

Режиссер А. Салтыков поставил один за другим три фильма о войне «Полынь—трава горькая» (тут развернута драматическая картина последствий военных лет на примере жизни глубинной деревни). «Экзамен на бессмертие» (подвиг роты кремлевских курсантов в битве за Москву) и нако­нец. «Господин Великий Новго­род»— первые месяцы противостояния народа гитлеровскому нашествию. Не рискну назвать все эти три кинопове­ствования триптихом, хоть слово это просится на язык, но внутреннее род­ство фильмов для меня очевидно. Автор картин проверяет гражданскую нрав­ственную прочность своих героев, быва­лых и совсем юных, испытаниями време­ни, когда добро и зло вступают в непри­миримую схватку.

В фильме «Господин Великий Новго­род» зло тотально: это враг, вероломно напавший на нашу страну, рвущийся к Ленинграду и Москве, задавшийся целью уничтожить сам дух сопротивле­ния нашего народа. Фильм показывает захватчиков как слепую безликую си­лу — она грабит дворы, убивает мирных жителей, поджигает дома, взрывает древние соборы, оскверняет памятники. Солдатня с автоматами заполняет ста­ринный город—это поток горя и смерти. «Мы здесь не для того, чтобы осчастли­вить этот народ»— цинично изрекает генерал вермахта, прибывший в Новго­род из Берлина с «инспекционной мис­сией". Фюрер приказал всех физически пригодных жителей старинного города отправить на принудительные работы в Германию остальных — уничтожить Новгородский кремль, соборы бесценные памятники славянской культуры и истории—все подлежало гибели…

События фильма разворачиваются в середине и конце августа 41-го. В пер­вый же вечер после оккупации Новгорода захватчики устроили шабаш в крем­ле. Солдаты с факелами в руках окру­жают памятник «Тысячелетие России», это сердце города и построение окку­пантов образует свастику. Свет факе­лов выхватывает из темноты бронзовые изваяния памятника, среди фи­гур—Александр Невский. Кружит сва­стика мимо замерших в бронзе русских полководцев, просветителей, гениев ли­тературы. Трагический символ наше­ствия!

У темы добра здесь своя символика. Прежде всего, связанная с исторической славой Новгорода. Живое чувство исто­рии пронизывает весь фильм. Несколь­ко сцен впрямую воскрешают на экране далекое прошлое: появляется русоголо­вый победитель тевтонов Александр Невский, князь велит мастерам отлить набатный колокол, звать звоном тем народ на борьбу против оруженосцев-насильников

Историю спасения колоколов с крем­левской звонницы и дерзкую операцию партизан, уничтоживших баржу с троти­лом который нацисты предназначили для взрыва новгородских твердынь, авторы сценария Ю. Лиманов и А. Сал­тыков делают драматургическими цен­трами картины.

Уместно напомнить, что вечевой ко­локол-символ свободы — воспевали Н. Карамзин и А. Пушкин. Д. Веневити­нов и Ап. Григорьев. В годы войны поэт Д. Кедрин писал.

И колокол гудел над головой

Так, словно то сама душа России

Своих детей звала на смертный бой.

Сюжет фильма опирается на реаль­ные события. Перед вступлением нем­цев в Новгород, который наше командо­вание решило оставить, дабы уличные сражения не стерли с лица земли древ­ние памятники, был отдан при­каз — снять колокола и переправить их на правый наш берег Волхова, где закрепилась Красная Армия. Полностью выполнить приказ не удалось: послед­нюю баржу саперы и представитель горисполкома отдали детям из детдо­ма — те не успели эвакуироваться по железной дороге, враг уже разбил вок­зал. Колокола решили закопать. Гитлеровцы так и не нашли их.

Первая половина фильма — энергич­ные действия секретаря горкома партии (О. Стриженов) по эвакуации, по подго­товке людей к подпольной борьбе, исто­рия снятия колоколов и уничтожения семенного зерна — показалась мне убе­дительнее, достовернее второй Режис­сер и актеры 3. Кириенко (Вера). В. Езепов (Чудин), А. Кузнецов (Миша) сумели передать то предельное напряжение и накал чувств, какие испытывают их герои Огромное эмоциональное воздей­ствие оказывает трагическая сцена ги­бели детей: прямое попадание авиабом­бы разносит баржу в щепки и воды седого Волхова смыкаются над жертва­ми налета…

Во второй половине фильма значи­тельное место отводится приключениям одиночек-партизан, в ход повествова­ния вторгается случайность, многие эпи­зоды грешат приблизительностью худо­жественных решений. Правда, и здесь есть сильные сцены: угон русских деву­шек в неволю, погрузка на баржу ящи­ков с тротилом которые под дулами захватчиков таскают на себе военно­пленные.

Режиссер вместе с оператором А. Ря­бовым и художником В. Щербаковым охотно, щедро — да оно и понят­но! — пользуется натурными съемками, строит кадр на фоне памятников старо­го зодчества. Память веков отчеканена в фильме. Белоснежный собор Софии со свинцовым голубем на шпиле крем­левские стены и башни, которые выдер­жали удары тяжелой артиллерии гитле­ровцев, монолитный Георгиевский со­бор на пологом берегу Волхова пролеты звонницы — то и неотъемлемая часть новгородского пейзажа, это и олицетво­ренная память народа, исторические свидетели защиты русичами своего порубежья. это культурные сокровища нации.

В кадрах-ретроспекциях, кадрах-сим­волах оживают киноварь и охра горячих по цвету новгородских икон, композиции автора исторической живописи Ильи Глазунова. Звучат знаменитые изрече­ния заступника новгородцев — доблест­ного Александра Невского, вспоминают­ся слова хроник. Слова эти выражают высокий нравственный идеал народа его чувство добра и красоты. «Прошлое нельзя уничтожить… Забыть — да, мож­но, но и забытое прошлое будет возни­кать в чередах поколений вновь и вновь, и оно отомстит за себя». Так убежденно говорит экран, ради этой идеи создавал­ся фильм

В финале картины показана хроника освобождения города. Фронтовые кино­операторы запечатлели изуродованный фашистами Софийский собор. Под фев­ральским снегом валялись в беспорядке фрагменты распиленного памятника «Тысячелетие России»— бронзовый Пушкин. Петр Великий…

Погибли от руки врага многие гениаль­ные фрески, пострадали уникальные памятники зодчества, пропали редко­стные живописные шедевры. Сам город почти весь выгорел. И все же он не покорился, восстал из пепла.

.. Свой предыдущий фильм «Экзамен на бессмертие» А. Салтыков заканчи­вал кадрами Вечного огня у Кремлев­ской стены. «Господин Великий Новго­род» завершается видом восстановлен­ного памятника

Есть Вечный огонь и в Новгороде. Над ним — монолит. Высечены слова. «Осно­ва жизни — мужество народа. И в подви­гах — бессмертие его».

О бессмертии народа и его подвиге фильм «Господин Великий Новгород».

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
SQL - 30 | 1,002 сек. | 8.71 МБ